Андрей Полонский Андрей Полонский С кем России можно договариваться

Нынешняя ситуация – с ее глобальными гибридными конфликтами по множеству направлений – настолько запутана, что возникает вопрос: с кем имеет смысл договариваться? Кто со стороны нашего противника уполномочен принимать решения?

0 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Почему в планах Москвы пока нет Харькова

Казалось бы, точно нужно брать Харьков – однако гибкость и уникальность российской позиции в том, что для взятия максимального количества территорий ей не обязательно брать их сейчас.

21 комментарий
Игорь Караулов Игорь Караулов Украина, вызывай «Волгу»

Украинцам стоило бы перестать мечтать о «победе» и уяснить, что поток западных денег кончится ровно тогда, когда их иудина работа по договору с Западом будет завершена. В этот момент начнет действовать совсем другая логика.

30 комментариев
1 апреля 2011, 18:35 • Экономика

«Во-первых, это традиции»

Владислав Корочкин: Серая экономика держится на взятках

«Во-первых, это традиции»
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Вера Козубова

«Где меньше взяток, там меньше серых денег», – заявил в интервью газете ВЗГЛЯД вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Владислав Корочкин. Кроме того, он по пунктам перечислил условия существования теневой экономики.

Доля серой экономики в России (без противозаконной деятельности) составляет 16% от ВВП, сообщил руководитель Росстата Александр Суринов «Российской газете». По его словам, в эту цифру не входят незаконные виды деятельности: проституция, торговля наркотиками, порнография и контрафакт.

Государству необходимо бороться с коррупцией. Где меньше взяток, там меньше серых денег

Серая экономика представляет собой корректировку ВВП на теневые операции юридических лиц, а также операции неформального сектора экономики, производство домашних хозяйств для собственного конечного пользования, уточнил Александр Суринов. Он отметил, что за серой экономикой скрываются неформальный рынок труда и скрытая оплата. По сегодняшним оценкам в теневой экономике занято примерно 13 млн человек или 1718% экономически активного населения.

Вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Владислав Корочкин рассказал газете ВЗГЛЯД, какие шаги следует сделать, чтобы вывести экономику России из тени.

ВЗГЛЯД: Данные Росстата свидетельствуют, что серая экономика дает 16% российского ВВП. Насколько адекватна эта цифра?

Владислав Корочкин: Сложно сказать, соответствует ли эта цифра действительности. Я слышал разные оценки. Есть данные, что объем теневой экономики составляет 30% ВВП. Все зависит от методики расчета.

ВЗГЛЯД: Что создает в России условия для существования теневой экономики?

Вице-президент общественной организации «Опора России» Владислав Корочкин(фото: news.pushkino.tv)

Вице-президент общественной организации «Опора России» Владислав Корочкин (фото: news.pushkino.tv)

В.К.: Во-первых, это традиции. Стоит вспомнить, что в начале 90-х годов практически вся экономика была серой. Тогда никто не платил налоги. Во-вторых, в конце 80-х – начале 90-х годов власти создали для российских предприятий непомерное налоговое бремя, когда с рубля прибыли государству надо было платить чуть ли не 90 копеек. Третий фактор, создающий условия для ухода в тень, это так называемый госкапитализм, когда предприятия находятся в муниципальной или государственной собственности, а доходы от них получает тот, кто ими управляет. Легально это сделать нельзя, поэтому формируются каналы для получения серых денег.

Четвертый фактор – это коррупция. Чтобы дать взятку чиновнику, необходимо нелегально выпустить определенное количество товаров. Доходы от производства определенной продукции, долю которых получат чиновники-мздоимцы, укрываются в серой бухгалтерии. Пятый фактор – это неблагоприятная ситуация с налогами, хотя ее нельзя сравнивать с той, что была в начале 90-х. Например, повышение ЕСН будет стимулировать некоторые предприятия уйти в серый сектор, чтобы уровень рентабельности остался в норме. У многих российских бизнесменов останется два варианта – либо закрыть предприятие, либо уйти в тень, поскольку при чрезмерном налоговом гнете уровень затрат превысит рентабельность.

ВЗГЛЯД: Как на развитие теневой экономики повлиял кризис?

В.К.: В кризис прибавилось предприятий, сотрудники которых получают серую зарплату. Ведь надо заплатить подоходный налог в 13% и ЕСН в 34%, а предприятия не могут себе это позволить. Поэтому владельцы компаний либо сокращают зарплаты сотрудникам, либо переходят на серую бухгалтерию. Это не злой умысел, а вопрос жизни и смерти предприятий.

ВЗГЛЯД: Есть ли возможность на данном этапе снизить уровень теневой экономики?

В.К.: Безусловно, выход есть. Государству необходимо бороться с коррупцией. Где меньше взяток, там меньше серых денег. А чтобы предупредить попадание малого бизнеса в теневую зону, необходимо снижать налоговую составляющую. Только таким образом можно обеспечить необходимую рентабельность в «белой» зоне.

ВЗГЛЯД: Имеет ли смысл делать налоговое законодательство более стабильным, чтобы избежать резких налоговых скачков?

В.К.: Российский налоговый кодекс предполагает, что положение определенных налогоплательщиков не должно ухудшаться, но пока эта система работает плохо. Однако законодательство не может быть унифицированным, поскольку налоги – это один из инструментов управления экономикой, и они должны стимулировать те или иные отрасли бизнеса. Но в любом случае налоговый гнет не должен превышать нагрузку в тех странах, с которыми мы будем конкурировать. Если мы конкурируем с высокоразвитыми странами Европы, нагрузка на российские предприятия не должна быть больше.

А пока есть некоторые нюансы, которые делают налоговую систему России неконкурентоспособной. Прежде всего, это периодическая бухгалтерская отчетность для малых предприятий, которая сдается ежеквартально. В Европе подобная отчетность сдается раз в год. Кроме того, сама форма отчетности усложнена, что заставляет компании повышать зарплату бухгалтерам. Получается, что бухгалтеры выполняют ту работу, которая нужна государству, а не предпринимателю. Кстати, зарплата, которую они получают, это тоже часть налоговой нагрузки на бизнес.

ВЗГЛЯД: Насколько система наказаний для предприятий с серой бухгалтерией влияет на ситуацию?

В.К.: Российский бизнес чувствует опасность. Именно это и было причиной постепенного выхода предприятий на чистую бухгалтерию. Серые предприятия не могут взять кредиты, а также нормально общаться с системными учреждениями, которые существуют в финансовой сфере. Сейчас мало кто хочет уходить в тень без лишней необходимости. Например, до кризиса наблюдалась легализация всех видов деятельности. Но другой вопрос, что некоторые виды бизнеса в России нельзя вести в белой сфере в силу сложностей налогового администрирования. Сейчас ввели упрощенную схему налогообложения, но развить патентную систему так и не удалось. Это значит, что большая часть бизнеса, которая может существовать на патенте (осуществлять единичный налоговый платеж государству), должна иметь полноценную бухгалтерию. В США наблюдается обратная ситуация. Там многие бизнесмены перешли на патент и вообще не знают, что такое бухгалтерия.

ВЗГЛЯД: Как проблема выхода из серой экономики решается в других странах?

В.К.: В Европе и США, конечно, существует теневой сектор, но не в таких масштабах, как в России.  В той же Америке налоговая система более разумная. Например, там есть такое понятие, как хобби-бизнес. То есть если ты работаешь на дому и пока получаешь небольшую выручку, ты практически не платишь налоги. А если решил нанять людей и создать полноценный бизнес, то только тогда ты регистрируешься и платишь налоги.

..............