Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

3 комментария
Андрей Рудалёв Андрей Рудалёв Почему русские никогда не станут европейцами

«Одним из самых тяжелых последствий европеизации является уничтожение национального единства, расчленение национального тела», – писал Николай Трубецкой столетие назад о судьбе народов, пожелавших уподобиться Европе.

21 комментарий
Джомарт Алиев Джомарт Алиев Научную среду пора менять под «альтернативных» ученых

Многое из того, что было создано в последние десятилетия в области HiTech, создано гиками, «альтернативными» учеными. Мало кто из них готов жить по правилам, установленным за прошедшие столетия «настоящими» учеными.

54 комментария
12 апреля 2007, 15:25 • Экономика

Полусухой закон

Вино собираются приравнять к пиву

Полусухой закон
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Арсений Сиротин

Когда летом прошлого года из магазинов исчез импортный алкоголь, недовольства не высказал только ленивый. Но слово «алкоголь» тогда имело вполне определенное значение. Теперь же назревает неожиданная дилемма: утолять жажду пивом или вином. Федеральные структуры работают над законом, который приравняет вино к слабоалкогольным напиткам. У чиновников, конечно, благие намерения: предотвратить возможность повторения кризиса. Однако, по мнению участников рынка, закон лишь добавит сложностей виноделам, пишет «Наше время» .

«Во всех цивилизованных странах мира, занимающихся виноградарством, действует отдельный закон, регулирующий производство и оборот вина, и только в РФ любят все обобщать», – отмечал Леонид Попович, президент Союза участников алкогольного рынка.

МЭРТ, стремясь восполнить этот пробел, предложило поправки к закону «О госрегулировании производства и оборота столовых виноматериалов и столового вина». Законопроект, который предположительно вступит в силу с 1 января 2008 года, исключает из определения «вино» термин «алкогольная продукция», приравнивая тем самым вино к пиву. Правда, речь идет только о продукции, не содержащей этилового спирта, то есть крепостью от 8,5 до 15 градусов.

Винных дел мастера по разному отнеслись к «понижающему» законопроекту. Некоторые встретили его с воодушевлением. Ведь в случае принятия закона, как им кажется, реклама вина на телевидении, щитах и плакатах «польется рекой» наравне с пивом – ведь закон серьезно расширятся рекламные возможности продукта. Другие же эксперты с пессимизмом ожидают января грядущего года. По их мнению, на прилавки магазинов просочатся красивые бутылки, наполненные, увы, некачественным зельем. Но все согласны, что данный законопроект – часть кампании по снижению потребления населением крепких напитков.

По мнению Леонида Поповича, главная цель законопроекта – документально закрепить разницу между вином и водкой. Дело в том, что большинство чиновников самого высокого уровня по-прежнему не понимают разницы между этими двумя видами продукции. «Необходимо донести до них, – говорит он, – что вино относится к разряду сельскохозяйственной продукции, получаемой из винограда. А водка получается в результате перегонки спирта».

Систематизация портвейна

Но все согласны, что данный законопроект – часть кампании по снижению потребления населением крепких напитков

В результате всей этой «натурализации», как было уже сказано, вино станет в один ряд с пивом и всевозможными «отвертками», которые не включены в Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС).

ЕГАИС вступила в силу в рамках закона «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» летом прошлого года. Создатели системы верили, что благодаря информации, размещаемой на новых акцизных марках, налоговые органы получили возможность учитывать весь объем ввезенного и произведенного на территории России алкоголя. Ведь старые акцизы были отменены. До 1 февраля текущего года как все российские производители и оптовые распространители спирта и алкогольной продукции, так и соответствующие таможенные подразделения должны были установить на своих площадках модули ЕГАИС. Это должно было помочь технически оснащенному специалисту проверить происхождение каждой бутылки в любой розничной точке.

По мнению разработчиков ЕГАИС, она создавалась в основном для того, чтобы производители алкоголя не уходили от уплаты акцизов. При этом, по словам Леонида Поповича, «для виноделов эта проблема не актуальна, так как акциз на эту продукцию невысокий». И сборы для них относительно невысоки. Например, акциз на литр безводного спирта составляет 162 рубля, а для вина – всего 2,2 рубля. Хотя при этом, например, портвейн высокой крепости относится уже к первому разряду.

Как показала практика, ЕГАИС себя не оправдала. Об этом можно говорить хотя бы исходя из отчетов, опубликованных Счетной палатой, признающих миллиардные убытки для виноделов. Как отметил Александр Мечетин, председатель правления одной крупной винной компании: «Идея правильная, но её реализация оказалась поспешной и непродуманной. Нужно наводить порядок в отрасли».

Другой задачей ЕГАИС была борьба с фальсификатами. А это не праздный вопрос, если учесть, что, по данным Роспотребнадзора по Москве, осенью 2006 г. каждая вторая бутылка вина, продающаяся в столице, была некачественной. Но как бы теперь подделок не стало ещё больше.

Министерское усугубление

Истинные виноделы потеряют конкурентоспособность из-за того, что половину России наводнит суррогат
Истинные виноделы потеряют конкурентоспособность из-за того, что половину России наводнит суррогат
Введение ЕГАИС повлекло алкогольный кризис, очень больно ударивший по производителям вина. Летом 2006 года напиток Вакха практически исчез с полок российских магазинов. Сейчас, когда отрасль едва начинает приходить в себя после полученной встряски, представители МЭРТ решили ей помочь – выведение вина из-под ЕГАИС, по замыслу министерства, должно бы значительно облегчить жизнь отечественным производителям и продавцам вина. Но на фоне добрых начинаний федеральные чиновники действуют как минимум непоследовательно.

Поправки к новому законопроекту разработали Минэкономразвития и Минсельхоз, имевшие непосредственное отношение к многострадальной ЕГАИС. Интересно, что еще законом «Об обороте этилового спирта» чиновники завели рынок в тупик, обанкротив львиную долю производителей. А теперь, когда отрасль после 1 февраля смирилась с ЕГАИС, вино вдруг хотят «сделать» слабоалкогольным напитком, которому эта самая система не нужна вовсе. И немалые деньги, которые были вложены в покупку специального оборудования в рамках ЕГАИС, окажутся выкинутыми на ветер.

Рынок алкоголя сегодня и так страдает от дилетантизма. А если ещё сильнее упростить процесс вступления в этот бизнес, то вино начнут изготовлять все кому не лень, в любых помещениях, лишь бы было, куда засунуть линию розлива. А ведь виноделие – настоящее искусство. «Чтобы винодельческая продукция дошла до потребителя, необходимо от 5 до 10 лет, – говорит Леонид Попович, – столько времени уходит на высадку в почву виноградной лозы, созревание плодов, бутылирование и выдержку вина».

Речь, правда, идет о качественном вине, производители которого готовы платить налоги, покупать акцизы и радовать покупателя. Но качественная продукция стоит недешево. И истинные виноделы потеряют конкурентоспособность из-за того, что половину России наводнит суррогат. И в любом ларьке можно будет купить «вино» – независимо от урожая и засухи. Ведь хорошее вино часто бывает сезонным, а «паленому» – все равно.

С другой стороны, документ был разработан совсем недавно и только отправлен на прохождение по всем инстанциям. В конце концов, если закон все же проскочит три чтения в Госдуме и получит визу президента, вполне возможно, что он претерпит кардинальные изменения. И становится неясно, что лучше: не принимать закон вовсе, или же дождаться внесенных изменений, которые могут лишь все сильнее усугубить.

..............