Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

3 комментария
Андрей Рудалёв Андрей Рудалёв Почему русские никогда не станут европейцами

«Одним из самых тяжелых последствий европеизации является уничтожение национального единства, расчленение национального тела», – писал Николай Трубецкой столетие назад о судьбе народов, пожелавших уподобиться Европе.

28 комментариев
Джомарт Алиев Джомарт Алиев Научную среду пора менять под «альтернативных» ученых

Многое из того, что было создано в последние десятилетия в области HiTech, создано гиками, «альтернативными» учеными. Мало кто из них готов жить по правилам, установленным за прошедшие столетия «настоящими» учеными.

56 комментариев
10 декабря 2012, 22:31 • Культура

«Общая тяга к трэшу ослабевает»

Петр Кулешов: Общая тяга к трэшу ослабевает

«Общая тяга к трэшу ослабевает»
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Кирилл Решетников

«Я провел собственное независимое расследование и обнаружил, что у трэшевых программ НТВ рейтинг упал. Было даже несколько «патологических» случаев, когда, например, доля «Своей игры» была выше, чем доля «Программы максимум», – рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД телеведущий Петр Кулешов.

Руководство телеканала НТВ внесло ясность в давно интересовавший аудиторию вопрос о том, какой концепции вещания НТВ намерено придерживаться в будущем году и какие изменения будут внесены в программную политику канала. По словам программного директора Александра Нечаева, из эфира уйдут «Программа максимум» и «Развод по-русски», а «Чистосердечное признание» несколько изменит формат. Программа «Центральное телевидение» обретет более привычную структуру и избавится от лишнего хронометража, другие итоговые программы тоже станут выглядеть несколько иначе, нежели сейчас, а в качестве одной из важных новинок НТВ представит дискуссионное ток-шоу, где разговор будет происходить в прямом эфире. Главной же новостью для любителей интеллектуальных телеигр явилось известие о том, что шоу эрудитов «Своя игра», вопреки недавней информации, не будет закрыто и продолжит выходить в прежнем режиме. Газета ВЗГЛЯД обратилась за комментариями к бессменному ведущему «Своей игры» Петру Кулешову.

Несмотря на то что общая тяга к трэшу ослабевает, спрос на политические страшилки остается

ВЗГЛЯД: «Свою игру» как будто бы хотели закрыть по причине падения рейтингов, но, как только появилась информация о ее грядущем закрытии, НТВ завалили письмами с просьбой оставить программу. Что же это получается – передачу любят, но не смотрят?

Петр Кулешов: По-моему, объяснить это очень просто. В наше время, когда в интернете доступна информация о чем угодно, все легко проверяется. В тот момент когда пресс-служба телеканала заявила, что программа закрывается из-за низких рейтингов, достаточно было перейти на какую-нибудь другую интернет-страницу, например на страницу Gallup Media, и посмотреть наши рейтинги там. Эта история напоминала ситуацию, когда к ученику подходит директор и говорит: ты, мол, отчислен за неуспеваемость, – и протягивает ему его дневник, а в дневнике нет ничего, кроме пятерок. Так что информация о низких рейтингах была некоторым лукавством. Однако намерение закрыть программу не было для меня неожиданностью.

ВЗГЛЯД: Вот как? Так в чем же здесь дело, что не так с вашей программой?

П. К.: Вы, вероятно, представляете себе общую направленность канала. Она такая, как бы это сказать, брутальная – там серьезные мужчины стреляют, дерутся. А если не дерутся, то, по крайней мере, время от времени женятся на Алле Пугачевой. А наши очкарики – ну что им там делать? Поэтому неожиданностью была как раз информация о том, что «Свою игру» оставляют, а убирают, наоборот, несколько рейтинговых программ, включая «Программу максимум». Это было как гром среди ясного неба. По словам программного директора НТВ, канал пошел навстречу общественному мнению. Зрители подняли невероятный шум в интернете, дело доходило чуть ли не до одиночных пикетов с требованием вернуть «Свою игру» (о пикетах мне говорил кто-то из журналистов). Это-то все понятно, зрительская реакция действительно была такой. Но вот утверждения о том, что «Своя игра» превратилась в какую-то совсем дохлую историю и остается вопреки этому, не совсем убедительны. Дело в том, что канал НТВ – коммерческий, любая продукция, которая на нем выпускается, выпускается с учетом запросов аудитории. В том числе, например, программы, относящиеся к области политического трэша. Представители либеральной общественности кричат, что это, мол, «сурковская пропаганда». Может быть, они в чем-то и правы. Но нужно учитывать одну простую вещь: несмотря на то что общая тяга к трэшу ослабевает, спрос на политические страшилки остается.

ВЗГЛЯД: То есть дело не столько в установке на пропаганду, сколько в востребованности определенных программ?

#{interviewcult}П. К.: Коммерческие каналы ориентируются на зрительский спрос. Желание отработать политический заказ часто совпадает с желанием заработать. Например, один раз директора новостных программ РЕН ТВ спросили в эфире «Эха Москвы» – мол, а как это у вас соседствуют программа Марианны Максимовской и «Военная тайна», в которой рассказывается, что Америка вот-вот, не сегодня, так завтра, всех разбомбит? Директор ответил открытым текстом: как, говорит, вы разве не знаете, что у определенной части населения рассказы об американцах и прочих пиндосах, прячущихся за каждым углом, пользуются колоссальной популярностью? То есть дал понять, что дело не в стремлении настроить аудиторию против Америки, а просто в том, что аудитория это любит. Если же говорить не о политическом трэше, а о трэшевых программах вообще, то я провел свое собственное независимое расследование и обнаружил, что у трэшевых программ НТВ рейтинг упал. Было даже несколько «патологических» случаев, когда, например, доля «Своей игры» была выше, чем доля «Программы максимум». Я по понятным причинам не могу быть объективным телезрителем. Но, повторяю, упреки в том, что у нас низкий рейтинг, – это, мягко говоря, не совсем правильно. Рейтинг очень легко проверить. Наша передача дневная, она выходит без анонсов, да еще ее часто переносят с одного места сетки на другое, кидают по эфиру – ставят то на субботу, то на воскресенье, то на оба выходных. Для такой передачи рейтинг совсем не плохой. У нас есть своя стабильная аудитория, нам скоро 19 лет.

ВЗГЛЯД: Значит, идея о закрытии «Своей игры» возникла на самом деле не по экономическим причинам, а по идеологическим?

П. К.: Нет, абсолютно не по идеологическим. Думаю, что причины находятся за пределами понимания простых телезрителей. Мое предположение заключается в том, что причины здесь какие-то внутренние, корпоративные. А идеологии тут никакой быть не может – какая же тут идеология, когда это обыкновенная программа для эрудитов?

ВЗГЛЯД: Употребив слово «идеологический», я имел в виду идеологию канала, в которую, по вашим словам, программа не совсем вписывается.

П. К.: Ну да, она не вписывалась в ту идеологию, которая была до сих пор. Но в воскресенье было объявлено, что идеология будет меняться. Практика показывает, что публика немного устала от трэша, от нервотрепки. В связи с этим, очевидно, и уходит «Программа максимум», а также «Развод по-русски», где показывают, как нас травят в магазинах и обманывают на бензоколонках. Также известно, что будет переформатировано «Чистосердечное признание» – там больше не будут рассказывать о каких-то патологических историях из жизни обывателя, все будет более аналитично, более серьезно. С коммерческой точки зрения НТВ – удивительно успешное предприятие. Поэтому когда на НТВ что-то меняется, я в первую очередь воспринимаю это как хорошее, здравое стремление сделать сетку вещания более эффективной и экономически успешной. Кстати, забавно наблюдать за тем, как разные агентства подают новость о перемене программной политики НТВ. Большинство «правильных» агентств пишут: уходит «Программа максимум». А агентства другого рода – питерские, израильские, разные агентства, так сказать, для «очкариков» – пишут иначе: «Своя игра» остается. А то, что уходит «Программа максимум», – это уже так, между делом.

ВЗГЛЯД: Как вам кажется, могут ли телевикторины типа «Своей игры» влиять на интеллектуальный климат в стране, повышая уровень образованности, авторитет знания в обществе? Или же их популярность зависит от уже сложившейся ситуации в области образования, а наличие у них аудитории – это прямая функция от определенного количества «очкариков»?

П. К.: Все эти вещи взаимосвязаны. С одной стороны, очевидно, что если вы по телевизору будете спрашивать про валентность купрума или про название белорусского национального кваса и никто из сидящих у экранов даже не поймет, о чем речь, то это будет совершенно не успешная история. С другой стороны, не так давно у меня был вот какой случай. Я хворал, лежал в реанимации. И там один пожилой врач сказал мне: «Вы знаете, моя дочь без блата поступила в медицинский, без блата закончила аспирантуру и устроилась на работу в клинику. И все потому, что она всегда смотрела вашу передачу – она на ней выросла». Тут все сложно, все взаимосвязано. Конечно, нельзя не отметить, что большинство наших зрителей – люди в возрасте, с этим ничего не поделаешь. Что же касается образования, то я на вопрос о том, какое образование у меня, отвечаю, что ГИТИС, и добавляю: при социализме. То есть я получил какое-никакое образование в те времена, когда его нельзя было получить, совсем ничего не делая. А сейчас вся эта история с неким тотальным высшим образованием саму идею высшего образования настолько девальвировала, что говорить просто не о чем.

ВЗГЛЯД: Вероятно, популярность интеллектуальной телеигры зависит не только от контента, но и от чего-то еще – возможно, от драматургии, от ведущего?

П. К.: В нашей программе, как и в любой телевизионной игре, важны игроки. Я вел разные программы, в том числе реалити-шоу – был у меня в жизни и такой эпизод. Сами понимаете, что в реалити-шоу чем человек эмоциональнее, «отвязаннее», тем больше он привлекает интерес зрителей. Но при этом в реалити-шоу это может быть кто угодно – любой мальчишка с улицы имеет шансы привлечь внимание. А у нас в игре теоретически должно быть то же самое – эмоции, слезы и все такое, но при этом люди еще должны очень много знать. Иногда на отборе думаешь: какая красивая девушка! Или: какой замечательный парень, какие у него выразительные глаза! Но часто выясняется, что эти люди, к сожалению, играть не могут. Главное у нас – игроки и вопросы. Но с вопросами тоже не все так просто. Есть точка зрения, что все зависит от вопросов, что они должны быть очень интересными. Но дело в том, что если все время давать удивительно интересные вопросы, то получится удивительно неинтересная игра. Должно быть нечто среднее, то есть нужны вопросы, на которые большинство людей могут ответить. Ведь, помимо знаний, большую роль играют ясность мысли и быстрота реакции.

ВЗГЛЯД: Вообще-то, у вас часто бывают трудные вопросы, на которые могут ответить далеко не все.

П. К.: Вопросы делятся на разные категории по степени сложности, категории эти обозначаются специальными жаргонизмами. Скажем, термином «Кащенко», в честь великого советского психиатра, обозначаются очень простые вопросы. А вопрос, на который ответить практически невозможно, называется «гроб».

ВЗГЛЯД: И все-таки – шоу формата «Своей игры» является в основном развлечением или чем-то большим?

П. К.: Это полезное развлечение. Лично я как телезритель очень люблю смотреть всевозможные познавательные программы, например те, которые можно увидеть по каналу National Geographic. Там, конечно, часто очень хочется включить быструю перемотку и сразу выслушать всю информацию о том или ином событии или месте. Тем не менее если информация облечена в интересную, яркую форму, то смотрится хорошо. По крайней мере мне нравится. Но я думаю, что я не один такой.

..............