Андрей Полонский Андрей Полонский Россия верит в Большой смысл

Идеология противников России строится на одном-единственном базовом принципе – тотальном отрицании Большого смысла для человека. И особое неприятие, вплоть до скрежета зубовного, вызывает Большой смысл России.

14 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

16 комментариев
Денис Миролюбов Денис Миролюбов Евро-2024 покажет весь кризис европейского футбола

Чемпионат Европы по футболу выиграет, скорее всего, Франция, Португалия или Англия (в пользу последней высказался и суперкомпьютер статистической компании Opta). Все остальные сборные, которые принято считать фаворитами, имеют огромные проблемы.

7 комментариев
13 июля 2010, 18:01 • Культура

«Я ведь монахиня»

Ани Чоинг Дролма: Стать певицей была не моя идея

«Я ведь монахиня»
@ choying.com

Tекст: Кирилл Решетников

Детство Ани Чоинг Дролма было омрачено жестокостью отца и угрозой раннего замужества, но уход в монастырь помог ей раскрыть талант: она попала в послушницы к знаменитому ламе, который научил ее традиционному пению. Начав сольную карьеру в 1990-е, монахиня стала успешной певицей. Осенью в России выйдет ее автобиографическая книга «Так поет свобода» (в русской версии – «Меченая»). Газете ВЗГЛЯД Ани Чоинг Дролма рассказала о своей музыке и о впечатлениях от московского концерта.

 – Когда вы писали книгу, ориентировались ли на какие-нибудь литературные образцы?

Если вы даете образование мужчине, получаете только одного образованного человека. Если же даете образование женщине, значит, что даете его всей семье

– Я писала ее не сама – за техническую часть отвечал писатель, которому я рассказывала мою историю.

– Не планируете создать таким же образом еще какую-нибудь книгу?

– Не знаю, у меня сейчас нет планов в отношении будущих книг. Может быть, и возникнет какая-то тема – все ведь меняется. Возможно, еще какое-нибудь издательство проявит интерес и обратится ко мне.

– Насколько можно понять, вы как автор особенно популярны во Франции. 

– Думаю, что да. Хотя моя книга издана уже на восьми или девяти – нет, даже на десяти языках. Она хорошо продается во Франции и Германии, и в других странах мои издатели, похоже, тоже довольны. Но я никогда не спрашиваю их, сколько они продали и как идет дело. Если меня просят поучаствовать в продвижении книги, приглашают на чтения, встречу с читателями или интервью, всегда соглашаюсь. Я хочу честно делать свою работу. И, замечу, не бывает такого, чтобы кто-нибудь сказал мне: «Знаете, мы из-за вас потеряли прибыль».

– Основанный вами фонд, в который вы отдаете доходы от своей музыкальной деятельности, спонсирует школу буддийских монахинь, где их воспитывают не только в традиционном религиозном, но и в светском ключе. Важно ли современное образование для девушек, которые собираются жить по вековечным канонам?

Автобиографическая книга Ани Чоинг Дролма называется «Так поет свобода» (но в русской версии - «Меченая»)(обложка книги)

Автобиографическая книга Ани Чоинг Дролма называется «Так поет свобода» (но в русской версии – «Меченая») (обложка книги)

– Это очень важно, именно поэтому я и основала школу. Моя главная цель в жизни – содействовать женскому образованию. Я начала с воспитания монахинь, потому что по окончании обучения их задачей становится не поиск работы, не зарабатывание большого количества денег. Дело их жизни – помощь другим, изыскание возможностей для этой помощи. И при хорошем образовании они всегда смогут хорошо с этим справляться. Получение современных знаний развивает мозги, а знакомство с религиозной традицией обогащает душу. Первое позволяет действовать разумно и умело, второе – действовать осмысленно и мудро. Обучение женщин – вещь чрезвычайно существенная, особенно в моей стране, в Непале, и особенно в деревнях. Если вы даете образование мужчине, то получаете только одного образованного человека. Если же вы даете образование женщине, то это значит, что вы даете его всей семье, так я думаю. Именно мать воспитывает детей, именно она становится первым учителем для любого человека. Образование нужно матерям как никому другому. И мои усилия направлены на то, чтобы они могли его получить. А мое собственное будущее – это мои выпускницы, которые пойдут в мир учить других. Это мои солдаты, вооруженные знанием и состраданием.

– Такое впечатление, что на Западе буддизм в значительной степени превратился в моду – многие люди скорее поверхностно увлекаются им, чем становятся настоящими адептами. Что вы думаете об этом?

– Ничего про это не знаю. Я не готова судить о западных людях, я не могу проникнуть в их душу, не знаю их изнутри. Но сам по себе интерес к учению Будды – вещь если и не обязательно благотворная, то уж в любом случае не вредная. Буддизм учит уважительному отношению ко всем людям. Он помогает обрести мир как вовне, так и внутри себя. И даже если он становится модой, трендом, в этом нет ничего плохого.

– Как вы думаете, сильно ли изменился мир со времен Будды?

– Изменились материальные условия, стиль жизни. Я не жила во времена Будды, и мне трудно судить о тех переменах, о которых вы спрашиваете, но со времен моего детства жизнь изменилась под влиянием технологий. Раньше люди знали своих дальних соседей из другой деревни, а сейчас многим трудно поддерживать отношения даже с членами собственной семьи. И это, конечно, плохо – непосредственный человеческий контакт необходим, без него мир превратится в неодушевленный механизм. Но фундаментальные человеческие желания, как и сама человеческая натура, похоже, не особенно меняются.

– Участвуете ли вы в инструментальной обработке ваших песнопений или только поете?

– У меня есть определенное представление о том, какой должна быть моя музыка. Некоторые из используемых мелодий вполне традиционные, но я стремлюсь сочетать их с современными аранжировками. В техническом смысле то, что я делаю, не является сочинением музыки, по линии музыкальной техники мне помогают другие люди. Среди мелодий есть и новые, но в основе это всегда духовная музыка – никаких любовно-трагических песен.

– Когда вы были еще просто монахиней, думали ли вы о том, что сможете начать светскую карьеру, стать востребованным исполнителем?

– Нет.

– Обращение к музыке было для вас сознательным, целенаправленным выбором или первоначально вы не планировали становиться певицей?

– Это была не моя идея. Заняться этим мне предложил один американский музыкант, который, что называется, меня открыл. В монастыре пение является для меня частью духовной практики. Речь не только о мантрах, но и о наших ритуальных церемониях, для которых чрезвычайно существенна музыкальная, мелодическая составляющая. Когда человек из Америки услышал, как я пою, у него возникла мысль, что из взаимодействия его музыки и моего пения может что-то получиться. Так появился мой первый диск. Он был записан в 1996-м и поступил в продажу в 1997-м. Дальше на протяжении целого года шел вал комплиментарных отзывов, нас стали приглашать на музыкальные фестивали, как американские, так и европейские. Начались концерты, и мне уже самой захотелось выступать в разных странах мира. В то же время музыка стала приносить деньги, и это дало мне возможность основать мою школу. Я ведь монахиня, и мои личные запросы невелики, мне не нужен роллс-ройс. Так я приблизилась к осуществлению своего желания, которое заключалось в том, чтобы дать людям возможность учиться, ведь многие в той или иной степени этой возможности лишены по причине бедности или социальных ограничений. Я начала заниматься тем, чем всегда хотела.

– Вы счастливы? 

– Да, очень. Если бы я была несчастлива, то не стала бы всего этого делать.

– Какие у вас впечатления от московского концерта?

– Когда я пою, то не знаю, как меня воспримут. Но по окончании выступления я чувствую, что людям было хорошо. После концерта московские слушатели благодарили меня и, между прочим, купили много моих дисков.

..............