Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

20 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

20 комментариев
Андрей Полонский Андрей Полонский Россия верит в Большой смысл

Идеология противников России строится на одном-единственном базовом принципе – тотальном отрицании Большого смысла для человека. И особое неприятие, вплоть до скрежета зубовного, вызывает Большой смысл России.

20 комментариев
9 июня 2010, 19:45 • Культура

«Счастливые книжек не пишут»

Константин Тублин: Счастливые книжек не пишут

«Счастливые книжек не пишут»
@ Кирилл Ефимов/ВЗГЛЯД

Tекст: Ирина Тарасова

В России в десятый раз раздали премии «Национальный бестселлер». Неожиданно для большинства главный приз получил роман-воспоминание Эдуарда Кочергина «Крещенные крестами». Ситуация в финале сложилась так, что решать судьбу «Нацбеста» пришлось издателю и основателю премии Константину Тублину: двум книгам члены жюри отдали по два голоса. После церемонии награждения в интервью газете ВЗГЛЯД Тублин рассказал, как оценивает десятилетие существования «Нацбеста» и какие лелеет планы.

- Константин Валентинович, как вам кажется, на «Нацбесте-2010» конкурсная интрига случилась?
- Для меня лично - да. Я был уверен, что выиграет роман Сенчина «Елтышевы», но выбор встал между «Капитализмом» Олега Лукошина и «Крещенных крестами» Эдуарда Кочергина. Хотя по тональности «Крещенные крестами» и «Елтышевы» очень похожи: ужасные смертельные истории, рассказанные абсолютно беспристрастно для людей, которые ничего не ждут и ни на что не надеются.

Когда ты просишь денег, тебе говорят: «Посади меня за стол с губернатором, чтобы я мог поговорить с ним или изложить свою просьбу, – тогда дам денег

- Такая интрига произошла впервые на премии?
- Совсем нет. Уже на первом «Нацбесте» в фаворитах был Лимонов, он же, кстати, был членом жюри. Но именно тогда его посадили в тюрьму. Артемий Троицкий* тогда цинично заметил, что каждый сам решает, где ему сидеть - в жюри или в тюрьме... И хотя Лимонов голосовал даже из тюрьмы, выиграл его соперник - тишайший Юзефович.

На втором «Нацбесте» было равенство голосов между «Господином Гексогеном» Проханова и «Дай мне» Денежкиной. И решающий голос был за Владимиром Коганом - он выбрал Проханова, за что получил выговор от самого Швыдкого.

- Какие перспективы ждут «Нацбест»?
- За десять лет существования премии мне, честно говоря, не было стыдно ни за одну из книг, особенно книг-победителей. И мы с Виктором Топоровым решили, что на следующий год, кроме обычного конкурса, проведем «Нацбест десятилетия», в котором будут участвовать все книги-победители прошлых лет. И если обычная премия у нас равна 10 тыс. долларов, то «премия десятилетия» будет 100 тыс.

- И кто же, по вашему мнению, может победить в «Нацбесте десятилетия»?
- Предсказать просто невозможно, потому что система оценки жюри, придуманная в нашей премии, сделана так, что нельзя ни предсказать победителя, ни повлиять на результат. Я сам математик и знал, что делаю, когда сочинял эту схему...

<table cellspacing="0" cellpadding="0" class="imgleft"><tr><td><img src="http://img.vz.ru/upimg/522/522225.jpg" width="166" height="250" title="По мнению Константина Тублина, «Национальный бестселлер» - номинальное определение, ведь продавать книги становится все труднее (фото: prochtenie.ru)" alt="По мнению Константина Тублина, «Национальный бестселлер» - номинальное определение, ведь продавать книги становится все труднее (фото: prochtenie.ru)"><div>По мнению Константина Тублина, «Национальный бестселлер» - номинальное определение, ведь продавать книги становится все труднее (фото: prochtenie.ru)</div></td></tr></table>

- О последнем «Нацбесте» очень много говорили как о депрессивном, мрачном. Это общее состояние литературы или так книги подобрались на эту премию?
- Счастливые люди книжек не пишут. Согласитесь, что «Преступление и наказание» тоже не веселуха, да и «Воскресение» Толстого. Но в целом я думаю, что такой общий настрой литературы шорт-листа сложился случайно.

- Как вы думаете, почему за прошедшие десять лет в Петербурге так и не сложилось премии, альтернативной «Нацбесту»?
- Все просто: нет денег. Если для премии нет денег - премии тоже нет. За десять лет мы потратили 700 тыс. долларов: 200 тыс. дали мои друзья, 500 тыс. - я. Когда ты просишь денег, тебе говорят: «Посади меня за стол с губернатором, чтобы я мог поговорить с ним или изложить свою просьбу, - тогда дам денег». Ну и что делать?

#{help=409376}- Какие чувства испытывает основатель премии в ее десятилетний юбилей?
- Итог у меня всегда скользящий и промежуточный. Вспоминая историю «Нацбеста», я могу сказать, что среди победителей предыдущих лет пять отличных книг: Юзефовича, Гарроса и Евдокимова, Пелевина, Проханова и Бояшова. «Путь Мури», кстати, отличная книга! Знаете, русские писатели очень часто не умеют рассказывать истории, а Бояшов - отличный рассказчик. Его «Танкист» тоже очень хорошая история, но, увы, он не попал в шорт «Нацбеста».

- «Бестселлер» в первую очередь связан с изданием книг. Но вы и сами уже отказались от издательской деятельности. Почему?
- Ситуация с издательским бизнесом мрачная, причем мрачная по всей стране. Издать-то книги можно, но вот продать их почти нереально! Это как в кино: надо иметь хотя бы 10 тыс. экранов по стране, чтобы «отбить» потраченные на съемки деньги. А где продавать у нас книги? Система рухнула и восстановиться не может.

- Следовательно, само название премии «Национальный бестселлер» - номинальное определение и только?
- Считайте, что «Национальный бестселлер» - это просто лучшая книга текущего года.

- «Национальный бестселлер» считают по преимуществу петербургской литературной премией. Так ли это?
- Я думаю, что здесь иное деление, нежели «петербургские» и «московские». Российские национальные литературные премии либо государственные - собственно государственная и «Большая книга», либо независимые - это «Русский Букер», клон британского «Букера». Государственные премии - это собственно раздача государственных денег в поощрение за творческие успехи. А какова мотивация независимых премий, вы можете понять сами: выпишите на листочек две колонки победителей - «Букер» и «Нацбест». Сравнивайте, делайте выводы.

- Что вы сами читаете сегодня?
- Я за свою жизнь прочитал столько! Даже посчитал недавно: тысяч 10 или 20... The memory is almost full. В последнее время читаю только биржевые ведомости...

* Признан(а) в РФ иностранным агентом

Комментарии экспертов

Виктор Топоров, литературный критик
Виктор Топоров, литературный критик
В названии премии «Национальный бестселлер» заключен некий волевой императив, и он сохраняется. Некоторые книги, получившие премию, становятся бестселлерами, некоторые не становятся, но в любом случае они становятся гораздо заметнее для читателя, чем были до победы на конкурсе и даже до попадания в шорт-лист. Конечно, называя премию бестселлером, мы имели в виду интеллектуальную прозу, отделяя ее от того, что называют народным бестселлером, типа книг той же Дарьи Донцовой. Другое дело, что наш «Нацбест» - это все-таки книга, замеченная читателем, переизданная второй, а то и третий раз, широко обсуждаемая в прессе.
..............