Взгляд
26 мая, четверг  |  Последнее обновление — 19:56  |  vz.ru
Разделы

Украине нечего противопоставить «Огневому валу» России

Владимир Прохватилов
Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики
Принесет ли успех и решающий перелом в боевых действиях доставленное западными странами на Украину небольшое число современных вооружений и военной техники? «Это вряд ли», – сказал бы легендарный красноармеец Сухов. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Как импортозаместить западное кино

Игорь Мальцев
Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Возникают вопросы: каковы были принципы планирования киноиндустрии, на которую никто с некоторых пор денег не жалел? Закладывалось ли априорное лидирующее положение в прокате за иностранными фильмами? Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Получит ли Польша Западную Украину

Сергей Миркин
Сергей Миркин, журналист, Донецк
Предоставив полякам права, равные правам граждан Украины, ЗЕкоманда отказывается от части суверенитета. Уже привычно, что «Нэзалэжна» находится под патронатом США, стала сателлитом Великобритании, а теперь движется к тому, чтобы стать полуколонией Польши. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

Корабль Starliner компании Boeing стартовал к МКС

Перспективный космический корабль Starliner компании Boeing в рамках второго тестового полета стартовал к Международной космической станции (МКС) в беспилотном режиме. На первой ступени ракеты-носителя Atlas V использовался российский двигатель РД-180, произведенный НПО «Энергомаш»
Подробности...

Боевики «Азова» начали сдаваться в плен

256 украинских боевиков сдались в плен на мариупольском заводе «Азовсталь». Среди пленных число раненых составляет 51 человек. Большую часть раненых под конвоем отвезли в больницу города Новоазовска. При этом на заводе все еще остается около двух тысяч боевиков
Подробности...

«Москвичи» – какими они были и могли быть

Мэр Москвы Сергей Собянин принял решение перевести московский завод «Рено» на баланс города и возобновить производство автомобилей под брендом «Москвич». Газета ВЗГЛЯД вспомнила, какую продукцию выпускал завод в советские времена, а какие идеи инженеров так и остались в макетах...
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Оппозиция прорвала оцепление здания правительства в Ереване

    Главная тема


    Как вернуть на родину русских Прибалтики

    «важно для армии»


    Роскосмос решил развернуть орбитальную группировку над Украиной

    «растущая мощь»


    США назвали единственную способную изменить мировой порядок страну

    «они не спровоцируют меня»


    Патриарх Варфоломей призвал русских монахов на Афоне «сидеть смирно»

    Видео

    пошлины на импорт


    Польша напрасно пугает покупателей российской нефти

    стратегический курс


    Что Россия получит от присоединения Запорожья

    общественное мнение


    Определен самый пророссийский народ Евросоюза

    «отдавали то, что не жалко»


    Европа преувеличивает истощение военных запасов из-за Украины

    чрезвычайное положение


    Венгрия готовится к распаду Украины

    нацистская сущность


    Игорь Караулов: Как России удалось не стать Украиной

    страх перед Россией


    Вадим Трухачёв: Финляндию и Швецию нельзя было не пустить в НАТО

    магия города


    Антон Размахнин: Из Москвы напрочь пропала агрессия

    на ваш взгляд


    Вы поддерживаете предложение закрепить в правилах русской орфографии написание слова «Бог» с заглавной буквы?

    Апокалипсис магического реализма

    Работа Фернандо Ботеро
       20 декабря 2006, 10:04
    Текст: Ксения Щербино, Владислав Поляковский

    Фернандо Ботеро, Руфино Тамайо, Уилфред Лам, Альфредо Рамос Мартинес. Мир склоняет на все лады звучные имена латиноамериканских художников. Яркие и довольные жизнью, они дарят краски и гармонию с миром и собой. Но, как ни странно, звучные и известные по предыдущим торгам имена не прозвучали достаточно полновесно – в своей долларовой составляющей.

    Континент магического реализма – Латинская Америка – для современного человека то же, что для средневекового – Восток.

    То есть то, что способны понять только избранные, а у остальных вызывает двойственную реакцию – с одной стороны, бедно, грязно и не про нас, с другой – богатейшие культурные традиции, изощренный рисунок сюжета, яркие краски и неудержимая фантазия.

    Ламентации о Ламе

    Интерес к Латинской Америке и ее магическому реализму подогревается постоянно. То очередную цивилизацию среди амазонской сельвы отыщут ученые, то Мел Гибсон решится устроить локальный «Апокалипсис

    Еще латинскую Америку со средневековым Востоком объединяет пряный запах прибыли – в этом году аукцион Christie’s, посвященный латиноамериканскому искусству, принес 17,3 млн. долларов – почти вдвое больше, нежели прошлогодние 9 млн.

    Фернандо Ботеро, Руфино Тамайо, Уилфред Лам, Альфредо Рамос Мартинес. После многолетнего увлечения латиноамериканской литературой, мир склоняет на все лады звучные имена художников.

    Большие, яркие, довольные жизнью и собой, они дарят нам то, чего нам, худосочным европейцам, так не хватает – краски и гармонию с миром и собой. Как ни странно, но на этот раз именно эти звучные и известные по предыдущим торгам имена не прозвучали достаточно полновесно – в своей долларовой составляющей.

    Первым таким звоночком оказалась двусторонняя картина Уилфреда Лама (1902–1982) «Стол I (Угол мастерской)» и «Портрет», оцененная в 400–500 тыс. долларов, но так и не нашедшая своего покупателя.

    Двусторонние картины создаются в двух случаях – если холстов нет или если концепт такой – и обычно обречены на успех. Будь то финансовая или эстетическая составляющая, они обе неизменно вызывают интерес: публика падка на подробности личной жизни.

    В случае с Ламом сыграли обе. Именно на последние годы пребывания в Испании (1934–1938) Лам, изначально следовавший реализму, уже состоялся как самобытный художник, начал сочетать декоративную изысканность непосредственных предшественников – символизма и ар-деко – с мифотворческим сюрреализмом. Что дает несколько перегруженный образами рисунок.

    Особенно учитывая его страсть к биоморфизму и соответствующим фантазмам. Знакомство с творчеством Матисса и Пикассо позволило ему вычеркнуть все лишнее и придти к смежной с кубизмом линейной четкости и геометрическому видению мира.

    Влияние Пикассо просматривается и в застывшей маске лица на портрете женщины. О четком заимствовании говорить не приходится – если для Пикассо характерна более раздробленная, фасеточная или кристаллическая форма представления действительности, то Ламу свойственна внутренняя неподвижность и пассивная мощь.

    Впрочем, про африканские страсти между Пикассо и Ламом рассказывают, что, найдя у Лама африканскую фигурку – женщину с головой лошади, Пикассо сказал: «Какая прелесть! Ты должен гордиться!» - «Почему?» - «Ну, она создана африканцем, а у тебя в жилах течет африканская кровь».

    В этом есть доля правды – сын китайца и афрокубинки, Лам является наследником и носителем культурных традиций, стимулировавших европейское искусство в начале ХХ века.

    Впрочем, его осознание себя как художника «с корнями» пришло из литературы. Приятель Андре Бретона и французских символистов, по возвращении на Кубу он свел знакомство с Лидией Кабрерой, Алехо Карпентьером и Фернандо Ортезом, которые и заставили его по-новому оценить собственный культурный багаж.

    К этой переоценке можно отнести и картину «Без названия» (эстимейт 200–250 тыс.), представляющую мифопоэтический фьюжн кубинских пейзажей, в котором форму определяют цветовые пятна, а не линии.

    А вот на торгах Sotheby’s Ламу повезло больше. Его работа «Женщина-лошадь» была оценена в 400–600 тысяч, а продана за 632 тысячи.

    Образ женщины с головой лошади пришел из кубинской сантерии и обозначает единение божества и посвященного. Сине-серые тона картины подчеркивают мрачный характер мистерии.

    Мрачная ирония отражает и политический настрой художника – в том году, когда картина была нарисована, в Египте к власти пришел Насер, французские войска покинули Индокитай и началась война в Алжире. Нож для жертвоприношений – приковывающий внимание на картине – в таком контексте кажется вполне уместным.

    Еще одна «настроенческая» картина – «5 сантиметров над землей» (эстимейт 200–300 тыс., продана за 688 тыс.) – написана коричневым, черным, серым и белым. На ней снова присутствует женщина-кобылица, кубинское воплощение «Белой богини» Грейвза.

    Весь этот театральный, чуть ли не вальсирующий пантеон зооморфизма, приковывает внимание своим уродством.

    Это были цветочки…

    Тему кубинского модернизма на американских аукционах продолжила Амелия Пелаэс с картиной «Стол в интерьере» – работой яркой и глубоко личной.

    Дом для Пелаэс – нечто большее, чем место обитания. Мастерская и тюрьма, монашеская келья и бордель, это Куба и мифическая страна мечтаний. Комнаты и их обстановка, сад, архитектурные и декоративные детали кубинского быта служат для художницы неисчерпаемым источником вдохновения.

    Викторианские вкрапления в чисто колониальный декор служат для нагнетания атмосферы. Головокружительное ощущение пустоты исходит от стеклянных шкапчиков, серебряных канделябров и зеркал.

    Клаустрофобия и личная свобода ведут на ее полотнах непрекращающийся диалог. Как сказал кубинский поэт Хуан Антонио Молина, побывав у нее в гостях, «она видит мир, словно смотрит в небо, лежа на разноцветной черепице – потому на ее картинах реальность теряет ориентацию в пространстве. Куда мы смотрим, вверх или вниз? И куда мы идем?».

    Приблизительно к той же мифопоэтической стилистике можно отнести и «Большую птицу» (эстимейт 140–180 тыс.) Агустина Карденаса – он делает с камнем то же, что Пелаэс и Лам с красками и холстом, сплавляя в скульптуре европейский авангардизм с афрокубинским наследием.

    Пока на дружественной Кубе основное внимание приходится на ритуальные зооморфные совмещения, самыми кассовыми оказываются разудалые и пестрые мексиканцы и колумбийцы.

    Им тоже везет не всегда – в целом, около 25% лотов так и не находит покупателя. Так, сочно-красная «Женщина и ее отражение» Руфино Тамайо при эстимейте в 450 тыс., с трудом дошла до 280 и остановилась. Негусто.

    Сами латиноамериканцы, похоже, устали от буйной фантазии. Наибольшие прибыли приносят картины, где быт, слегка пузатый и доброжелательно-розовый, отражает «новую латиноамериканскую идиллию».

    Таковы «Игроки в карты II» Фернандо Ботеро, чем-то изумительно напоминающие «Завтрак на траве» Моне – голые женщины, одетые мужчины – и, конечно, пародирующие одноименную картину Сезанна.

    Таковы «Женщины с цветами» Альфредо Рамоса Мартинеса, что стали самой дорогой латиноамериканской картиной этого аукционного сезона, принеся 1,81 млн. долларов (при эстимейте в 450 тыс.).

    Продавцы цветов, отражающие увлечение художника одновременно кубизмом и ар-деко, эдакий южный метафизический сплав, похожи одновременно и на гламурных голливудских звезд и на монументальные и ужасающие маски Чичен-Ицы.

    Размах цветочных гирлянд по своей изобретательности соперничает с пенным кружевом резьбы Теночтитлана, а нагромождения корзин чем-то напоминают знаменитые кровавые ступени пирамид майя, несущие в себе залог цикличности истории.

    Легкое дыхание постмодернизма

    Работа Фернандо Ботеро
    Работа Фернандо Ботеро

    Впрочем, нам этого не понять. Европейцы и американцы, скупающие яркие и пугающие картины на аукционах, потребляют образ, остающийся для них загадкой. Загадкой тем большей, что многочисленные ее толкования настолько противоречивы, что остается только развести руками.

    Интерес к Латинской Америке и ее магическому реализму подогревается постоянно. То очередную цивилизацию среди амазонской сельвы отыщут ученые, то Мел Гибсон решится устроить локальный «Апокалипсис».

    Московская, а по совместительству – и европейская премьера этого ожидаемого фильма оставляет после себя странные и разрозненные впечатления, плохо увязывающиеся в единое целое.

    С одной стороны – красивые пригласительные в виде кружочков с календарем, полуголые девушки-«майя», танцующие под барабаны в фойе Пушкинского кинотеатра, красивый фильм с сильным «экшном» и отличными крупными планами. Чего только котлован с тысячами трупов стоит!

    С другой стороны, календарь на билетах смутно напоминает ацтекский, а вовсе и не майя, равно как и церемония жертвоприношения из фильма, девушки в фойе выполняют под барабанный бит вполне современные клубные движения.

    Да и в самом фильме как-то уж все очень бутафорски и наигранно: понятное дело, что индейцы посильнее и повыносливее нас с вами были, но как главный герой с гордым именем Лапа Ягуара всю вторую часть фильма бегает по лесам от воинов майя и ягуара с множественными ранами – понять трудновато.

    Это уж не говоря о том, что когда пленников ведут в город майя, у них на пути есть обрыв, а на обратном пути обрыва уже нет. Да и европейские колонисты как-то уж очень вовремя решили заняться первооткрыванием и уж очень в нужное место попали, меж тем как в начале фильма никакого океана вблизи родной деревушки Лапы Ягуара вроде как и нет.

    Также несколько непонятным остался эпиграф из Дюрана. Судя по трейлеру, речь должна была идти о цивилизации майя как-то добровольно разрушившей себя изнутри и некоем недовольном, который саморазрушаться отказался.

    Оптимисты и любители фантастики предполагали даже, что майя собирались путешествовать во времени. Всего этого в фильме нет, а есть небольшой на самом деле «рассказ в себе», по ощущениям смутно напоминающий бунинское «Легкое дыхание» – то же удовольствие при открытых вопросах «как?», «что дальше?» и, собственно, «зачем?».

    Возможно, Мел Гибсон и сам не знает ответа на этот вопрос. «Вот так уж вышло», как писал поэт Григорий Дашевский.

    На выходе из кинотеатра зрители упирались в хвост огромного, но при этом несколько куцего дракона – декорация для следующего фильма «Эрагон». Что, вкупе с девушками-«майя» на каблуках, танцующими на фоне стационарной декорации средневековой башни и под портретом советских комиков, окончательно укрепило ощущение театра абсурда.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •