Взгляд
18 января, вторник  |  Последнее обновление — 04:54  |  vz.ru
Разделы

Судьбу Америки решили масоны

Владимир Можегов
Владимир Можегов, публицист
17 января родился Бенджамин Франклин – символ Америки, человек, которого там почитают как величайшего из американцев. Политик, дипломат, изобретатель, учёный, философ, писатель, масон, бизнесмен, создатель газетной сети. Кем только не был этот великий человек! Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

Россию несколько раз уничтожали властолюбивые нарциссы

Дмитрий Ольшанский
Дмитрий Ольшанский, публицист
Если все-таки сохранять трезвость и пропаганде не поддаваться, то понятно, что причина возвращения Навального – это никакая не «жертва во имя свободы» или что там еще барабанное полагается произносить, а гордыня. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

Исламисты угрожают всей Центральной Азии и России

Владимир Прохватилов
Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики
То, что произошло в Казахстане, вполне можно рассматривать, как неудавшуюся попытку «центральноазиатской весны». Главной ее движущей силой должны были стать салафиты. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Обвиняемый в терроризме Порошенко вернулся в Киев

Экс-президент Украины Петр Порошенко вернулся в Киев из-за границы. Ожидалось, что бывший глава государства, которого подозревают в госизмене, будет арестован прямо в аэропорту. Но Порошенко прошел через погранкордоны, хотя и не без инцидентов
Подробности...

Циклон завалил снегом Южно-Сахалинск

В Южно-Сахалинске третий день продолжаются обильные снегопады из-за сильного циклона. Уже выпала месячная норма осадков. Власти города ввели режим чрезвычайной ситуации. Коммунальщики работают в круглосуточном режиме. На расчистку улиц брошена не только спецтехника, но и военные
Подробности...

Первый российский Ту-160М поднялся в воздух

В России с аэродрома Казанского авиационного завода совершил первый полет ракетоносец Ту-160М. Этот самолет был собран с нуля. Он сможет нести новые виды вооружений, в том числе перспективные
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: ЕС отверг идею превентивных санкций против России

    Главная тема


    Талибы решили усилить свою власть газопроводом

    план на случай эвакуации


    Появились сообщения о переброске Канадой спецназа на Украину

    высокие цены


    Молдавия просит Газпром решить проблему нехватки средств для оплаты газа

    инсценировка ограбления


    Адвокат Жорин назвал вероятную версию ограбления жены Градского

    Видео

    Силы на подходе


    Как ВМФ России должен давить на США

    митинги в Мали


    В мире вырос спрос на русских миротворцев

    курсы валют


    Рубль понес геополитический ущерб

    Милорад Додик


    США ударили по опоре России на Балканах

    «Врать нельзя»


    Как Тамбовской области меняют репутацию

    символ страны


    Владимир Можегов: Судьбу Америки решили масоны

    война против всех


    Сергей Миркин: США готовятся к гибели майданной Украины

    центральноазиатская весна


    Владимир Прохватилов: Исламисты угрожают всей Центральной Азии и России

    на ваш взгляд


    Сталкивались ли вы с телефонными мошенниками?

    Владимир Мамонтов: Про Сталина

    31 марта 2010, 09:00

    Когда мы жили в маленьком доме, где полы были крашены коричневой краской в десять слоев, а печь топилась углем, у нас на стене висел портрет Сталина. Это был чугунный барельеф. Он висел рядом с репродуктором-тарелкой.

    Такой же черный, тяжелый.

    В моей первой «Родной речи» еще были вычеркнутые фамилии. Тогда учебники служили по много лет, а люди – нет

    Выражение его лица было неуловимей Джоконды. Мандельштам писал про Сталина:

    «Он улыбается улыбкою жнеца». Сильная строка.

    Поэтам тех извилистых лет Сталин, кстати, часто виделся в земном, крестьянском антураже. У Пастернака:

    И смех у завалин,
    И мысль от сохи,
    И Ленин, и Сталин,
    И эти стихи.

    У нашего дома тоже была завалинка, засыпанная шлаком. Были сени. В сенях стояла бочка с квашеной капустой, и Сталин, когда его разоблачили и согнали со стены, капусту прижимал, символично служил гнетом.

    Куда он делся, когда мы переехали в новую квартиру, я не знаю: наверное, его бросили, и он где-то ржавеет, улыбаясь.

    Готовясь к тому переезду, мы паковали книги. Мать перевязывала бечевкой собрание сочинений Сталина, а я спрашивал: мам, зачем? Ведь культ разоблачили! Мама вязала узел и говорила: что ж теперь, книжки выбрасывать?

    Я потом не раз открывал эти книги – отлично изданные, коричневые, в цвет наших полов, с обрезом и шнурками-закладками. У них были склеены страницы – их до меня никто сроду не листал.

    От того, чтобы злобиться на революцию, индустриализацию и даже жестокую войну, меня всегда удерживало вот какое размышление: если бы не революция, идустриализация и война, меня бы не было. Не сложилась бы причудливая комбинация переселения, рабфака, хетагуровского движения, поисков фронтовиками лучшей доли в далеких краях и т.д., которая привела меня в роддом на улице Тигровой. Эгоистично так рассуждать, зная, сколько народу погибло, обеспечивая извилистый ход моей судьбы. Но я теперь не хочу вынимать из собственной истории ни части, ни кирпичика, ни скрепы. Из какого-то суеверия, что ли. Мать же книги не выбрасывала.

    Ветеранам не плакаты нужны... Они, а не Сталин, отстояли страну (фото: ИТАР-ТАСС)
    Ветеранам не плакаты нужны... Они, а не Сталин, отстояли страну (фото: ИТАР-ТАСС)

    В моей первой «Родной речи» еще были вычеркнутые фамилии. Тогда учебники служили по много лет, а люди – нет. Однажды в класс приходила учительница – чуть более строгая, чем обычно. И говорила: «Откройте учебник на странице пятнадцать. Ручки взяли. Умокните перо. Зачеркивайте строчку шестую сверху. «Рука Победы» оставляем. Дальше зачеркиваем». «Мариванна, «Сталина рука» зачеркиваем?» «Да, да!» И еще несколько лет сквозь толстый, чернильный, фиолетовый зачерк школярского забвения проступали «Бер…», «…лин». Во втором полугодии пришли новенькие «Родные речи». А эту попросили сдать. Потом старые учебники в железном ящике сожгли на заднем дворе.

    А вечером к нам в домик приходили гости. Солистка филармонии Клавдия Николаевна оправляла кружевной воротник и волнующим грудным голосом пела «Сероглазого короля» на слова Ахматовой. Браво, браво – кричали все. А два друга Ивана – Степаныч и Георгиевич − молчали да крякали, закусывая желтый китайский коньяк «Чурин». Лудили басы, как они выражались. А потом, переглянувшись, как гаркнут:

    Ну-ка, товарищи, грянем застольную
    Выше стаканы с вином,
    Выпьем за Родину нашу привольную,
    Выпьем и снова нальем.

    Выпьем за русскую удаль кипучую,
    За богатырский народ!
    Выпьем за армию нашу могучую,
    Выпьем за доблестный флот!

    Встанем, товарищи, выпьем за гвардию,
    Равной ей в мужестве нет.
    Тост наш за Сталина! Тост наш за партию!
    Тост наш за знамя побед!

    Они пели и не знали, а это слова Арсения Тарковского. Отца автора «Зеркала». Ручки взяли. Умокнули.

    Я думаю, Лужков уперся с этими билбордами вот почему (помимо возрастного упрямства). Ему кажется, что десять портретов Сталина противостоят какой-то несправедливости. Какому-то ощущаемому и мной предательству – не Сталина, нет. Может, я, не настаивая на беспрекословном снятии этих плакатов, боюсь стереть воспоминание о матери, которая тщательно связывала нечитанные томики его статей? Забыть залихватские песни Иванов-фронтовиков, которых давно нет на свете. Стереть Тарковского, провидел он или заблуждался. Вычеркнуть наивную арифметику Вертинского, который, грассируя, восклицал:

    Чуть седой, как серебряный тополь,
    Он стоит, принимая парад.
    Сколько стоил ему Севастополь?
    Сколько стоил ему Сталинград?

    Кому это «ему» кажется чудовищным, я отвечу: садись, дружище, в машину времени. Отправляйся в те годы. Там или борись, будь смелее и умнее Вертинского, Пастернака и Ахматовой вместе взятых. Или примирись, дело твоей совести. Отсюда бороться с тогдашними – пустое. Не доблесть.

    Меня изо всех сил убеждают, что Сталин − кровавый палач. Добил Троцкого. А Троцкий что – не кровавый, не палач? Чтобы мне легче верилось, прибавляют и прибавляют количество репрессированных: думаешь, их миллион? Пять миллионов! Да мне и одного замученного достаточно, слезинки ребенка достаточно, чтобы все про моральные качества отцов народов той эпохи понимать.

    Понимаю и тех, для кого все эти рассуждения пусты, кощунственны и опасны, потому что у них в семье есть погибшие и пострадавшие в лагерях. Я не могу быть объективен. Они – тем более.

    Следом идет вообще другое поколение.

    Оно ничего этого не чувствует, и хрен ему объяснишь. Оно не хочет слышать. Оно считает в уме быстрее, чем моя мама на арифмометре: мы повесим эти чертовы плакаты, а западники навесят нам тоталитаризм, инвестиции потом не заманишь, куда ни поедешь, везде вынырнет Глюксман, будет глаза колоть: вы смотрите на мир через сталинские очки. Ветеранам не плакаты нужны, а новые квартиры (это в точку). Они, а не Сталин, отстояли страну (сто процентов). Милости просим, союзники, на Красную площадь, на Парад Победы (пусть идут с квадратными жестяными банками из-под ветчины, мы потом в таких еще до-о-олго масло подсолнечное хранили). Где были союзники, когда с Тынисмяги нашего Бронзового солдата выставляли? Не дозваться их было. Они все высчитывали, равен ли Сталин Гитлеру. Это про них Тарантино снял «Бесславных ублюдков» − только не все поняли.

    Знаю эту манеру: сначала покайся и признай, что Сталин равен Гитлеру. Потом окажутся равны фашист и мой отец, человек небезупречный, чего уж там. Но солдатский орден Красной звезды заработавший. Поющие Иваны равны гитлеровцам. Ибо, освобождая, не несли свободы – нам уже это объясняли. И миллионы павших за правое дело мало-помалу окажутся равны погибшим за неправое. Когда-нибудь потом серая слизь давности их и вправду уравняет. Кто был прав – троянцы или греки? Но это уж без меня.

    Я, кстати, все еще помню чугунный барельеф Сталина ровно потому, что куча наивных и прекраснодушных, а также корыстных и малоприятных людей, в благие намерения которых я нисколечко не верю, давно и усиленно требуют его забыть. Не хочу вычеркивать, потому что надо мной стоят строгими учителями: Вычеркни! Вычеркни! Вычеркни!

    А вот не буду.

    На главной площади страны,
    невдалеке от Спасской башни,
    под сенью каменной стены
    лежит в могиле вождь вчерашний.

    Над местом, где закопан он
    без ритуалов и рыданий,
    нет наклонившихся знамен
    и нет скорбящих изваяний,

    ни обелиска, ни креста,
    ни караульного солдата —
    лишь только голая плита
    и две решающие даты,

    да чья-то женская рука
    с томящей нежностью и силой
    два безымянные цветка
    к его надгробью положила.

    Мне строки Ярослава Смелякова и иных поэтов, приведенные здесь и не процитированные, дороги тем, что заставляют лучше понять тот страшный мир, из которого все мы выползли, как из змеиной шкуры – с репрессиями, миллионами погибших, славословиями и страхами, мужеством и слабодушием. Я вовсе не думаю, что «где Сталин – там свобода, мир и величие Земли», даже если это написала Анна Ахматова.

    Я ведь и другие стихи ее знаю.

    И эти забывать не хочу.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •