Игорь Караулов Игорь Караулов Запад оказался далек от своих идей

Изучая наследие западной мысли, мы всегда должны помнить о том, насколько слабо оно связано с тем, как реально живет и действует Запад. Западная цивилизация руководствуется именно инстинктами – и в этом ее главная мощь.

2 комментария
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Европа движется правильно, но медленно

Правые евроскептики прибавили голоса по итогам выборов в Европарламент. Там увеличилось число противников войны с Россией, а число отъявленных русофобов, напротив, сократилось. Однако изменения пока слишком малы для того, чтобы в руководство ЕС пришли другие люди и его политика изменилась.

3 комментария
Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

15 комментариев
27 февраля 2014, 08:36 • Клуб читателей

Устрашение рациональностью

Александр Любимов: Устрашение рациональностью

Устрашение рациональностью
@ из личного архива

Надо ли затаскивать Украину в Таможенный союз? Нет. Если вступит – хорошо, если нет, то пусть связанные с этим противоречия ее раздирают. И ослабляют. Является ли критичным подписание Украиной соглашения об ассоциации с ЕС? Нет.

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет мнение Александра Любимова, касающееся дальнейшей российской стратегии по отношению к Украине. Автор убежден, что любые политические изменения, происходящие там, в долгосрочной перспективе должны послужить укреплению позиций Москвы.

Любые возможные политические изменения на Украине служат долгосрочным интересам России

Как известно, после отказа руководства Украины от подписания соглашения об ассоциации с ЕС произошло множество всяких бурлений, событий, заявлений, мордобоев и прочих поводов для заполнения газетных полос, интернетов и эфирного времени. Множество хороших и патриотичных людей в России и на Украине стало всячески запугивать себя и других ужасами о возможных сценариях развития событий.

Я же выступлю с парадоксальным, на первый взгляд, утверждением о том, что любые возможные политические изменения на Украине служат долгосрочным интересам России.

Что уход Януковича со сцены, что, наоборот, посадка трех клоунов Кролика, Боксера и Нациста на нары, что любая другая противоестественная конфигурация укрополитикума. В общем-то, сейчас чрезмерное поглощение новостей с Украины только вредит пониманию ситуации, слишком много информационного мусора.

Сразу оговорюсь, чтобы ни у кого не было сомнений, я самый настоящий русский империалист по убеждениям и выступаю за политическую интеграцию Евразии и Русского Мира под властью Москвы. Эталонный ордынец.

Мне кажется очевидным, что любая рациональная политика по отношению к Украине должна естественно основываться не на намерениях (убеждениях, предрассудках и т.д.) украинской элиты и населения, а на потенциале Украины (в самом широком смысле слова) и на ее уязвимостях.

Важнее всего – соотношение сил между Украиной и Россией и динамика изменения этого соотношения. Любой наблюдатель, просто заглянув в Википедию и основываясь на самых-самых официальных данных, может сделать вывод о том, что со временем распада СССР это соотношение значительно ухудшилось для Украины.

В каком-нибудь 1990 году УССР по сравнению с РСФСР была величиной значительно большей, чем Украинская Республика по сравнению с РФ в году 2013-м. По всем параметрам. Если кто-то мне приведет обратный пример по какому-нибудь показателю, то, скорее всего, он только подтверждает правило.     

Какую позицию должна занять Россия по отношению к режиму, захватившему власть на Украине?







Результаты
694 комментария

Демографический, экономический и военный потенциал Русского Мира перераспределяется внутри его границ с Юго-Запада (Украины) на Север и Северо-Восток, к самым коренным землям Великороссии. Иначе говоря, в Московско-Питерскую агломерацию. Сейчас этот процесс является и объективной реальностью и может быть использован как рациональная основа Российской стратегии.

Все повторяется в этом мире. Для примера, победитель Куликова Поля – воевода Дмитрий Боброк-Волынский – приехал служить Великому Князю Московскому откуда-то из-под Львова.

Итак, первый принцип оптимальной политики по отношению к Украине: русская стратегия должна постоянно иметь в виду необходимость в долгосрочном изменении баланса сил в пользу России, то есть в постоянном ослаблении Украины как единой организованности.

Для нас хорошо то, что изменяет баланс сил в нашу пользу. Каждый человек и каждый доллар, покинувший Украину, – это хорошо. Если он уехал в Россию, это совсем хорошо, он встроится в нашу систему и усилит ее. Если на Запад, то, конечно, хуже, но тоже неплохо.

С этой точки зрения легко понять, что мало кто сделал для ослабления Украины и российских интересов столько, сколько Виктор Ющенко. Опять-таки, применяя этот принцип для рассмотрения различных политических коллизий, можно многое понять.

Важно понять, что любое следующее украинское правительство (единой Украины, конечно же) будет слабее предыдущего. Нынешняя оппозиция погрузится в борьбу между собой и будет иметь еще больше проблем, чем Янукович, и еще меньше ресурсов, чем он. Что, опять же, усиливает Россию.

Следующий принцип – принцип управляемости Украины. Любые российские действия должны вести к повышению уровня управляемости Украины с российской стороны.

Управляемость в данном случае я понимаю не как совершение Украиной каких-либо самостоятельных стратегически значимых действий, а снижение ее возможности их совершать.

Надо ли затаскивать Украину в Таможенный союз? Нет. Если вступит – хорошо, если нет, то пусть связанные с этим противоречия ее раздирают. И ослабляют. Является ли критичным подписание Украиной соглашения об ассоциации с ЕС? Нет.

Но является нежелательным по причине снижения управляемости со стороны РФ, повышения вмешательства в дела Украины со стороны ЕС и увеличения риска неконтролируемого развития катастрофических сценариев. Принцип третий – максимальная неопределенность официальной позиции Москвы по большинству украинских проблем.

#{image=783113}Политика информационного невмешательства  должна совмещаться с постоянной дискредитацией всех украинских политических сил, опять-таки с целью невозможности выстраивания какой-то последовательной внутриукраинской политики. Правда, они и сами отлично справляются с задачей дискредитации самих себя. При этом неопределенность позиции позволит снизить возможности антироссийской пропаганды.

В-четвертых, что бы кто ни говорил, в краткосрочной перспективе в российских интересах сохранение единой Украины, потому что это – гарантия поглощения всей украинской энергии внутренними противоречиями.

В-пятых, принцип увеличения контактов с региональными элитами Украины. Я ни в коем случае не имею в виду только Юго-Восток. Суть вопроса в том, что как нынешний политический кризис, так и следующие кризисы будут неуклонно смещать баланс власти внутри Украины из Киева в областные центры. Механика процесса будет примерно такой же, как при распаде СССР, когда власти союзных республик были вынуждены решать многие проблемы сами из-за ослабления и пассивности центра.

Ну и наконец, принцип обмена долгосрочных стратегических преимуществ для России в обмен на тактические «перемоги». Лучший пример: обмен такой эфемерной вещи, как скидка на газ, на 25 лет базирования Черноморского флота в Крыму.

Или более свежий пример. В перечне подписанных 17 декабря соглашений есть пункт 7 о строительстве моста через Керченский пролив. Возможно, это самый главный пункт этих соглашений. Все ли понимают, что после постройки этого моста и одинаковой транспортной связности Крыма с Украиной и Россией украинскими в Крыму остаются только флаги?

Я перечислил основные аспекты рациональной российской политики. Основной вопрос, который мне могут задать, звучит так: ну хорошо, Украина ослабла, а дальше-то что?

А дальше вот что.

Изменение соотношения сил в пользу России все больше расширяет возможное пространство российских решений. Конкретные формы этих решений будут определяться тактическими факторами. Созревшие яблоки падают по осени, а «созревшие» страны – в моменты глобальных политических катаклизмов, прогнозировать которые в этой статье не место.

Новая мировая война, например, сгодится. Бисмарк в свое время организовал франко-прусскую войну, чтобы Германия, уже почти объединенная де-факто, стала таковой де-юре.

Существует распространенное опасение, что с каждым днем украинский «свидомый мозгопромыв» все больше отдаляет русских от украинцев. Я придерживаюсь в этом вопросе следующего мнения. Конечно, количество радикально свидомых растет. Но в украинских условиях растет количество и радикально несвидомых, если можно так выразиться.

А в голове тех, которые находятся посередине, возникает настоящий винегрет из официальной пропаганды, российского телевидения, противоречивых учебников и многих других информационных факторов. И этот салат оливье в мозгах я скорее готов приветствовать, как и снижение способности среднего жителя Украины к рациональному осмыслению происходящего.

Все это повышает восприимчивость к решительному пропагандистскому наступлению со стороны России, когда такое последует. Сознание людей изменяется, но рефлексировать могут немногие. Еще двадцать лет назад жители Украины вполне серьезно считали, что страна превратится во вторую Францию. Сейчас оптимисты считают, что и Польша-то – недостижимый идеал.

Теперь о самом большом риске для российской стратегии. Это риск гражданской войны на Украине. Точнее, не так: риск гражданской войны, возникшей не в то время, не в той форме и не в соответствии с российскими планами.

В какой-то форме она обязательно случится. Нельзя допустить, чтобы она возникла либо спонтанно, либо под влиянием внешних сил. Ее обязательно надо планировать и готовить. Этот риск будет в ближайшие годы то обостряться, то уходить на второй план.

И пресловутые «15 миллиардов» – это временное купирование этого риска. Проблема вот в чем, Украина деградирует в социально-экономическом смысле. С этим согласятся все украинские политические силы – от сталинистов до откровенных нацистов.

Но деградация – не пологая горка, с которой постепенно скатываешься. Это, скорее, похоже на падение с лестницы, где каждая ступенька одинаково болезненно тебя бьет. От богатейших земель мировой сверхдержавы СССР до Сомали много ступенек.

Суть нынешнего кризиса заключается в том, что, полежав некоторое время на одной ступени, пришла пора падать на еще одну вниз. Попросту говоря, отказываться от еще чего-то, что раньше было само собой разумеющимся.

Будет меньше пенсий, здравоохранения, горячей воды в квартирах, перспектив, будущего, городской среды, людей, ума и так далее. Радикализм политических сил прямо пропорционален масштабу проблем, о которых украинская элита уже знает точно, а массы пока еще не в теме.

Вот и идет борьба за то, кто же окажется виноват в очередных неудачах, которые все почувствуют на своей шкуре. То ли «злочинна влада» (если Янукович проиграет), то ли оппозиция, которая Майданом угробила украинскую экономику (если Янукович вдруг выиграет, он объяснит проблемы именно так).

Так что нас ждет еще огромное количество украинских политических зрелищ. Резюмируя, я еще раз советую всем неравнодушным наблюдателям за украинскими событиями постоянно пытаться отделять важное и долгосрочное от яркого и сиюминутного.

Эмоциональность, с которой многие относятся к происходящему, мне вполне близка и понятна, но, к счастью, все совсем неплохо, и если мы сами себя не запугаем, то бояться придется уже нас.

ВЫ СОГЛАСНЫ С АВТОРОМ?

426 голосов
138 голосов

..............