Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов Саммит в Швейцарии напомнил монолог Жванецкого

Группа «борцов с колониализмом» была в категорическом меньшинстве, все остальные рассуждали, пусть и в разной модальности, про необходимость и неизбежность «участия России» в переговорах.

3 комментария
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

29 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

29 комментариев
7 марта 2023, 14:56 • В мире

Африканцы подвергли Макрона насмешкам и унижениям

Африканцы подвергли Макрона насмешкам и унижениям
@ Jacques Witt/Pool/ABACAPRESS.COM/Reuters

Tекст: Валерия Вербинина

Французский президент провозгласил «конец эры французской Африки» – и все ради того, чтобы страны Черного континента поверили во французский нейтралитет и встречали посланников Парижа лучше, чем представителей Москвы и Пекина. В реальности получилось все ровно наоборот: африканцы подвергли Макрона насмешкам. Как такое произошло?

Президент Франции Макрон вернулся из турне по странам Центральной Африки, осчастливив своим визитом Габон, Анголу и оба Конго. Официальной целью поездки было объявлено участие на саммите с обширной экологической повесткой, а также упрочение экономических связей. 

В итоге – отдадим должное спичрайтерам – было произнесено много красивых слов. «Обновленное партнерство», «совместное строительство», и сделано даже такое заявление: «Африка представляет все возможности для соревнования. Нужно, чтобы условия для его участников были равны. Мы должны завоевать свое место – ни больше ни меньше».

Однако есть подозрения, что сделать это будет не так-то просто, поскольку главными конкурентами в соревновании выступают Китай, Индия, Россия и Турция. Причем ни одна из этих стран не имела в Африке колоний и спокойно может выстраивать отношения, не отягощенные давними счетами, которые тянутся из прошлого.

Чтобы Франции лишний раз о них не напоминали, она великодушно предлагает все забыть и перейти из формата «Франция-жандарм» в формат «Франция-бизнесмен». Так, по крайней мере, избранную Макроном стратегию называют в самой Франции.

Подразумевается, что больше не стоит бряцать оружием и вообще слишком назойливо напоминать о себе. Нет, оставшиеся в Африке французские военные базы никто расформировывать не будет – по крайней мере, пока. Разве они кому-то мешают? Самому Макрону точно не мешают, а значит, все в порядке. И вообще надо развивать торговые связи, потому что бизнес превыше всего.

Торговля с Африкой в упадке – доля Франции оценивается лишь в 4%, в то время как доля Китая – 18%.

Конкуренты теснят – особенно французов заставляют нервничать «русский медведь и китайский дракон». Поневоле приходится делать вывод, что, несмотря на декларируемую любовь к экологии и всему, что связано с природой, президент Макрон страдает какой-то странной аллергией. Причем в случае с драконом даже нельзя сослаться на то, что это аллергия на шерсть.

Не будет сильным преувеличением сказать, что стратегия Макрона укладывается в схему «раз мы больше не можем вас грабить как свою колонию, мы будем вас обирать под видом бизнеса, дорогие равноправные партнеры». Однако наивно думать, что жители Африки этого не понимают и не отдают себе отчета в сути происходящего.

Нет ничего удивительного в том, что нелюбовь к бывшим колонизаторам на континенте только растет, что сильно осложняет Франции любые попытки наладить дружеские отношения. Причины этой нелюбви французы упорно приписывают русской пропаганде, но тут дело такое – либо пропаганда там поставлена действительно образцово, либо ее семена упали на более чем подходящую почву.

И Макрон решил начать с чистого листа. В Габоне он объявил, что «эра Франсафрики подошла к концу» и что «Франция теперь является нейтральным государством». Франсафрикой традиционно именуется система негласной опеки над африканскими колониями, по большей части некогда принадлежавшими Франции.

Времена меняются: раньше французы могли вести себя на континенте как белые господа, а теперь они могут выступать разве что просителями. И в этих условиях им крайне важно выставлять некий положительный имидж – хотя бы имидж непредвзятости и нейтральности. «По отношению к Габону, как, впрочем, и к любой другой стране, Франция теперь является нейтральным собеседником, который говорит со всем миром», – сказал Макрон. 

Однако местная оппозиция не слишком склонна верить словам гостя – всем известны хорошие отношения, которые существуют между главой государства Али Бонго и Макроном. А в стране скоро выборы, в которых участвует и Али Бонго. Значит, Макрон прибыл, чтобы его поддержать?

Не похоже, что Макрон всего лишь заботится о спасении тропических лесов и потому когда-то договорился с Али Бонго о саммите в столице Габона, а теперь просто на этом саммите побывал.

Французский эксперт Антуан Глазер, впрочем, считает, что если спасение лесов и стало лишь предлогом, то в любом случае цель оправдывает средства. «30 лет после потери колоний Франция вела себя в Африке так, словно ничего не случилось, – заметил Глазер. – В 1990-е годы мы заснули и проспали, когда Африка начала встраиваться в мировую систему. Даже наши собственные европейские партнеры позволяли нам изображать жандарма, в то время как сами они делали деньги».

Но оказалось, что Франция быстро учится. Например, визит Макрона в Анголу, которая никогда не была частью Франсафрики, объясняется не только желанием наладить совместное производство сельскохозяйственной продукции, но и тем, что в Анголу запустил свои щупальца французский «Тоталь» и имеет там вполне конкретные интересы, связанные с нефтью.

Другой исследователь, Жан-Клод Феликс-Чикайя, относится к словам Макрона о конце Франсафрики крайне скептически и напоминает, что нечто подобное уже утверждали Франсуа Олланд, Николя Саркози и даже Жак Ширак. «Конец эры Франсафрики нельзя просто так взять и объявить на словах, его можно доказать только соответствующими поступками», – заметил эксперт. А если анализировать поступки Макрона и сравнивать их с его декларациями, разницу нельзя не заметить.

Так называемая нейтральная Франция, «собеседник, который говорит со всем миром», видит свой нейтралитет довольно странно.

Например, Макрон одновременно лез в посредники в конфликте между Россией и Украиной и в то же самое время прикидывал, сколько танков и гаубиц может поставить киевскому режиму. А теперь обсуждает уже поставки самолетов и обучение украинских военных летчиков.

Ни о каком нейтралитете в таких условиях не может быть и речи. Тот, кто ведет «разговор» с миром – или с его частью – на языке оружия, заслуживает какого угодно названия, только не «собеседника». Африканцы хорошо видят разницу между пылкими декларациями и реальностью.

В Конго, например, Макрону публично на пресс-конференции припомнили и оскорбительно снисходительное отношение, и неприглядную роль Франции в геноциде граждан в ходе войны Конго и Руанды в 1990-е, и их нынешний отказ осудить действия Руанды, которая создает напряженную обстановку в регионе. А когда Макрон заявил: «Не верьте, что у нас существуют двойные стандарты», это вызвало взрыв смеха среди присутствующих журналистов.

Пока трудно сказать, потеряет ли Франция Африку окончательно или нет. Как выразилась специалистка по Африке Полина Бакс: «Нравится нам это или нет, Африка для Франции важна. И Франция с этого континента не уйдет».

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

..............