Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов Саммит в Швейцарии напомнил монолог Жванецкого

Группа «борцов с колониализмом» была в категорическом меньшинстве, все остальные рассуждали, пусть и в разной модальности, про необходимость и неизбежность «участия России» в переговорах.

3 комментария
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

29 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

29 комментариев
22 марта 2023, 08:50 • Общество

Против беспилотников Украины поможет «воздушная ПВО»

Выдвинута новая идея борьбы с украинскими беспилотниками

Против беспилотников Украины поможет «воздушная ПВО»
@ Сергей Савостьянов/ТАСС

Tекст: Максим Климов

Российская ПВО демонстрирует выдающуюся эффективность в ходе спецоперации – однако даже таких возможностей оказалось недостаточно для полного закрытия неба от угроз с воздуха. Приграничные территории нашей страны почти ежедневно терроризируют украинские беспилотники. И все же есть способ противодействия и этой проблеме, достаточно неожиданный.

Украинские войска отметились новой атакой беспилотников на российскую территорию. На этот раз, как сообщает брянский губернатор Александр Богомаз, под удар попала территория нефтеперекачивающей станции «Новозыбков» нефтепровода «Дружба». Магистральный нефтепровод, переправляющий российскую нефть в страны ЕС, в итоге поврежден не был, не оказалось и пострадавших. Это произошло утром 21 марта, а вечером беспилотники ВСУ совершили налет на поселок Климово Брянской области.

Удары украинских БПЛА по российской территории повторяются регулярно – в ночь на 21 марта, например, российские средства ПВО отражали их атаку на севере Крыма, в городе Джанкое. В результате был поврежден жилой дом.

Почему сложно сбивать беспилотники

Российская ПВО в целом эффективно противодействует этим атакам. Отечественные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) имеют высокие боевые возможности. Эти возможности они полностью подтвердили в ходе СВО.

Однако ключевой проблемой противостояния ПВО и авиации является их количество – иначе говоря, концентрация сил. С одной стороны, обычные пилотируемые самолеты сегодня крайне уязвимы перед ПВО. Они крайне дороги, и встает фактор человеческих потерь. И в этом смысле авиация в современной войне скорее проигрывает средствам ПВО.

Но совершенно другой расклад возникает в случае применения крылатых ракет и особенно беспилотников. БПЛА дешевле, их можно производить и запускать более массово. Настолько массово, что невозможно стопроцентно прикрыть небо средствами ПВО – можно прикрыть лишь наиболее ценные объекты. Именно поэтому и становятся возможными те нападения, которые ВСУ с помощью беспилотников осуществляют на российскую территорию.

Сегодня мы имеем ситуацию, когда классическая (причем высокоэффективная) система ПВО, оптимизированная для поражения таких целей, как самолеты, вертолеты и крылатые ракеты, концептуально начинает проигрывать много более простым БПЛА. Военно-экономические ограничения не обеспечивают создание эффективной ПВО для всех значимых объектов. Их слишком много, всех и всего не прикрыть. В случае с Украиной противник (имея данные спутниковой разведки НАТО о работе российских систем ПВО) имеет возможность ударить по неприкрытым объектам (или просто задавить численностью БПЛА объекты с ПВО).

Кроме того – и это тоже важнейший фактор – беспилотники летят медленно и низко. Сами они крайне невелики по размерам. Это существенно усложняет их обнаружение – и, разумеется, уничтожение.

Очевидно, что без некоторого пересмотра принципиальных вопросов эту задачу не решить. У России есть великолепные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК). Но если количество БПЛА противника превосходит количество боеготовых зенитных ракет – противник все равно порвется к цели.

Первой с этой проблемой столкнулась Саудовская Аравия. В ходе конфликта с хуситами высокую эффективность показали иранские БПЛА по объектам инфраструктуры саудитов. Теперь настала пора держать удар отечественной системе ПВО.

Удар этот российская ПВО держит достойно, на высочайшем уровне – однако не стопроцентно. Это невозможно чисто технически, по крайней мере, с помощью действующей организации средств ПВО.

Выход из положения

Есть ли у России выход из этого тупика? Да, он есть. Россия может существенно нарастить свои средства противовоздушной обороны – но только не на земле, а в воздухе. И здесь на первый план выходят авиационные средства ПВО (как дальнего обнаружения, так и перехвата).

Прежде всего обнаруживать БПЛА противника можно с помощью специализированных летательных аппаратов. Минобороны уже заявляло о том, какую значительную роль в ходе СВО играют самолеты дальнего радиолокационного обнаружения А-50. Они дают целеуказание на самолеты ВВС Украины российским истребителям – и большинство самолетов противника были сбиты именно по наводке А-50.

Однако тут есть свои особенности. В частности, проблема авиационных средств дальнего обнаружения (самолетов ДРЛО) в том, что они крайне дороги, малосерийны. То есть их банально не хватает. Кроме того, самолеты ДРЛО в свое время конструировали для управления воздушными сражениями, а не против БПЛА.

Однако носителями РЛС воздушного базирования могут выступить гораздо более простые, дешевые и массовые аппараты. Оставим за скобками проекты создания беспилотников – носителей РЛС, они пока только разрабатываются и испытываются. В распоряжении ВВС России масса гражданских самолетов на хранении (например, Як-40, Ту-154). Их можно быстро и дешево оснастить РЛС, способными обнаруживать украинские беспилотники с воздуха.

Что касается уничтожения обнаруженных беспилотников, то в распоряжении ВВС России есть сотни специализированных истребителей-перехватчиков. Да, эти машины (Су-27, Су-30, МиГ-31) создавались для уничтожения традиционных летательных аппаратов и крылатых ракет. Поражение относительно простых БПЛА дорогими современными управляемыми ракетами «воздух – воздух» весьма невыгодно экономически.

С чисто военной точки зрения это тоже нерационально – отражение предварительного удара простых БПЛА практически обезоруживает авиацию в случае налета уже обычной авиации противника. Очевидное решение – применение более простых управляемых ракет, например, с полуактивным лазерным наведением на базе обычных неуправляемых ракет (что уже успешно проверялось на Западе).

Здесь же можно вспомнить и пушечное вооружение истребителей. Пушка – едва ли не идеальное средство борьбы с низколетящими БПЛА.

Например, оптико-электронная система истребителя МиГ-29 обеспечивает высокую точность огня пушки и малый расход снарядов. Только один пример: во время испытаний МиГ-29К индийским пилотом была сбита ракета-мишень с расходом всего двух снарядов! Конечно, при этом количество истребительной авиации стоило бы нарастить.

Таким образом, авиация ПВО может играть первую скрипку в отражении ударов БПЛА противника. Все это относительно несложно с технической и организационной точек зрения. Хотя, несомненно, займет время и восстановление платформ – носителей РЛС, и создание самих РЛС воздушного базирования, специализированных для работы по беспилотникам. Понадобится время и для подготовки экипажей этих машин.

Однако итоговые преимущества налицо. «Воздушная ПВО» способна прикрыть от угроз гораздо большее пространство. Обнаруживать беспилотники противника – при условии дежурства носителей РЛС в воздухе – гораздо раньше. При этом, конечно же, наземные комплексы ПВО сохранят свою роль и значение – например, для прикрытия особенно ценных объектов.

..............