24 марта, воскресенье  |  Последнее обновление — 14:46  |  vz.ru
Разделы

Секрет Гарри Гудини по-прежнему неизвестен

Екатерина Ракитина, к.ф.н., переводчик
Он освобождался от наручников, кандалов и смирительных рубашек, вися для пущего эффекта вниз головой с небоскреба, из стеклянных резервуаров с водой, помещенных в деревянный ящик, опутанный для надежности цепями. Подробности...

Чтобы все взлетело, нужен суверенитет духа

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Себя он называет самым влиятельным политическим философом современных Нидерландов. Он выступает в парламенте по-латыни, притащил в кабинет рояль и музицирует в свободное время, подчеркнуто не знает и не желает знать ничего о современной молодежной культуре, что не мешает ему быть кумиром этой самой молодежи. Подробности...
Обсуждение: 36 комментариев

Пенсионерки с «Эха Москвы» оказались агрессивнее хулиганов

Антон Крылов, журналист
Одним из главных производителей «атмосферы ненависти» в стране (подчеркнем, ненависти политической) оказался сайт СМИ, авторы которого регулярно обвиняют в продуцировании этой самой атмосферы государство или своих оппонентов. Подробности...
Обсуждение: 56 комментариев

    «Это был взрыв эмоций!» В Сочи чествовали победителей конкурса «Лидеры России»

    «Вы одержали главную победу: над своей слабостью, над своим страхом!» – напутствовал победителей состязания управленцев «Лидеры России» наставник конкурса, первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко (на фото Кириенко поздравляет с победой москвичку Александру Добрынину)
    Подробности...

    В мечетях Новой Зеландии расстреляли десятки людей

    Новая Зеландия пережила один из самых страшных терактов в своей истории. В пятницу несколько человек совершили вооруженное нападение на мечети городка Кристчерч. Убиты полсотни верующих, десятки получили ранения. Главный подозреваемый Брентон Таррант транслировал бойню в Сети
    Подробности...

    Отчеканены пять рублей с Крымским мостом

    Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 5 рублей, посвященную пятой годовщине референдума о государственном статусе Крыма и Севастополя и воссоединения Крыма с Россией
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Помпео вдохновил Захарову на обновление информационной работы по Крыму

        Главная тема


        Кто и как придумал повод для расчленения Югославии

        «Это политический вопрос»


        Европе объяснили плюсы «Северного потока – 2»

        чемпионат мира


        Тренер олимпийских чемпионов отказалась работать в фигурном катании

        «огромные возможности»


        Россию признали энергетической сверхдержавой

        Видео

        «приблизить базы к России»


        Бывший глава МИД Югославии объяснил неизбежность агрессии НАТО

        чрезвычайное происшествие


        Появилось видео с терпящего бедствие норвежского круизного лайнера

        вероятный противник


        Сопровождение американского бомбардировщика российскими истребителями сняли на видео

        неизвестные подробности


        Выснилось, что врачи уговаривали Началову на ампутацию

        мэр в отставке


        Лужков рассказал о гигантской сумме, выплаченной Россией Украине «по пьяни ельцинской»

        Свобода слова


        Андрей Бабицкий: Я убил себя во время Крымской весны

        Право на аборт


        Анна Долгарева: В чем причина материнского безумия

        Бывший СССР


        Ирина Алкснис: Белоруссия стала второстепенной для России

        на ваш взгляд


        За кого из российских фигуристок вы больше болеете?

        «Покушение на национальное достояние»

        Завотделом древнерусского искусства Института искусствознания Минкультуры Лев Лившиц прокомментировал газете ВЗГЛЯД скандал с возможной передачей уникальной иконы в церковь коттеджного поселка под Москвой

        26 ноября 2009, 21:23

        Текст: Роман Крецул

        Версия для печати

        Администрация Русского музея в Санкт-Петербурге получила из Министерства культуры распоряжение выдать икону Торопецкой Богоматери в храм Александра Невского, расположенный в элитном коттеджном поселке «Княжье озеро» под Москвой. В музее обещают принять решение в ближайшие дни. Заведующий отделом древнерусского искусства Института искусствознания Минкультуры Лев Лившиц рассказал газете ВЗГЛЯД, чем может обернуться выдача иконы.

        – Лев Исаакович, насколько ценной с исторической, культурной и художественной точек зрения является икона Торопецкой Богоматери?
        – Она имеет колоссальную историческую, культурную и художественную ценность. Это один из самых древних наших памятников. С ним связана легенда о переносе копии иконы Эфесской Богоматери в XII веке из Иерусалима в Полоцк. Из Полоцка этот список попал в Торопец, где находился до революции, оттуда он попал после реставрации в Русский музей в Ленинграде. Памятник датируется разными экспертами от XII до середины − первой половины XIV века. Некоторые связывают его с именем Александра Невского, потому что, возможно, эта икона присутствовала на свадьбе его отца, Ярослава Всеволодовича. В художественном плане, если принять в качестве датировки середину XIV века, это один из самых ранних памятников псковского или полоцкого иконописания. Так что это совершенно уникальный памятник.

        – Каково ваше мнение по поводу возможной передачи иконы из Русского музея в храм «Княжьего озера»?
        – Категорически нельзя выдавать. Музей – это государственное хранение, это банк. Вы можете просто так выдать тонну золота какому-то дядечке? Вам нужны будут гарантии. Мы выдаем такие вещи на выставки под гигантские страховки, они страхуются на миллионы долларов. Почему мы должны выдавать памятник в этом случае? Непонятно вообще, какое отношение к этой иконе имеет поселок «Княжье озеро». Мы скоро будем вообще все что угодно раздавать по заявкам публики. Если связь в том, что икона была на свадьбе отца Александра Невского – мало ли у нас в России храмов Александра Невского? Давайте мы в Болгарию отдадим, там тоже есть в Софии храм Александра Невского.

        Это полное безобразие и разврат. Это покушение на национальное достояние, которое принадлежит всем нам, а не просто отдельно взятому неведомому никому поселку «Княжье озеро». Потому что там, понимаете ли, люди, которые близки к правительству, богатенькие люди, имеющие состояние и влияние.

        – Сторонники передачи нередко аргументируют, что иконы должны принадлежать церкви…
        – Это не церковная собственность, а национальная. Это история, мы не остаемся на одном месте, мы все время меняемся. Никому же не приходит в голову раздать сейчас все драгоценности из Оружейной палаты. Они ведь тоже когда-то где-то находились. Каждая вещь когда-то для чего-то была создана, имела своих владельцев, ну давайте тогда вовсю будем раздавать.

        Заведующий отделом древнерусского искусства Института искусствознания Минкультуры РФ Лев Лившиц(фото: rsuh.ru)
        Заведующий отделом древнерусского искусства института искусствознания Минкультуры РФ Лев Лившиц(фото: rsuh.ru)

        – Говорится также, что иконы должны использоваться в богослужениях…

        – Прекрасно, давайте использовать находящиеся в музеях иконы для богослужений: все каноны православия говорят, что любой грамотно сделанный список обретает действенность. Но они не интересуются тем, что тот мощный потенциал, который заложен в любом древнем памятнике, просто не используется. Их не интересует историко-культурная, художественная ценность иконы, их интересует факт ее наличия. Получается, иерархи, как бы сами себе противореча, поклоняются доскам, а не образу.

        – Действительно, почему именно оригиналы?
        – Потому что оригиналы очень ценны. Церковь относится к этому не как к святыням, а как к собственности. Таким образом иерархи приобретают имущество, приобретают авторитет. Для богослужения можно использовать что угодно. Главное – не надо разбивать традиции. Если бы икона все время находилась там, у кого бы поднялась рука, кто бы покусился на памятник, который испокон веков находится на своем месте. Но есть уже почти столетняя традиция пребывания памятников в других условиях. Они привыкают к жизни. Человек ходил все лето без шубы, а потом наступили морозы, а у него шубы нету. Памятники, которые находятся в музее, лишились своих шуб. Пока они жили в церкви, они записывались, их закрывали олифой, они приобретали огромный подкожный слой. А реставраторы в музее их раскрыли, они сейчас в маечках находятся, а их предлагают переместить обратно на мороз.

        – Чем может грозить выдача этой иконы храму?
        – Во-первых, понижается ее статус. Они говорят о повышении ее ценностного статуса, но на самом деле это чистой воды провинциализация. И, разумеется, это опасно для ее сохранности. Памятник может погибнуть в считанные годы. Особенно если речь идет о помещении нового храма (церковь Александра Невского была построена в прошлом году – прим. ред.) – новые храмы строятся без учета возможности регулирования температурно-влажностного режима. Гарантии сохранности, которые при этом даются, ровным счетом ничего не стоят, никто руку на отсечение не отдаст, а если памятник погибнет, то отвечать за это никто не будет. Да если даже и ответит, нам с вами от этого легче не будет.

        – Не могли бы вы подробнее рассказать об опасностях разрушения иконы при смене места?
        – Перенос древних икон – всегда крайне опасное мероприятие. Любой музейный сотрудник, знакомый с хранением, подтвердит, что даже при переносе из одного помещения музея в другое иконы всегда болеют. Это же древесина, сложная структура, она моментально реагирует на любые изменения температурно-влажностного режима. Доски начинает коробить, начинает сыпаться красочный слой и так далее.

        – Были ли в последние годы подобные случаи?
        – Известно, что были замечены изменения сохранности при краткой выдаче иконы Владимирской Богоматери для богослужения, Троица реагировала на непродуманное перенесение из одного помещения музея в другое, такие случаи достаточно хорошо известны. С другой стороны, иконы не всегда наблюдаются должным образом, потому что когда они находятся не в музейных условиях, нет квалифицированного реставрационного и хронического наблюдения, не ведутся журналы, так что ответить на этот вопрос крайне затруднительно. Информацию весьма скупую, а чаще отсутствующую очень трудно получить у тех людей в церкви, которые должны за это отвечать. А чаще никто и не отвечает.

        – Имеют ли основания обещания иерархов хранить иконы надлежащим образом?
        – У них просто нет таких условий. Мы хорошо знаем, что в Пскове по вине церковноначалия в аварийном состоянии находится гигантский иконостас Троицкого епархиального собора, потому что они нелепо и глупо пользуются установленной там системой отопления. Не умеют они хранить, у них нет кадров.

        – И научные кадры со стороны они не привлекают?
        – Не привлекают. Они сами с усами, они не хотят общаться с нами.

        – Можете ли вы вспомнить аналогичные случаи выдачи икон за последнее время?
        – Выдачи есть, конечно. Мы знаем, что Ярославский музей выдал в Свято-Введенский Толгский монастырь древнюю икону Толгской Богоматери. Тоже нехорошо. Но, во-первых, она действительно там раньше была, в отличие от Торопецкой, которая к «Княжьему озеру» уж точно отношения не имеет. В последнем случае тогда логичнее отдать икону в Белоруссию, в Полоцк, зачем мелочиться. И, во-вторых, икона Толгской Богоматери остается музейным памятником, там каждый день хранители ездят по 18 километров, она все время находится под наблюдением реставраторов и хранителей.

        – У вас есть какие-то ожидания, в чью пользу будет принято решение, и послужит ли эта история прецедентом?
        – Обязательно послужит. Спасо-Елизаровский монастырь теперь тоже требует икону XIV века, да таких просьб сейчас идет валом. К сожалению, насколько можно наблюдать, дирекция делает под козырек, она боится. Предыдущий директор, Василий Пушкарев, этого бы никогда не сделал. Владимир Гусев, наверное, более аккуратен. Хорошо, что эта история стала достоянием общественности. В России должно быть гражданское общество, оно должно отвечать за то, что происходит. Это наши ценности, или мы абсолютно к ним равнодушны? Мы позволяем кому-то их приватизировать или не приватизировать? Но, боюсь, общественного мнения пока, к сожалению, никто не боится, все делается, чтобы его не существовало. А музеи, памятники – это те вещи, которые являются цементирующими, это то, что нас всех объединяет, это память, наши реальные духовные ценности. Их у нас и отнимают.



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............