Андрей Полонский Андрей Полонский Запад всегда был против России

Алекс Токвиль, французский государственный деятель и политический философ первой половины XIX века, предсказывал, что не пройдет и столетия, и Россия – если дать ей свободно развиваться – по своему национальному богатству обгонит всю совокупную Европу.

9 комментариев
Денис Миролюбов Денис Миролюбов Мечте Сергея Галицкого не суждено сбыться

Российский футбол продолжит вариться в собственном соку, что, надо отметить, получается очень неплохо. Количество юных игроков, стабильно играющих в основных составах, регулярно растет. Растет и их уровень.

11 комментариев
Глеб Простаков Глеб Простаков Ускоренная деиндустриализация Украины

Очень долго Москва сопротивлялась тому, чтобы дополнить демилитаризацию и денацификацию Украины ее деиндустриализацией (с этим, к слову, неплохо справлялись и сами украинские власти). Но повышение ставок в этом противостоянии и масштабы уже допущенных разрушений, к большому сожалению, сделали такой подход оправданным.

28 комментариев
7 июля 2008, 13:15 • Культура

Нет смерти для нее

Нет смерти для нее
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: отдел культуры

О том, что Нонна Мордюкова болеет, стало известно давно. Редкие появления на телеэкране обнаруживали признаки увядания. Поэтому, да и не только поэтому, Мордюкова избегала публичности, достойно превозмогая недуг в окружении своих родных и близких.

Последний звездный бенефис выпал Нонне Викторовне в документальном фильме Ренаты Литвиновой «Нет смерти для меня…», посвященном дивам советского кинематографа. Но даже среди других выдающихся актрис минувшего века (Литвинова запечатлела монологи Татьяны Окуневской, Татьяны Самойловой, Лидии Смирновой, Веры Васильевой) образ Нонны Мордюковой выглядел особенно мощным и незабываемым.

Она была своей, нашей, домашней и теплой, чья женская органика позволяла доверять ей, верить каждому сказанному слову

Именно Мордюкова, как ни одна другая актриса, выразила мощь и силу русского национального характера, красоту и харизматичность русской женщины. В жизни и творчестве большого мастера отсутствуют случайные черты. Символичным теперь кажется, что последним полнометражным фильмом Нонны Викторовны стал фильм Дениса Евстигнеева «Мама».

Пожилая и растрепанная женщина собирала своих сыновей в одну семью и просила у них прощения. В этом фильме Мордюкова поднималась до глубокого символического обобщения, собирая в образе матери типические черты этой матери-родины.

Вспоминались классические строки Николая Некрасова:

«Ты и убогая,/ Ты и обильная,/ Ты и могучая,/Ты и бессильная,/ Матушка Русь!/

Ты и убогая,/ Ты и обильная,/ Ты и забитая,/ Ты и всесильная,/ Матушка Русь!..»

Монументальная, словно бы с партийного советского плаката, Нонна Викторовна Мордюкова насыщала живым, теплокровным содержанием полые идеологические конструкты. Еще на учебе во ВГИКе ее заметил Сергей Герасимов, приступавший к экранизации романа Александра Фадеева «Молодая гвардия», где актрисе досталась роль Ульяны Громовой.

Вот и в дальнейшем она воплощала официальный образ «советского человека, строителя коммунизма» в шедеврах советской патриотической классики – в ленте «Русское поле», где Мордюкова по сценарию хоронила собственного сына (а потом похоронила его и в жизни) и, конечно же, в «Председателе».

Одну из своих лучших, наиболее масштабных ролей Нонна Викторовна сыграла в «Комиссаре» Александра Аскольдова, снятом в 1967 году и положенном на полку. Выход этого фильма в перестроечную пору стал одним из главных событий культурной жизни 80-х годов.

Однако Мордюкова, несмотря на многочисленные премии и звания (лауреат Государственной премии СССР, лауреат Государственной премии РСФСР имени Братьев Васильевых, народная артистка СССР, награжденная орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени) бронзоветь не торопилась. Актриса любила экспериментировать, порой представая перед зрителями в острохарактерных, гротескно заостренных ролях. Мордюкова не боялась показаться смешной, рядом с запасом патриотической прочности в ней сосуществовал замечательный комический дар.

Достаточно вспомнить ее работы в экранизации русской классики, феерическую управдомшу в «Бриллиантовой руке» Леонида Гайдая, тещу в кудряшках мелкой химии на голове из «Родни» Никиты Михалкова. В своих этапных ролях Нонна Мордюкова с поразительной художественной тонкостью фиксировала изменения, происходящие в обществе и внутри русского человека. Воплощая на экране наши общие радости и общие горести.

Она ведь, действительно, была своей, нашей, домашней и теплой, чья женская органика позволяла доверять ей, верить каждому сказанному слову. Зрители хорошо знали особенности ее биографии, детство на Кубани, поступление во ВГИК, большую любовь с Вячеславом Тихоновым, их развод, смерть сына…

В фильме Литвиновой «Нет смерти для меня…» Нонна Викторовна рассказывала о лучезарных надеждах, которые ей сулила жизнь в кинематографе, долгая и обильная. Однако реальность оказалась куда более жесткой.

Несмотря на всенародную популярность и мировую славу, жизнь Мордюковой легкой и счастливой не назовёшь. И дело даже не в том, что искусство отнимает личную жизнь, требуя покорного неукоснительного служения идолам да идеалам.

Периоды востребованности и полной концентрации во время съемок чередуются с полосами забвения и невнимания, отбирающих последние силы.

Полной отставленности от профессии Мордюкова не испытала, тем не менее, последние десятилетия она оставалась в тени. И даже когда еще позволяло здоровье, великая русская актриса не могла найти себе роли «по плечу», адекватные ее стихийному и могучему дарованию.

Актер – существо зависимое, и кто виноват, что творческая зрелость целого поколения киноактеров выпала на эпоху распада и развала российской киноиндустрии. Когда такие титаны «уходящей натуры» оказались задвинуты на задний план.

Несмотря на величие и мощь; несмотря на то, что

«Есть женщины в русских селеньях

С спокойною важностью лиц,

С красивою силой в движеньях,

С походкой, со взглядом цариц…»

Были, есть и будут. Ведь смерти нет…

..............