23 июля, понедельник  |  Последнее обновление — 20:44  |  vz.ru
Разделы

Можно ли сожалеть о гибели Николая II, помня убитых им ворон?

Андрей Тесля, кандидат философских наук
Можно ли ставить или сохранять монумент Черчиллю, зная не только его образ жизни, но и его взгляды что на империализм, что на женское равноправие, что на положение рабочих? Можно ли почитать Пушкина, крепостника, аристократа? Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

Инцидент в колонии сбрасывает страну обратно в 90-е годы

Сергей Худиев, публицист, богослов
Любые закрытые сообщества обладают мощными коллективными инстинктами, которые срабатывают раньше, чем разум. Они склонны защищать честь мундира и заметать сор под ковер. Но следовать этому инстинктивному порыву – самоубийственно. Подробности...
Обсуждение: 31 комментарий

В чем главный «грех» Трампа?

Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
Некоторые эксперты выдвинули тезис о том, что Дональду все равно ничего сделать не дадут. Мол, все переговоры станут возможными только со следующим президентом-демократом. К этому тезису у меня есть как минимум две претензии. Подробности...
Обсуждение: 23 комментария

    Минобороны показало испытания новейшего вооружения

    Минобороны приоткрыло завесу тайны над современными российскими вооружениями, анонсированными Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию, такими как беспилотник «Посейдон», гиперзвуковая ракета «Кинжал» (на фото ее пуск с нового носителя) и другие
    Подробности...

    Президенты России и США встретились в Хельсинки

    Владимир Путин и Дональд Трамп начали свой исторический тет-а-тет в финской столице с «серьезного» рукопожатия. Тем не менее один из английских журналистов разглядел, как Трамп подмигнул Путину во время открытой для журналистов встречи. Беседа тет-а-тет продолжалась 2 часа 10 минут
    Подробности...
    Обсуждение: 14 комментариев

    Во Франции после победы на ЧМ-2018 произошли погромы

    Франция второй раз в истории стала чемпионом мира по футболу, обыграв в «Лужниках» Хорватию со счетом 4:2. Эйфелеву башню подсветили в национальные цвета, а болельщики в Париже встретили победу своей сборной бурным ликованием, перерастающим в беспорядки
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:В деле о госизмене в ЦНИИмаш появился еще один подозреваемый

        Виктор Топоров

         
        Виктор Топоров (1946) - главный питерский критик-скандалист. Самая известная книга его так и называется - «Записки скандалиста». Переводчик поэзии и прозы. Автор теории «плохого перевода». Топоров – серый кардинал издательства «Амфора», главный локомотив издательства «Лимбус Пресс» и премии «Национальный бестселлер». Действительный член Академии российской современной словесности. Боятся Топорова все – и правые, и левые, «свои» и тем более чужие.

        Мнения

        Сергей Худиев
        Любые закрытые сообщества обладают мощными коллективными инстинктами, которые срабатывают раньше, чем разум. Они склонны защищать честь мундира и заметать сор под ковер. Но следовать этому инстинктивному порыву – самоубийственно.
        Обсуждение: 31 комментарий

        Андрей Тесля
        Можно ли ставить или сохранять монумент Черчиллю, зная не только его образ жизни, но и его взгляды что на империализм, что на женское равноправие, что на положение рабочих? Можно ли почитать Пушкина, крепостника, аристократа?
        Обсуждение: 14 комментариев

        Дмитрий Дробницкий
        Некоторые эксперты выдвинули тезис о том, что Дональду все равно ничего сделать не дадут. Мол, все переговоры станут возможными только со следующим президентом-демократом. К этому тезису у меня есть как минимум две претензии.
        Обсуждение: 23 комментария

        Галина Гужвина
        Вчера сидели рядом с семьей на пляже. Муж, тридцати еще нет, сначала договаривался по телефону встретить кого-то в аэропорту Ниццы, а потом звонил на Родину: «Сашк, ну ты сходи, за меня отметься. Как будто я в АТО, а не здесь».
        Обсуждение: 43 комментария

        Антон Крылов
        Фраза «русский – это тот, чья жена или дочь носит кокошник, а чай они пьют из стаканов с подстаканниками» смотрится мирно и уютно. У этих бытовых предметов есть серьезный шанс стать символом объединения народа, чего никак не могут сделать исторические личности.
        Обсуждение: 32 комментария

        Алексей Анисимов
        Сегодня на шесть работающих приходится пять пенсионеров. Нужно что-то делать, ибо сама собой эта проблема не решится. Неужели стоит перекладывать это на молодых, повышая налоги для работающих, чтобы обеспечить выплаты пенсионерам?
        Обсуждение: 89 комментариев

        Ербол Каиров
        Весь вчерашний вечер листал ленту и видел, как сотни моих знакомых скорбели и выставляли совместные фото с погибшим. Именно такие спортсмены всегда были ближе к народу. И мы, этот народ, сберечь такого человека не смогли.
        Обсуждение: 11 комментариев

        Ольга Баталина
        Если гипотетически забыть обо всех остальных значимых расходах и перевести нагрузку по выплате пенсий в основном на федеральный бюджет, тогда это уже никакая не страховая система, а по сути пособие в связи с низким уровнем дохода.
        Обсуждение: 293 комментария

        Ирина Алкснис
        Европейский суд по правам человека присудил участницам Pussy Riot 48 тыс. евро, которые обязал выплатить Российскую Федерацию. С другой стороны, США инициировали дело против Марии Бутиной. У этих историй есть некоторое пересечение.
        Обсуждение: 51 комментарий

        Андрей Бабицкий
        Попытка продвигать идею гендера как социального конструкта имеет в виду поднять человека до уровня Бога, способного своей волей и прихотью отрясти прах биологической связанности со своих ног. Эта дорога ведет очень далеко.
        Обсуждение: 46 комментариев

        Виктор Топоров: Волшебный хор мальчиков

        16 марта 2006, 19:56
        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Сборник «Филологическая школа» (Тексты. Воспоминания. Библиография; издательство «Летний сад», 2006, серия «Волшебный хор») – это совсем не то, о чем вы подумали. Я бы даже выразился определеннее: это то, о чем вы бы подумали в последнюю очередь.

        «Филологическая школа» – это поэтическая антология, причем монументальная – 655 страниц в твердом переплете и плотная вклейка с фотографиями и рисунками участников сборника. В том числе и с рисунками, сделанными самими стихотворцами, хотя никто из них не художник.

        Но главное здесь, конечно, стихи, хотя никто или почти никто из авторов сборника не поэт.

        Не поэт, а кто?

        «Филологическую школу» образуют покойные Леонид Виноградов, Александр Кондратов (Сэнди Конрад), Михаил Красильников, Сергей Кулле, Юрий Михайлов и ныне здравствующие Михаил Еремин, Лев Лосев (в девичестве Лифшиц) и Владимир Уфлянд. В основном студенты, но далеко не во всех случаях выпускники филологического факультета ЛГУ им. Жданова. То ли поэтическая группа, выдающая себя за компанию любителей выпить, то ли, наоборот, компания любителей выпить, притворившаяся поэтической группой и просуществовавшая в таком качестве чуть ли не четверть века (из часто цитируемых автодефиниций).

        «Верлибр не прижился у нас главным образом потому, что размер и рифмы позволяют врать, позволяют скрадывать пустоту души»

        «Филологической школой» всех их нарек составитель многопудовой «Антологии у Голубой Лагуны» Константин Кузьминский – тоже, знаете ли, научный авторитет лишь в той мере, в какой применительно к нему самому справедлива гоголевская максима: «Король Испании – это я!» Люди встречались, выпивали, умеренно так безобразничали, скорее даже шалили – то в Неву с моста спрыгнут, то на Невском прямо на заснеженный тротуар «отдохнуть» улягутся, – и сочиняли в столбик и в строчку какую-то никому, кроме них самих, не интересную ахинею. Один даже за пьяную выходку в антисоветском духе угодил на несколько лет в Мордовию, – но и пьесу про Ленина однажды сочинили тоже…

        А потом, к собственному коллективному сорокалетию, выпустили в 1977 году рукописную антологию «40» (наряду с поздними стихами тех же авторов, полностью воспроизведенную в фолианте «Филологическая школа»), – и Лосев уехал, и стал уже в Америке негромко знаменитым русскоязычным поэтом.

        А остальные начали потихоньку умирать, а главное, впали в полную и окончательную безвестность. Из которой внезапно вынырнул один Уфлянд – почему-то под Бродским и как бы с благословения Бродского. И числится нынче по ведомству апокрифических мемуаров и гомерического бродсковедения. Вот он-то на пару с виднейшим бродсковедом новой волны москвичом Виктором Куллэ (двоюродным племянником Сергея Кулле) и выпустил на государственный грант рецензируемую антологию.

        К чести Куллэ и – в несколько меньшей степени – Уфлянда, составители не перетягивают одеяло на себя: серым кардиналом и «центром силы» антологии становится Лосев – единственный (кроме Сергея Кулле) по-настоящему одаренный стихотворец из членов группы. Лосев – поэт без дураков, хоть и ставший таким только в Америке, и достаточно любопытным способом: зрелый Лосев возделал одну из освоенных было Бродским, но затем почему-то заброшенных (что само по себе уникально) полян – американскую «университетскую (или профессорскую) поэзию» с привитым к ней позднемандельштамовским (но и не без Ходасевича) дичком.

        И превратил ее в зимнестойкую клумбу, на которой, высаженные вперемежку, благоухают невзрачные живые цветы и безуханно пленяют нездешней красотой искусственные.

        «Всем хорошим во мне я обязан водке», – утверждает на

        Лев Лосев (Лифшиц) (фото vavilon.ru)
        Лев Лосев (Лифшиц) (фото vavilon.ru)

        страницах антологии Лосев – и, разумеется, скромничает. Талант не пропьешь, и ум – тоже; Лосев по-злому умен и по-умному добр – хотя бы к товарищам по когдатошней компании любителей выпить, и, вынужденно осмысляя их очевидную творческую недостаточность, выражается не столько уклончиво, сколько деликатно: «…значительная часть /…/ текстов – пародии, и нередко эти пародии были написаны до появления объектов пародирования».

        Да ведь и впрямь дух невольной и ненамеренной пародии витает над страницами антологии – и в разделе «40», и во второй половине книги. Они, конечно, и сами в основном дурачатся: «Марусь! Ты любишь Русь?» – но получается не смешно, а именно что придурковато: «Мой дед был клоуном по имени Пиф-Паф, и был у дедушки весьма веселый нрав. И если в цирке случался с ним провал, он и тогда, он и тогда не унывал».

        Остается надеяться на то, что ныне 70-летний внук унаследовал от дедушки это качество.

        Считается, что «Филологическая школа» продолжает и развивает традицию Хармса с Введенским и, во вторую очередь, Хлебникова с Крученых.

        Но, во-первых, кем считается?

        Бродсковедами!

        А во-вторых, это вообще неверно. «Филологическая школа» выросла из салонных забав типа буриме или палиндромов, выросла из игры в слова ради самой игры – и в таком качестве навсегда и осталась. (Разве что салону «филологи» вынужденно предпочитали питейные заведения попроще; ср. у Лосева-1977:

        «Рейн, Бобышев, Найман были нашими знакомыми, а Рейн, самый живой и талантливый, – другом. Но они любили, чтобы было красиво, как у акмеистов, любили поминать Господа и ангелов, Сезанна и Ван Гога, а то и французскую строчку ввернуть. Да и стиль жизни у них был другой. Они острили каламбурами (что у нас считалось дурным тоном), их принимали в хороших домах – у Люды Штерн. Они вились вокруг Ахматовой. Меньше пили. Не матерились. Не участвовали в ресторанных драках. Не имели приводов. Не слышали шума времени. Кроме Рейна. Когда подрос и возник Бродский, он покрутился и у нас, и у них, и у горняков и ушел сам по себе».)

        Из игры в образы ради образов, в рифмы ради рифм и в «японского городового» (то есть в отсутствие рифм) ради «японского городового»! Кое-кто (не из круга участников антологии) уже в перестройку раскрыл прикладной, сугубо коммерческий смысл подобного стихоплетства – Вишневский с одностишиями, Губерман с гариками, Пригов с кикиморой.

        «Филологическая школа» же исповедовала принцип «Гусары с дам денег не берут!» и зарабатывала себе на жизнь иным образом. Впрочем, справедливости ради отмечу, что и «дамы», внимая поэтам «Филологической школы», раскошелиться не спешили. А в наши дни не заспешат и подавно. Разве что забегут «на сигаретку» передохнуть между Бродским и Бродским – но в состоянии полной «ветоши».

        Ситуация с «Филологической школой» сильно смахивает на ключевой эпизод из недавнего романа Сергея Носова «Грачи улетели»: решили трое спьяну помочиться с моста, а их замели. Прошли долгие десятилетия, и выяснилось, что это было не хулиганство, а (первый в Советской стране) перформанс.

        Вот только у Носова поэтам по сорок пять, а здравствующим членам «Филологической школы» – по семьдесят. Парадокс, однако, наличествует и здесь, причем тройной: во-первых, сегодня и такое принято считать поэзией; во-вторых, поэзия – любая – сегодня никого не интересует; в-третьих, первое воровато вытекает из второго, а второе равнодушно зиждется на первом.

        При этом, правда, в стихах Еремина что-то брезжит, какая-то косноязычная (вернее, недоязычная) метафизика; Лифшиц стал в Америке кондиционным и, на иной вкус, блистательным Лосевым, а Кулле и вовсе верлибрист (и поэт) европейского уровня.

        Но, с другой стороны, что такое европейский, да и мировой уровень? Вот умер недавно Геннадий Айги, и объявили, будто он входит в десятку крупнейших в мире поэтов ХХ века! Вы верите? Я – нет, а вам, скорее всего, просто без разницы – объявили и объявили.

        Геннадий Айги (фото vavilon.ru)
        Геннадий Айги (фото vavilon.ru)
        Верлибр не прижился у нас главным образом потому, что размер и рифмы позволяют врать, позволяют скрадывать пустоту души. Верлибр прижился на Западе главным образом потому, что дает возможность ощутить себя поэтами энному числу бездарей, не способных зарифмовать кровь с любовью.

        «Филологи» были (а те, что живы, и остаются) штукарями; Кулле обладал редкостным поэтическим дыханием – и безыскусный по западным меркам верлибр (у нас в Питере воспринимавшийся как штукарство) пришелся ему на удивление впору.

        «Филологи» считали себя талантливыми поэтами и – чуть ли не первыми в послевоенное время – свободными людьми. О поэзии уже сказано, а свобода, разумеется, не могла не оказаться подпольной. Потаенной, непременно поправит меня кто-нибудь из благожелателей. И помянет (в антологии, кстати, и поминают) «ворованный воздух».

        Что их действительно отличало в лучшую сторону едва ли не ото всех остальных, так это последовательное нежелание «строиться» – хоть под Никитой Сергеевичем с Леонидом Ильичом, хоть под Анной Андреевной с Лидией Яковлевной. Этот хор мальчиков (если вспомнить матерную шутку полувековой давности, причем вполне во вкусе «Филологической школы») категорически отказывался подпевать народному артисту Бунчикову. А в нашей поэзии (да и только ли в ней) основополагающим остается правило «Не прогнешься – не поедешь».

        Впрочем, и ехать им было особо некуда.

        С вечера в арт-кафе «Платформа», посвященного выходу книги (любезно подаренной мне Виктором Куллэ), я ушел где-то на сорок пятой минуте выступления Уфлянда, но успел услышать главное: оказывается, трое участников антологии учились в одном классе среднего учебного заведения, «знаменитого тем, что оно оказалось единственной во всем Дзержинском районе школой, в которой ни единого дня не проучился Иосиф Бродский!».

        Вкладывает ли внук клоуна Пиф-Пафа в эти слова напрашивающийся символический смысл? Нет, не думаю: он для этого слишком простодушен.

        О самой же антологии, тщательно изучив ее, скажу с позаимствованной по такому случаю у Лосева деликатностью: прекрасный подарок любителям книжных раритетов!


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Можно ли сожалеть о гибели Николая II, помня убитых им ворон?

        Андрей Тесля, кандидат философских наук
        Можно ли ставить или сохранять монумент Черчиллю, зная не только его образ жизни, но и его взгляды что на империализм, что на женское равноправие, что на положение рабочих? Можно ли почитать Пушкина, крепостника, аристократа? Подробности...

        Инцидент в колонии сбрасывает страну обратно в 90-е годы

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Любые закрытые сообщества обладают мощными коллективными инстинктами, которые срабатывают раньше, чем разум. Они склонны защищать честь мундира и заметать сор под ковер. Но следовать этому инстинктивному порыву – самоубийственно. Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        В чем главный «грех» Трампа?

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        Некоторые эксперты выдвинули тезис о том, что Дональду все равно ничего сделать не дадут. Мол, все переговоры станут возможными только со следующим президентом-демократом. К этому тезису у меня есть как минимум две претензии. Подробности...
        Обсуждение: 5 комментариев

        Там такая аура. Даже в армии было куда легче

        Текст дня, лучшие материалы блогосферы
        Таких любителей гуманизма надо отправить поработать в зону и обязать выполнять работу аттестованного персонала. Я так поработал два года. Считаю, что это два года потерянной жизни. Подробности...

        Как «бойцы АТО» оккупировали Лазурный берег

        Галина Гужвина, преподаватель математики в Политехническом институте (Ecole Centrale) г. Лиона, Франция
        Вчера сидели рядом с семьей на пляже. Муж, тридцати еще нет, сначала договаривался по телефону встретить кого-то в аэропорту Ниццы, а потом звонил на Родину: «Сашк, ну ты сходи, за меня отметься. Как будто я в АТО, а не здесь». Подробности...
        Обсуждение: 43 комментария

        Смогут ли подстаканник и кокошник объединить Россию?

        Антон Крылов, журналист
        Фраза «русский – это тот, чья жена или дочь носит кокошник, а чай они пьют из стаканов с подстаканниками» смотрится мирно и уютно. У этих бытовых предметов есть серьезный шанс стать символом объединения народа, чего никак не могут сделать исторические личности. Подробности...
        Обсуждение: 32 комментария

        Три важных условия для изменения пенсионной системы

        Алексей Анисимов, руководитель исполкома ОНФ
        Сегодня на шесть работающих приходится пять пенсионеров. Нужно что-то делать, ибо сама собой эта проблема не решится. Неужели стоит перекладывать это на молодых, повышая налоги для работающих, чтобы обеспечить выплаты пенсионерам? Подробности...
        Обсуждение: 89 комментариев

        Дениса любила вся страна

        Ербол Каиров, Спортивный комментатор
        Весь вчерашний вечер листал ленту и видел, как сотни моих знакомых скорбели и выставляли совместные фото с погибшим. Именно такие спортсмены всегда были ближе к народу. И мы, этот народ, сберечь такого человека не смогли. Подробности...
        Обсуждение: 11 комментариев

        Наши либералы – глубоко советские люди

        Евгений Примаков, Внук бывшего премьер-министра России Евгения Примакова, генеральный директор АНО "Русская гуманитарная миссия"
        В совестливой либеральной общественности по поводу дела Маши Бутиной внезапно проснулся застарелый карго-культ «Органы ошибаться не могут!» – если это органы иностранные. «Арестовали – значит, было за что!» Где-то мы это уже слышали. Подробности...
        Обсуждение: 6 комментариев

        Счастье доступно и для спящего под мостом

        Андрей Тесля, кандидат философских наук
        Счастье – продукт скоропортящийся. Испытав счастье – следом готовишься испытать несчастье. В том числе от того, что другие пользуются большим, лучшим, проводят время веселее, прекраснее, насыщеннее, чем ты. Подробности...
        Обсуждение: 48 комментариев
         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............