Александр Тимохин Александр Тимохин Возможна ли морская блокада России

Для многих датчан противодействие России – продолжение борьбы со славянами за жизненное пространство в Средние века. Сегодня Дания – государство, активно помогающее режиму Зеленского. Поэтому нельзя исключать, что датчане вновь перейдут очередные красные линии.

12 комментариев
Тимур Шерзад Тимур Шерзад Северяне всегда побеждают южан

23 июня 1865 года капитулировал Стэнд Уэйти – последний генерал южан в Гражданской войне в США. Продлившись более четырех лет, она навсегда изменила Америку. Спецоперация на Украине длится меньше, но уже сейчас у этих конфликтов можно найти много общего.

5 комментариев
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Итог предательства всегда один

Для нынешних иноагентов судьба Блюменталь-Тамарина должна бы стать уроком, но даже саму эту фамилию мало кто слышал, ее давно забыли. Это, кстати, обязательный итог жизни любого предателя.

33 комментария
15 января 2014, 16:34 • Политика

Еще жестче

Эксперты оценили антитеррористические законопроекты

Еще жестче
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Ольга Гриценко,
Михаил Мошкин

В Госдуму внесен целый пакет поправок антитеррористической направленности. Депутаты предложили не только расширить полномочия ФСБ и карать террористов пожизненными сроками, но и ограничить размеры электронных платежей, а также обязать соцсети хранить информацию о действиях своих пользователей. Эксперты считают, что новые меры не отразятся на жизни рядовых россиян.

Группа депутатов от всех четырех фракций внесла в среду на рассмотрение парламента масштабный блок поправок в антитеррористическое законодательство в связи с недавними взрывами в Волгограде.

#{image=769995}В первую очередь парламентарии предложили расширить полномочия сотрудников ФСБ, дав им право проводить личный досмотр граждан, их вещей и транспортных средств в связи с возможными подозрениями.

Кроме того, парламентарии предложили ужесточить наказание по террористическим статьям. В частности, за организацию терактов и захват заложников, а также финансирование террористической деятельности предложено ввести наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Такая же кара может грозить за организацию террористического сообщества или организации, незаконного вооруженного формирования и участие в них.

Как сообщил ранее один из авторов поправок, депутат от ЛДПР Андрей Луговой, также предлагается исключить возможность вынесения более мягкого наказания за террористическое преступление, в том числе условного приговора. «Также исключается освобождение от ответственности за данное преступление в связи с истечением срока давности его совершения. Срок давности не будет касаться этих преступлений. И по этим преступлениям предлагается исключить отсрочку отбывания наказания», – сообщил он РИА «Новости».

Денег много не бывает

Другой блок поправок направлен на ограничение финансирования террористической деятельности. В нем парламентарии предлагают ограничить размеры возможного перевода денежных средств через электронные системы, такие как «Яндекс-кошелек», 1 тысячей рублей в день вместо нынешних 40 тысяч.

Получение некоммерческой организацией денежных средств от иностранных государств или международных организаций будет подлежать обязательному контролю, если сумма превышает 100 тыс. рублей.

Кроме того, будет ужесточен контроль над передачей информации в Сети. В частности, физические и юридические лица будут обязаны в порядке, установленном правительством, уведомлять Роскомнадзор о начале деятельности по организации распространения информации и обмена данными между интернет-пользователями, продолжил разработчик.

«Это любое СМИ, которое является посредником в передаче информации, либо третьи лица участвуют в создании информации. Это все ресурсы, за исключением страниц, на которых вы не можете оставить, например, комментарий. Но сюда включаются все электронные почтовые сервисы, соцсети, торренты и СМИ, на страницах которых можно что-то комментировать», – сообщил ранее ИТАР-ТАСС один из авторов документов, справоросс Леонид Левин.

По его словам, упомянутые лица должны будут хранить информацию о действиях своих пользователей не менее шести месяцев и предоставлять ее органам, занимающимся оперативно-разыскной деятельностью. В противном случае им будут грозить штрафы.

#{help=668044}«Безусловно, при подготовке законопроекта учитывался опыт зарубежных стран в борьбе с терроризмом, в частности, при обсуждении мы ориентировались на опыт Израиля как одной из стран, в наибольшей степени сталкивающихся с террористической угрозой», пояснил газете ВЗГЛЯД один из разработчиков поправок, депутат от КПРФ Олег Денисенко. Парламентарий заметил, что хотя «предложенные меры, возможно, будут на первых порах не очень популярны, но необходимо понимать, что это делается во благо людей».

Как следует из данных израильской прессы, антитеррористическое законодательство в этой стране еще жестче, чем в России.Так, например, в ноябре 2011 года контрразведка ШАБАК, в функцию которой входит  борьба с террором и шпионажем и одновременно охрана государственных тайн и важных объектов, официально приняла под свой контроль системы безопасности израильских компаний связи — телефонных, операторов мобильной связи и провайдеров Интернет. Официальной задачей ШАБАК в данном случае было названо предотвращение виртуальных атак и утечек информации из баз данных компаний связи.

Но еще в 2007 году представители министерства связи Израиля подтвердили (в ответ на иск «Движения в защиту информации» - FOIM) существование двух секретных параграфов в лицензиях, полученных компаниями сотовой связи и интернет-провайдерами, позволяющих спецслужбам в любой момент получить доступ к их компьютерам. По утверждению FOIM упомянутое секретное приложение, позволяло ШАБАК требовать от мобильных операторов информацию о звонках и сообщениях их клиентов.

Также строго караются в Израиле и призывы к актам террора, и публичное одобрение деятельности террористов.

«Вопросы остаются»

В Общественной палате, комментируя предложения парламентариев, заявили, что законопроекты по ужесточению антитеррористического законодательства должны пройти сначала «нулевое чтение» у экспертов, чтобы не оказалось, что они ущемляют права обычных граждан. В частности, как заявил член ОП Дмитрий Галочкин, после терактов в Волгограде ужесточение мер по борьбе с терроризмом было ожидаемо. «Любые террористические угрозы приводят к тому, что должно быть противодействие. Соответственно, это ожидаемо, что будет ужесточение мер по борьбе с угрозами. Но я считаю, что здесь не должно быть перегибов», – сказал он.

В то же время он поддержал инициативу об ужесточении наказания за пособничество и финансирование терроризма. «Ответственность должны нести и те, кто является пособниками, и бить по материальной базе терроризма тоже необходимо. Россия начала вспоминать, что это такое – жить в условиях постоянной террористической опасности», – добавил Галочкин.

Ужесточение антитеррористического законодательства – обычная практика для стран, столкнувшихся с угрозой терроризма, и меры, предложенные депутатами, могут стать эффективным средством пресечения, в свою очередь считает член ОП Георгий Федоров.

«После беспрецедентной террористической атаки стало ясно, что прежняя система предупреждения и противодействия, мягко выражаясь, недостаточно хорошо работает. В целом можно позитивно отнестись к любым действиям, направленным на борьбу с терроризмом и экстремизмом, но при этом нельзя забывать о необходимости менять систему безопасности в целом. Остается множество вопросов к качеству работы тех, кто призван противодействовать терроризму: почему «проморгали» террористические ячейки, почему не вычислили тех, кто готовил тот же взрыв в Волгограде, почему в течение одних суток произошло несколько террористических актов», – заявил он газете ВЗГЛЯД.

Ужесточение антитеррористических мер в России является оправданным практически по всем пунктам, соглашается президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров. «То, что произошло у нас в Волгограде, многих, конечно, заставило задуматься и передвинуть ситуацию в другую плоскость. Я считаю, что на сегодняшний момент совершенно правильно, что вопросами досмотра на транспорте или в каких-то ситуациях будут заниматься сотрудники Федеральной службы безопасности, а не только Министерства внутренних дел», – считает он.

Гончаров напомнил, что недавно Госдума уже приняла законопроект, внесенный президентом, о борьбе с терроризмом, который и так усилил многие санкции. Нынешний пакет законопроектов, по словам эксперта, отличается «еще более сильными корректировками».

«Призывы к оправданию терроризма – совершенно правильная статья в УК, поскольку многие, прикрываясь якобы борьбой за власть, особенно на Северном Кавказе, чуть ли не в открытую призывают к терроризму. Но до тех пор, пока эксперты не дадут четкую и ясную трактовку по каждой статье, усиливающей наказание, еще много появится вопросов и поправок. А вот, допустим, пожизненное наказание – справедливо, но я не думаю, что оно напугает людей, которые идут на смерть», – отметил Гончаров. 

Однако некоторые пункты в предложенных поправках все-таки вызывают вопросы –- например, предложение ограничить суммы переводов денежных средств при использовании платежных интернет-систем, отметил Гончаров. «Терроризм – это высокодоходный бизнес, этого никто не отрицает. Но я пока с пессимизмом отношусь к тому, как могут в этой ситуации проследить онлайн-переводы. Наверное, логично предположить, что террористическая деятельность никогда не оплачивается законными путями», – добавил он.

Гендиректор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов, однако, полагает, что ограничение суммы денежных переводов при использовании платежных интернет-систем станет эффективной мерой и поможет бороться не только с терроризмом, но и с другой незаконной деятельностью. Также он считает обоснованными меры, которые предлагается предпринять для контроля интернет-ресурсов.

«Никто не будет проверять простого гражданина или мешать его жизнедеятельности в социальных сетях. В данном случае идет речь, конечно, только о таких адресных мерах, которые ориентированы против тех лиц, тех организаций, которые или потенциально представляют угрозу, или известно, что они осуществляют подготовку каких-то незаконных действий», – считает политолог.

Комментарии экспертов

Владислав Гриб, Заместитель секретаря Общественной палаты России, член Президиума Ассоциации юристов России
Владислав Гриб, Заместитель секретаря Общественной палаты России, член Президиума Ассоциации юристов России
Любое общество хочет обезопасить себя от терактов, и в этом состоит главная задача внесенных в Госдуму антитеррористических законопроектов. Он отметил, что внесенные поправки соответствуют международному опыту. В борьбе с терроризмом нужно минимизировать финансовую и информационную анонимность. Сейчас идут неперсонализированные платежи, в том числе и с использованием интернета. Если это большие суммы, то зачастую их используют для противоправных деяний. <br> Ужесточение контроля в сфере электронных платежей не будет препятствовать развитию интернета в стране. Анонимность в Сети существует, но в случае совершения или подозрения в совершении преступления все-таки нужно дать возможность правоохранительным органам отследить эти вещи и получить полную информацию. <br> Если в России сохранится возможность финансовой и информационной анонимности, то многие наши попытки побороть профессиональный терроризм будут бесплодны. Террористы – это обеспеченная ресурсная сеть. Чтобы с ней бороться, необходимы максимально комфортные условия, в том числе для правоохранительных органов, которые должны действовать в рамках законодательства. <br> Согласен, что для тех боевиков, которые непосредственно совершают самоподрыв, не имеет значения жесткость наказания, но это не для них вводится пожизненное заключение. <br> Пожизненным заключением не испугать смертника. Смертники – всего лишь исполнители. Но есть такие понятия, как организатор, пособник. Террористы-исполнители – пешки в игре больших лидеров терроризма. Для тех, кто способствует, организует данные преступления, наказание нужно ужесточать. Нам нужна профилактика для тех, кто его доставляет на место, обеспечивает сопровождение. Это могут быть в том числе сотрудники государственных, даже правоохранительных органов. За каждым смертником стоят по крайней мере несколько человек. <br> При этом я не считаю, что всякий раз после совершения терактов нужно ужесточать законодательство. <br> Само по себе ужесточение законов не избавит нас от террора. Нужно, чтобы законы создавали возможность пресекать теракты до их совершения. Это самое главное. Также необходимо создавать условия, максимально адекватные той степени опасности, которую в настоящее время создают террористы. У государственных органов должны быть все законодательные возможности и ресурсы, чтобы эти явления как можно реже повторялись. Мы должны поставить перед собой задачу максимально снизить возможности проведения терактов // ВЗГЛЯД.РУ
..............