26 июня, воскресенье  |  Последнее обновление — 18:21  |  vz.ru

Главная тема


За развалом ЕС может последовать развал Великобритании

Европейские страхи


Министр обороны Германии заявила о возможности военного конфликта России и НАТО

Герой Украины


Савченко ответила на обвинения в связях с ДНР и ЛНР

Спорное заявление


Глава ОАК: Российские самолеты никому не нужны

полигон под псковом


Начались испытания противотанковой пушки «Спрут-СДМ-1»

«низкий уровень культуры»


Путин дал отповедь Кэмерону по поводу его заявлений о влиянии РФ на референдум в Британии

«никто особо и не ждал»


Киевские политики начали признавать, что Украину не возьмут в ЕС

«Бессмертный полк»


Врача семьи Порошенко увольняют из-за Дня Победы

стратегические ошибки


Безалаберность командования привела сирийскую армию к тяжелому поражению

«клиническая смерть»


Антон Крылов: Окончательный распад Британии – с большой вероятностью вопрос ближайших лет

Вопрос дня


Китай ужесточает контроль над комментариями в интернете. Вы бы хотели, чтобы российское государство делало то же самое?

«Вашингтон серьезно подвел российский народ»

Администрация Клинтона фактически поощряла коррупцию в России и антидемократические действия режима Бориса Ельцина   19 января 2016, 08:02
Фото: Blake Sale/Reuters
Текст: Юрий Караш,
Вашингтон

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

В ходе разговора с немецкими журналистами президент Путин перечислил несколько ошибок, которые Запад совершил в отношении России. Еще одна серьезная ошибка во время этой беседы упомянута не была: действия США способствовали росту коррупции в России, которая, в свою очередь, стала препятствием на пути экономического возрождения страны.

Санкции, поддержка «цветных революций» с антироссийской направленностью в бывших советских республиках, черные списки, в которые попадают как отдельные граждане России, так и целые компании, попытки уменьшить степень влияния РФ на мировые события. Подобные шаги воспринимаются жителями России как проявление откровенно недружелюбной политики Америки. Следствием этой недружественности является заметное сокращение импорта в Россию, а также перенаправление бюджетных расходов с социальных программ на оборону, чтобы поддерживать военно-стратегический баланс в отношениях с США.

«Олигархическая экономика, созданная по совету и с помощью администрации Клинтона, помогла узаконенной коррупции сомкнуть свои удушающие объятия на российском правительстве, а также на значительном секторе якобы «приватизированной» экономики»

Стоит отметить, что Соединенные Штаты и их западные союзники совершенно не обязаны продавать свою продукцию России. Так же, как не обязаны с симпатией относиться ко всем ее внутри- и внешнеполитическим шагам. Те же экономические санкции являются одним из цивилизованных, признаваемых ООН методов выражения недовольства политикой государства, против которого они направлены. Но есть и то, в чем Соединенные Штаты действительно виноваты перед Россией, более того, они сами это признают.

Еще в 2000 году специальный комитет палаты представителей Конгресса США опубликовал трехтомный доклад, получивший название «Дорога России к коррупции: как администрация Клинтона поддерживала правительство вместо свободного предпринимательства и серьезно подвела народ России». Другое общеупотребительное полуофициальное название этого документа – «Доклад комитета Кокса» (конгрессмен Кристофер Кокс возглавлял вышеупомянутый комитет). Данный доклад, поначалу помеченный грифом «Совершенно секретно», является ценнейшим источником информации как о политике США в отношении России, так и о подлинных причинах поддержки Белым домом Кремля в 1990-е годы. В силу значительного объема этого документа (три с половиной сотни страниц) ограничимся цитированием выдержек лишь некоторых его глав.

Глава 4. «Фундаментальные просчеты политики администрации Клинтона в отношении России»

В ходе своей избирательной кампании в 1992 году и в течение первых лет своего пребывания у власти президент Клинтон явно демонстрировал свое нежелание вникать в вопросы как внешней политики в целом, так и важнейшего российского направления этой политики в частности. Какое-либо выходящее за протокольные рамки участие президента в [реализации] величайшей возможности, открывшейся перед внешней политикой США после Второй мировой войны, фактически отсутствовало. Это оказалось губительным для выработки и проведения политики США в отношении России. Лишенный президентского внимания процесс принятия решений был отдан «на откуп» «тройке» подчиненных [президента] (слово «тройка» написано в докладе по-русски латинскими буквами – прим. ВЗГЛЯД): вице-президенту Гору, включая его помощника по внешней политике Леона Фуэрте, сотруднику Госдепартамента Стробу Талботту и сотруднику Казначейства Лоуренсу Саммерсу... Особый статус «тройки» стал причиной следующих фундаментальных просчетов американской политики в отношении России:

Во-первых, явное предпочтение отдавалось укреплению российской центральной власти вместо [содействия], с одной стороны, демонтажу советской государственной системы, а  с другой – зарождению и развитию свободного предпринимательства.

Во-вторых, вместо [выработки и осуществления] последовательной и принципиальной политики, которая не зависела бы от персоналий, акцент делался на тесных личных связях с некоторыми российскими государственными деятелями, которые продолжались даже после того, как [эти деятели] погрязли в коррупции.

В-третьих, узкая нацеленность на взаимодействие с российской исполнительной властью сопровождалась практически полным игнорированием российской законодательной власти, региональных правительств, а также частных организаций.

В-четвертых, демонстрировалось пренебрежение к нарождающимся демократическим кругам российского общества, что привело к попыткам [США] достичь демократических целей явно недемократическими средствами.

В-пятых, налицо было нежелание выстраивать или хотя бы корректировать [российское направление] политики в соответствии с реальной обстановкой, которая была отмечена усиливавшейся коррупцией и растущим количеством провалов политики [«тройки»]. 

Администрация Клинтона вместо [содействия] строительству основ свободного предпринимательства сделала главный упор, с одной стороны, на укрепление российской государственной финансовой системы, а с другой – на превращение государственных монополий в частные. Это создало ситуацию, при которой миллиарды долларов западной помощи способствовали лишь замедлению [развития России]... Итогом стал провал политики «приватизации», но что еще хуже – используя колоссальные объемы внешних займов и финансовой помощи с целью «латания дыр» в российском государственном бюджете, администрация Клинтона питала этими средствами воровство и мошенничество в [России] (здесь и далее выделено редакцией – прим. ВЗГЛЯД). Практически безоговорочная крупномасштабная зарубежная помощь лишь усугубляла российские проблемы, уничтожая мотивацию для реформирования [экономики] и способствуя поддержке правительства, чья политика вела российский народ к банкротству... 

Волны информационных атак западных СМИ на Россию
Волны информационных атак западных СМИ на Россию
Администрация Клинтона также не желала признавать, как навредила российской демократии и восприятию россиянами Америки та беспрекословная поддержка, которую Белый дом оказывал своим коррумпированным российским партнерам. Колоссальная политическая ставка, которую администрация Клинтона сделала на своих российских партнеров, дала Белому дому мощнейший стимул игнорировать и замалчивать правонарушения и ошибки российских чиновников, включая Виктора Черномырдина и Анатолия Чубайса, которые олицетворяли собой российскую политику администрации Клинтона. Близость данной администрации к некоторым российским личностям помешала ей реально оценивать имевшуюся разницу между интересами США и России, как, например, в случае с Чечней, когда Клинтон сравнил Ельцина с Абрахамом Линкольном. 

Исключительно тесные отношения администрации Клинтона с ее некоторыми официальными российскими партнерами резко контрастировали с чисто формальным взаимодействием Белого дома с российским парламентом, оппозиционными партиями и региональными правительствами России. Администрация Клинтона поощряла неуважительное отношение администрации Ельцина к законодательной власти и таким образом сыграла роль в подрыве процесса создания плюралистического и демократического правительства в России. Этот подход к осуществлению «реформ» был весьма уместно назван «большевистским» (слово «большевистским» написано по-русски латинскими буквами – прим. ВЗГЛЯД), ибо представлял собой ряд авторитарных мер в сфере экономики и политики, очень типичных для командно-приказной манеры Ельцина управлять. Можно было дать практическую гарантию того, что при такой политике никакие юридические реформы, необходимые для установления полноценной системы свободного предпринимательства, не будут проведены ни через Думу, ни через региональные парламенты. 

Глава 5. «Комиссия Гор Черномырдин»

Действия и состав комиссии Гор – Черномырдин (комиссия по экономическому и технологическому сотрудничеству, которая существовала с 1993-го по конец 1990-х годов – прим. ВЗГЛЯД) стали прекрасным примером провала всей политики администрации Клинтона в отношении России. [Данная комиссия] заменила собой как принятый процесс выработки политических решений, так и установившиеся каналы связи на между- и внутриправительственном уровнях. Это, в свою очередь, приводило к искажению информации, на основании которой в Вашингтоне принимались решения. Таким же образом комиссия Гор – Черномырдин отвлекала российских государственных деятелей от их главной задачи: создания основ экономики свободного предпринимательства. 

Мелкие достижения этой комиссии не могут затмить ее кардинальных упущений: Россия даже сегодня не имеет важнейших компонентов свободной рыночной экономики (по состоянию на 2000 год – время публикации доклада – прим. ВЗГЛЯД), а приватизация российского топливного сектора (еще один приоритет комиссии) приобрела криминально-коррумпированный характер. Комиссия целенаправленно отвлекала внимание от череды своих крупнейших неудач, но не переставала постоянно подчеркивать свои небольшие успехи. 

Комиссия Гор – Черномырдин также сознательно скрывала необходимую информацию от сотрудников американского госаппарата, занимавшихся выработкой политики в отношении России. Она не признавала провалов своей деятельности и, что еще хуже, отмечала их как успехи. Зависимость администрации Клинтона от комиссии Гор – Черномырдин в сочетании с нежеланием членов этой комиссии принимать информацию из независимых источников означала, что российская политика Белого дома была ущербна как по сути, так и по форме.

Глава 6. «Чушь собачья»: Гор и прочие сотрудники администрации систематически игнорировали факты коррупции своих «партнеров»

В 1995 году ЦРУ направило в Белый дом секретный доклад, основанный на большом фактическом материале, который оно собрало о коррупции, практикуемой Виктором Черномырдиным, занимавшим в то время пост премьер-министра. Личное состояние Черномырдина, которое он сделал благодаря своей должности, достигало, по оценкам российских спецслужб, миллиардов долларов. Когда этот секретный доклад лег на стол вице-президенту Гору, он отказался принять его. Вместо этого он начертал поперек первой страницы документа «Чушь собачья» и отослал его обратно в ЦРУ. 

Трудно представить себе более несдержанную, а потому – опасную реакцию на коррупцию российской власти. Впрочем, это не было исключением. Администрация Клинтона неоднократно игнорировала сигналы о коррумпированности Черномырдина и прочих чиновников, находившихся на вершине властной пирамиды в России. Некоторые высокопоставленные сотрудники администрации Клинтона открыто заявляли, что к 1995 году получили ряд докладов от ЦРУ, посвященных коррупции среди прочих высокопоставленных российских чиновников, включая Анатолия Чубайса – любимца администрации Клинтона.

Именно тесные личные отношения Гора с Черномырдиным, а не некая эксклюзивная информация, которой он владел как вице-президент, стали причиной гневного неприятия им доклада ЦРУ о коррумпированности Черномырдина. (После Гор открыто отрицал инцидент, связанный со словами «Чушь собачья», в то же время не переставая резко критиковать материалы ЦРУ о коррупции, которой занимался Черномырдин – прим. ВЗГЛЯД.) В свете сообщений российских и американских СМИ о коррумпированности Черномырдина и его связях с Газпромом, сохранившихся после того, как он вошел в правительство, подобное рефлексивное «обеление» Черномырдина носило особенно вопиющий характер. 

От СССР до России: как наша страна изменилась за тридцать лет
От СССР до России: как наша страна изменилась за тридцать лет
Именно в то время, когда Гор получал доклады о коррупции, разводимой Черномырдиным, вице-президент был особенно пылок в публичном выражении своих чувств к Черномырдину, заявив в 1995 году в Москве: «Друзья имеют право гордиться друзьями». Таким образом, администрация Клинтона и лично Гор не только способствовали распространению коррупции в России, но и помешали этой стране бороться с ней. Поскольку Черномырдин находился в должности премьер-министра пять лет, очевидно, что столь масштабная коррупция кардинально затруднила процесс реформирования российской экономики...

Прочие сотрудники администрации Клинтона, защищая Гора, также оставляли без внимания доклады ЦРУ о коррумпированности Черномырдина как не имеющие «веских доказательств». Однако сообщения ЦРУ непременно базируются на сведениях их разведывательных источников, нередко скрытых. Таким образом, всякий раз требуя «автора на сцену», когда им нужно было проигнорировать неудобные для них факты, Гор и прочие сотрудники администрации Клинтона создали эффективный «фильтр», который не пропускал «неудобную» для Белого дома разведывательную информацию. Представители ЦРУ охарактеризовали предоставленную Гору разведывательную информацию о Черномырдине как «более подробную и проверенную, чем содержащиеся в российской прессе намеки на коррупцию и махинации». Однако, даже когда в июле 2000 года Гора спросили, является ли Черномырдин коррупционером, Гор ответил: «Понятия не имею». 

Глава 7. «Возникновение организованной преступности»

Порочная экономическая стратегия администрации Клинтона в отношении России и тесные связи Белого дома с коррумпированными чиновниками, включая Виктора Черномырдина, имела серьезные последствия для борьбы России с организованной преступностью... Организованная преступность не ограничивалась лишь варварскими погромами и насилием, но также влияла на деловые сделки и решения судов, обеспечивала личную безопасность и «подкармливала» коррумпированных чиновников... 

Олигархическая экономика, созданная по совету и с помощью администрации Клинтона, помогла узаконенной коррупции сомкнуть свои удушающие объятия на российском правительстве, а также на значительном секторе якобы «приватизированной» экономики, которая находилась под контролем [этой коррупции]. Эта узаконенная коррупция почти парализовала работу правоохранительной системы и создала настоящий симбиоз между коррумпированными чиновниками и организованным криминалом, помогая последнему отмывать деньги и совершать другие преступления. Решив строить американо-российские связи на основе отношений вице-президента Гора с Виктором Черномырдиным и небольшой группой других высокопоставленных чиновников, администрация Клинтона публично заявила, что намерена не только иметь дело с лицами, хорошими известными российскому обществу и российским СМИ как коррупционеры, но и поощрять их деятельность.

Как на самом деле воспринимают США проблему прав человека за рубежом
Как на самом деле воспринимают США проблему прав человека за рубежом
Результатом этого стало дальнейшее ослабление недостаточно обеспеченной персоналом и средствами российской правоохранительной системы, а также деморализация, с одной стороны, российских борцов с организованной преступностью, с другой – жителей России. Одним из серьезных последствий коррупции и организованной преступности в России стало безудержное бегство капиталов из этой страны, достигшее (к 1999 г. – прим. ВЗГЛЯД), по некоторым подсчетам, 500 миллиардов долларов с момента провозглашения независимости России. Даже по самым скромным оценкам сумма «сбежавшего» капитала намного превзошла средства, вращающиеся в рамках российской государственной финансовой системы, включая прямые иностранные инвестиции в Россию, колоссальный внешний долг этой страны, а также прямую западную помощь России.

Запоздалое прозрение

Закончим на этом цитирование «Доклада комитета Кокса», но вспомним, что в нем упоминается имя Строба Талботта – заместителя госсекретаря США и одного из членов пресловутой «тройки». На него, как на Клинтона и Гора, была также возложена ответственность за фактическую поддержку коррупции и беззакония в России, олицетворяемых режимом Ельцина. Интересно, что в своих мемуарах под названием «Российский почерк. Воспоминания о президентской дипломатии», опубликованных в 2003 году, Талботт дает уже более реалистичную оценку российским «партнерам» Белого дома в 1990-е годы. 

Вот что он пишет о ситуации в России накануне президентских выборов 1996 года: «...Небольшая группа лиц – некоторые из них «красные директора», подобно Черномырдину, и прочие «бароны грабежа» более свежего издания, смогли взять под контроль рынок акций и скупить компании по бросовым ценам. Именно они, сорвавшие главные куши с грубой, примитивной и в основном беззаконной разновидности [российского] капитализма, не были в первую очередь заинтересованы в победе [лидера КПРФ] Зюганова на президентских выборах. В 1995 году шансы Ельцина на победу были столь призрачны, что он и его советники, включая Чубайса, пришли к выводу о необходимости постараться «выдоить» с олигархов как можно больше средств в «кубышку» предвыборной кампании [Ельцина], а также превратить подконтрольные олигархам СМИ в «пиаровскую» машину. Кремль отплатил этим олигархам тем, что стал играть на руку их деловым интересам».

Реакция Чубайса

Надо сказать, что Чубайс не оставил без внимания «Доклад Кокса». Он отправил конгрессмену официальное письмо, в котором отверг все обвинения в свой адрес и попросил сообщить, кто, когда и при каких обстоятельствах предоставил Коксу «эти безосновательные и безответственные сведения». «Я крайне серьезно подхожу к этому обвинению и намерен подать в суд на лица либо организации, распространяющие эту информацию», – отметил нынешний глава Роснано. 

В ответном письме Кокс сослался на статью в газете New York Times от 23 ноября 1998 года, в которой содержались сведения из доклада ЦРУ, посвященного коррупции в России. Любопытно, что в этой статье содержались признания некоторых высокопоставленных сотрудников администрации США в том, что они получали доклады ЦРУ о коррупции в России. Более того, они также заявили, что ЦРУ предоставляло и другие доклады, указывающие на коррумпированность многих ведущих российских чиновников, включая Анатолия Чубайса. 

Однако, по мнению сотрудников администрации Клинтона, доклады ЦРУ никогда не содержали достаточно доказательств, чтобы дистанцироваться от Черномырдина, Чубайса или других высокопоставленных российских чиновников. С точки зрения пресс-секретаря Чубайса Андрея Трапезникова, подобная позиция Белого дома доказывала невиновность Чубайса. 

Коррупционные опоры космического «моста»

«Если такой человек, как Ельцин, пытается выглядеть антикоммунистом, то вовсе не значит, что он при этом является демократом»

Общая философия российской политики Клинтона, предусматривавшая установление «дружбы и взаимопонимания» с ключевыми фигурами российской политики, невзирая на очевидные факты их злоупотреблений, проявлялась не только на уровне Кремль – Белый дом, но и в отдельных сферах российско-американского взаимодействия, в частности, в области космоса. Вот что было сказано в ходе слушаний по российско-американскому сотрудничеству в космосе, прошедших на Капитолийском холме 7 октября 1998 года: 

«НАСА преувеличивает эффективность массовых денежных вливаний в российскую космическую отрасль отчасти из-за сознательного «закрывания глаз» на бесчисленное количество фактов, свидетельствующих о коррупции [в этой отрасли]... С нашими российскими партнерами связано много такого, что НАСА не хочет или даже никогда не хотело видеть. Например, НАСА сделало все возможное, чтобы свидетельства коррупции внутри российской космической отрасли не мешали бы руководителям [НАСА] принимать решения. Что касается тех печально известных вилл космонавтов в Звездном городке, то некоторые эксперты Белого дома просто не хотят их замечать, относя существование этих домов в разряд «предположений». В НАСА же существовало жесткое правило «не видеть» и «не упоминать» [эти виллы]. Когда один сотрудник НАСА, будучи не в состоянии больше замалчивать данный беспредел, описал его в своем отчете о командировке, то ему было сказано переписать этот документ, убрав из него все упоминания этих вилл. Другие представители НАСА, работавшие в Звездном городке, говорили, что им было ясно сказано – любой интерес, который они проявят к этим домам, окажет серьезное «негативное влияние» на их карьеру. Подобная политика позволяет высшим американским чиновникам делать вид, что они «застигнуты врасплох» или «крайне удивлены» всякий раз, когда независимые эксперты кладут им на стол свидетельства подобного «увода» средств».

Интересно, что подобную политику «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не знаю, ничего никому не скажу» проводили даже некоторые американские СМИ, имевшие в Москве свои представительства. Так, когда американский журналист Харрис провел свое расследование фактов коррупции в российской космической отрасли, ему был оказан «холодный прием» в московском бюро телекомпании АВС (данный эпизод упомянут в книге Брайана Берроу «Стрекоза: НАСА и кризис на борту «Мира»). Руководство бюро опасалось, что деятельность Харриса может разозлить российское правительство, на доброе отношение которого бюро очень рассчитывало.

«Наш сукин сын»

Интервью / Политика

Марк Сандомирский: Люди типа Савченко склонны не договариваться, а только требовать
Андрей Лесик: Моя позиция – налаживаем отношения с Россией
Дмитрий Линтер: Наша акция разрушает эстонский миф об оккупации
Тьерри Мариани: Наша резолюция - первая в Европе политическая акция подобного рода
Рута Паздере: Третья часть латвийского бюджета уходила для нужд СССР
В том, что Белый дом пытался оказывать на события в России влияние в соответствии со своим видением того, как должны строиться экономика и политика РФ, признавался сам бывший президент Борис Ельцин. Вот строки из его мемуаров «Записки президента»: «За несколько дней до начала седьмого съезда мне позвонил Буш. Он просил меня не отдавать без борьбы Гайдара и Козырева. Именно в Гайдаре западные правительства видели гаранта экономических реформ. Для меня это не было секретом».

Речь идет о VII Съезде народных депутатов Российской Федерации, который открылся 1 декабря 1992 года в Москве. Именно он положил начало тому конфликту между законодательной и исполнительной властью, который привел к жесткому противостоянию между президентом и парламентом, завершившемуся расстрелом последнего 4 октября 1993 года. А звонил Ельцину накануне седьмого съезда действующий президент Джордж Буш-старший. 

Отдадим должное американской прессе: она дала достаточно честную оценку как противостоянию по линии Ельцин – парламент, так и той позиции, которую занял Клинтон в этом конфликте. Газета Los Angeles Times в статье под названием «Является ли Ельцин истинным символом демократии?», опубликованной 1 октября 1993 года, обвинила Клинтона в двойных стандартах: сам клянется защищать конституцию собственной страны, а своего российского коллегу подталкивает к антиконституционным действиям, направленным на силовое решение противоречий с законодателями. При этом газета подчеркнула, что если такой человек, как Ельцин, пытается выглядеть антикоммунистом, то вовсе не значит, что он при этом является демократом.

А консервативная Washington Times уже после расстрела парламента опубликовала 13 ноября того же года статью под названием «Булькающие остатки большевизма?», в которой сравнила методы Ельцина с большевистскими. Последователи Ленина, отмечало издание, пытались «железной рукой» загнать человечество в счастье, а российский президент пытается таким же образом загнать Россию в рыночную экономику. Но все же, несмотря на предостережения со стороны собственных СМИ, правительство США продолжало выстраивать «братские отношения» с Ельциным и его окружением, закрывая глаза на злоупотребления в высших эшелонах российской власти и таким образом способствуя превращению коррупции в modus operandi (способ действия – лат.) чиновников и бизнесменов в России.

В «Докладе комитета Кокса» особенно часто упоминаются два имени – Чубайс и Черномырдин. Связь между этими двумя личностями существует и за пределами страниц данного документа, что недавно подтвердил сам глава Роснано. В разгар корпоративной вечеринки, посвященной наступающему 2016 году, он, согласно телеканалу LifeNews, со сцены поздравил подчиненных с выдающимися успехами, похвастался завидным финансовым положением, несмотря на миллиардные убытки, и произнес слова, которые жаждут услышать от своих работодателей миллионы россиян: «У нас много, очень много денег! Всем двойную премию!» Данное заявление вызвало скандал. Оправдываясь за сказанное, Чубайс сказал, что действовал в соответствии с «заветами» Черномырдина, которого назвал «своим учителем». «Хотел как лучше, а получилось как всегда», – иронично процитировал слова бывшего премьер-министра России глава Роснано.

Преследовал ли Белый дом цель поражения коррупцией российской экономики и власти? Вряд ли. Мало кто знает, но в Америке есть жесткое законодательство, направленное против поощрения и способствования коррупции в других странах как отдельными гражданами, так и организациями (частными и государственными) США. Это так называемый закон о коррупции за рубежом, принятый еще в 1977 году. Нарушившим его может грозить суровое уголовное наказание. И, хотя речь в этом законе идет скорее о прямом подкупе иностранного партнера, чем о закрывании глаз на его злоупотребления, сам факт наличия такой юридической нормы говорит о щепетильности, с которой представители американской власти должны подходить к выстраиванию деловых и политических отношений со своими коллегами в других странах.

Скорее Белый дом при Клинтоне действовал в отношении российских политиков по принципу «Он, может быть, и сукин сын, но он наш сукин сын» – широко известной фразе, приписываемой американским президентам от Франклина Рузвельта до Ричарда Никсона, которой они оправдывали развитие отношений между Вашингтоном и различными диктаторами проамериканской политической ориентации. Но, проводя подобную политику в отношении России, Вашингтон, как отметили сами американские конгрессмены, «серьезно подвел российский народ».

События, описываемые в «Докладе комитета Кокса», ушли в прошлое. Нужно ли к ним возвращаться? Нужно, ибо, как отметил писатель Алексей Толстой в последних строках своего романа «Князь Серебряный», «многое доброе и злое, что как загадочное явление существует поныне в русской жизни, таит свои корни в глубоких и темных недрах минувшего».


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............