30 июля, суббота  |  Последнее обновление — 19:49  |  vz.ru

Главная тема


Отстранение российских тяжелоатлетов от Игр назвали «настоящим бандитизмом»

совпадение гаммы


На форме олимпийцев США увидели российский триколор

«массово» пока не сдаются


Десятки боевиков в Алеппо сложили оружие

«посягал на целостность» Украины


Бывший лидер Партии регионов взят под стражу в аэропорту

Партия «Ангары»


Южная Корея решила купить у России ракеты-носители

Исчезли 8 страниц


ВАДА исключило письмо Родченкова из доклада Макларена

операция вкс


Россия перебросила в Сирию стратегический самолет-разведчик

этнические чистки


В Польше найдены документы УПА с указанием убивать женщин и детей

Машина ИМР-2 и тротил


Минобороны показало работу группы обрушения объектов (видео)

«Пришла беда»


Сергей Худиев: Крестный ход – это настоящая Украина

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

Содом и контора

В каких странах гомосексуализм перестал считаться преступлением, а в каких остается таковым до сих пор

10 января 2014, 09:00

Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати

Призыв актера и запрещенного в служении священника Ивана Охлобыстина вернуть в УК РФ уголовную ответственность за гомосексуализм вызвал жаркую реакцию в блогах и СМИ, но холодную в Госдуме, где шоумена обвинили в самопиаре. В связи с этим газета ВЗГЛЯД решила вспомнить, в каких странах гомосексуализм до сих пор остается преступлением, а в каких был реабилитирован.

Гомосексуальные контакты, в том числе закрепленные институционально, встречались во многих древних цивилизациях. Наиболее распространенная в этом смысле «институция» касалась, как это ни странно сейчас звучит, педагогики: у ряда народов сексуальная связь между взрослым мужчиной и юношей рассматривался как инициация последнего, его переход во взрослую жизнь и нередко носила обязательный характер. В Европе данный аспект жизни предков лучше всего изучен применительно к Древней Греции и Древнему Риму, где бисексуализм был широко распространенной и зачастую одобряемой обществом практикой. Иначе, собственно, и быть не могло: греки и римляне равнялись на своих богов, многие из которых ни в чем себе не отказывали.

Европа

 Среди римских императоров, биографии которых подробно изучены, заметно преобладали бисексуалы: для кого-то сексуальные отношения с мужчинами известны применительно к военным походам (распространенная в римских войсках практика), кто-то активно использовал наложников, для кого-то это носило характер «дружбы» с кем-то из знати. Убежденные гетеросексуалы в явном меньшинстве (среди них, к примеру, императоры Клавдий и Веспасиан), как, впрочем, и убежденные гомосексуалисты (тут стоит упомянуть «доброго императора» Андриана, заставившего жрецов обожествлять своего любовника Антиноя, и почти анекдотического, легендарно развратного и жестокого Гелиогабала, возглавившего Рим в 14 лет и убитого восставшими солдатами в 18). С Римом же связан и разворот на 180 градусов в «голубом вопросе»: недопустимым, с точки зрения государственной власти, и «достойным меча» действием гомосексуализм сделали преемники Константина Великого – первого римского императора, принявшего христианство. А именно его сыновья Констант, Констанций II и Константин II, но в первую очередь Констант, сосредоточивший в своих руках всю западную часть империи. Нововведение являлось не столько борьбой с грехом, сколько частью политики против противников новой власти – язычников, то есть тех, кто продолжал поклоняться бисексуальным богам римского пантеона. К слову, самому Константу, в отличие от его братьев, историки приписывают активные гомосексуальные контакты, и в этой связи показательно, что карать (то бишь казнить) на основании обнародованного им закона полагалось лишь пассивных гомосексуалистов. Для них же спустя полвека, в 390 году, император Валентиниан II установил наказание, широко практикуемое в Средние века, а именно – сожжение на костре. «Уравнял в правах» активных и пассивных геев уже византиец Юстиниан Великий в середине VI века: казнить предписывалось и тех, и других. В кодексе Corpus iuris civilis такая мера имела прямую отсылку к Содому и Гоморре и объяснялась тем, что гомосексуалисты могут навлечь на империю «гнев Божий» в виде болезней, голода и стихийных бедствий.

В Раннем Средневековье за содомию сурово наказывали почти повсеместно в Европе, однако под оной понимали все «богопротивные половые контакты»: мастурбацию, супружескую измену, секс с евреями, анальный и оральный секс между мужчиной и женщиной (в этом вопросе также имелась ссылка на идолов – римских богов), инцест, зоофилию. «Секс с проникновением» считался более греховной степенью содомии, поэтому отношение к лесбиянкам было зачастую менее строгим. К XIII веку оформилась иерархия сексуальных грехов, к худшим из них относились те, что не подразумевали возможность зачатия, а именно – все та же мастурбация, анальный секс, скотоложство и гомосексуализм (таким образом, инцест и измена считались менее серьезным грехом). Восприятие содомии исключительно как гомосексуализма сложилось при Фоме Аквинском, в подавляющем большинстве государств Европы к тому моменту за мужеложство полагалась смертная казнь. Но если сначала гомосексуализм связывали либо с ересью, либо с государственной изменой, то позднее он фигурировал как «неназванный грех» или в череде преступлений «против божественного величия», так как сама по себе тема однополых отношений была табуирована.

На ваш взгляд

 
Актер Иван Охлобыстин предложил вернуть в Уголовный кодекс статью о наказании за мужеложство. Как вы относитесь к этому предложению?




Обсуждение: 416 комментариев
При этом стоит отметить, что о тотальном преследовании гомосексуалистов, в отличие от преследования ведьм и еретиков, речь все-таки не идет. Так, в Англии с начала XIII и по конец XVIII века зафиксировано лишь около сотни процессов над содомитами. Чуть ранее, при Эдуарде I Длинноногом, что правил с 1272-го по 1307-й и повелел сжигать содомитов на кострах, процессы против «грешников содомских» и впрямь имели массовый характер, но это было следствием в первую очередь личной драмы короля: гомосексуалистом был его сын и наследник – Эдуард II Карнарвонский.

Смягчение карательных мер против содомии стало следствием смягчение нравов в обществе, Просвещения и снижения политического влияния церкви. Поворотным моментом стала Великая французская революция: спустя два года после падения Бастилии апологеты «свободы, равенства и братства» полностью декриминализировали гомосексуализм. Раньше Франции (на год) это сделала Андорра, до конца XVIII века к данному либеральному веянию присоединились также Бельгия, Монако и Люксембург. Примечательно, что карликовые государства Европы в прочих вопросах либеральной повестки обычно шли в арьергарде, к примеру, право голосовать на выборах для женщин Монако утвердило только в 1962-м, а Андорра в 1970 году, то есть со значительным отставанием от Европы и на уровне стран третьего мира. В целом же распространению декриминализации гомосексуализма в Европе (в частности, в Италии и Баварии) немало способствовал Кодекс Наполеона, опиравшийся на Декларацию прав человека 1789 года.

В 1811 году гомосексуализм декриминализировали Нидерланды (впрочем, с 1911-го по 1971 год тюрьмой карались гомосексуальные контакты с юношами, не достигшими 21 года), спустя 200 лет – в 2001-м – впервые легализовавшие однополые браки. В Дании гомосексуализм перестал быть уголовным преступлением лишь в 1933 году, но при этом датчане первыми узаконили гражданские союзы для однополых пар – в 1989-м.

Наиболее либеральные страны Европы перестали преследовать своих граждан за однополые сексуальные контакты еще до начала Второй мировой войны. В 60-х и 70-х годах соответствующие статьи вычеркнули из своих УК и другие государства континента. Последней страной Западной Европы, отменившей уголовное преследование за мужеложство, стала католическая Ирландия (1993 год), ныне вплотную подошедшая к легализации гей-браков. Тогда же, в 90-е, от этой меры отказались большинство «осколков» СССР и Югославии. В самой СФРЮ гомосексуализм был декриминализован еще в 1977-м, но часть ее бывших республик обзавелись соответствующей статьей в период распада единого государства. Так, в Сербии уголовную ответственность отменили в 1994-м, в Македонии в 1996-м, в Боснии в 1998-м, в Словении, Хорватии и Черногории «ренессанса» в этом смысле не было вообще.

Последней европейской страной, где гомосексуализм оставался уголовным преступлением, была Армения – вплоть до 2002 года. Годом раньше под давлением ЕС гомосексуализм стал неподсуден в Румынии (соответствующую статью значительно облегчили еще в 1996-м) и Сан-Марино. На сегодняшний день на континенте нет ни одной страны, где судили бы за добровольные гомосексуальные отношения с лицами, достигшими «возраста согласия», за исключением не признанной никем, кроме Турции, Турецкой Республики Северного Кипра. Это притом что в самой Турции отказались от преследования геев еще в 1858 году.

Германия

Германию применительно к данной теме стоит рассмотреть отдельно. В Средние века преследование гомосексуалистов в германских государствах мало отличалось от такового в остальной Европе, хотя и имело свои региональные особенности. Унификация последовала за принятием «Каролины» – уголовного кодекса Карла V, в котором сжигать на костре предписывалось гомосексуалистов, лесбиянок и скотоложцев. Практика же была такова, что на раннем этапе действия кодекса под его действие попадали и прочие грешники-извращенцы (вплоть до онанистов), а на более позднем требовалось доказать факт эякуляции (в случае с мужчинами) и использование «вспомогательного предмета» (в случае с женщинами). Впоследствии те германские государства, где утвердился Кодекс Наполеона, ответственность за содомию отменили, в других же она была значительно смягчена. После объединения немцев вокруг Пруссии, где продолжали действовать старые порядки, тюремное заключение вкупе с лишением гражданских прав для геев распространилось на всю империю. Предписывающий это параграф 175 просуществовал вплоть до 1994 года, будучи радикально ужесточен при Гитлере и подвергшись либерализации впоследствии. Причем в ГДР процесс декриминализации шел заметно быстрее. Уже после войны норму переписали, начиная с 1957 года суды фактически не преследовали мужчин за сексуальные контакты с совершеннолетними, а в 1968 году параграф 175 был отменен. Иначе дела обстояли в ФРГ, сделавшей ставку на «поддержание семьи и традиционные немецкие ценности». Там нацистский параграф просуществовал без изменений до 1969 года, и хотя правоприменительная практика не подразумевала более ни концлагерей, ни тем более физического уничтожения геев, от двух до четырех тысяч человек ежегодно осуждались и направлялись в тюрьмы. В 1969 году уголовное наказание сохранили только для гомосексуалистов-проституток и тех, кто имел половые контакты с мужчинами, не достигшими 21 года. В 1994 году, уже после объединения Германии, параграф 175 был окончательно ликвидирован, уголовное законодательство немцев более не отличает «традиционные» сексуальные преступления от «нетрадиционных».

Россия

 Сексуальные контакты между лицами одного пола были распространены у славян-язычников, имели место (в том числе среди знати) и впоследствии, однако до времен Петра I никакого наказания для гомосексуалистов предусмотрено не было. Более того, Петр, копируя шведский опыт, ввел его исключительно для солдат: с 1706 года замеченных в «противоестественном блуде» военных сжигали на костре, начиная с 1716-го – ограничивались телесным наказанием. Для гражданских лиц гомосексуализм стал уголовно-наказуемым действием только с принятием в 1832 году «Уложения о наказаниях» императора Николая I, также скопировавшего западные практики, в данном случае германские. Содомитов (только мужчин, но как активных, так и пассивных) наказывали лишением всех гражданских прав и собственности вкупе со ссылкой в Сибирь на четыре-пять лет. Это был параграф 995, соседний – 996 – отдельно оговаривал сексуальное насилие мужчины над мужчиной, а также половые контакты с малолетними и слабоумными, что каралось каторгой на 10–12 лет.

«Уложение о наказаниях» Николая II от 1903 года предусматривало за гомосексуализм «не менее трех месяцев тюрьмы», а при указанных выше отягчающих обстоятельствах – от трех до восьми лет заключения. Составление нового уложения совпало с либеральной кампанией в юридических кругах, имевшей целью как смягчение отдельных законов, так и полную их отмену (в частности, за декриминализацию гомосексуальности тогда ратовали отдельные юристы и медики). Однако ввиду революции 1905 года уложение не вступило в силу в полной мере, параграф 995 с рядом послаблений действовал вплоть до Февральской революции. Примечательно в этой связи вот что: сажали и ссылали по параграфу 995 крайне редко, а наблюдение за подозреваемыми зачастую не имело никаких юридических или карьерных последствий для них даже в том случае, если факт «противоестественного контакта» был установлен. То есть параграф 995 чаще использовали в качестве дополнения к другим преступлениям либо в рамках составления компрометирующих архивов «на всякий случай». При этом частная переписка как XVIII, так и XIX веков содержит изрядное количество фактов о гомосексуальном поведении многих лиц – от друзей Пушкина до высших сановников, включая великого князя Сергея Александровича – сына Александра II, генерал-губернатора Москвы. 

В соответствии с «коммунистической моралью» и «большевистскими взглядами на семью» советская власть оставила гомосексуализм неподсудным вплоть до 1933 года, когда председатель ОГПУ Генрих Ягода в докладной записке Сталину указал на «создание сети салонов, очагов, притонов, групп и других организованных формирований педерастов с дальнейшим превращением этих объединений в прямые шпионские ячейки». Резолюция Сталина гласила: «Надо примерно наказать мерзавцев, а в законодательство ввести соответствующее руководящее постановление». В Политбюро против введения уголовной ответственности для гомосексуалистов высказался только Калинин, пролетарская пресса организовала информационную поддержку (горьковское выражение «Уничтожьте гомосексуализм – и фашизм исчезнет!» стало крылатым), наконец, 7 марта 1934 года УК РСФСР дополнился статьей 154а, предусматривавшей за мужеложство лишение свободы на срок от трех до пяти лет, а в случае применения насилия или «зависимого положения потерпевшего» лишение свободы на срок от пяти до восьми лет. Статья 121 УК РСФСР от 1960 года предлагала схожие меры, но не устанавливала нижнюю планку наказания, а в качестве отягчающих обстоятельств оговаривала также угрозы и секс с несовершеннолетними. Обе статьи касались исключительно мужчин.

Общее количество осужденных по данным статьям неизвестно. Реабилитация не проводилась. Считается, что по 121-й ежегодно отправляли в тюрьмы около тысячи человек (то есть значительно меньше, чем в ФРГ), при этом зачастую обвинение в мужеложстве было второстепенным, а основным – сексуальное насилие. Во времена «большого террора» статья 154а также применялось довеском к основным обвинениям – например, в шпионаже. В обвинительном приговоре преемника Ягоды Николая Ежова сказано, что он «совершал акты мужеложства, действуя в антисоветских и корыстных целях». Кроме того, 154а использовали для того, чтобы очистить дипломатическую службу от ставленников бывшего наркома по иностранным делам Георгия Чичерина, который еще в начале века пытался «лечиться от гомосексуализма».

Среди других известных осужденных можно выделить эстрадного певца Вадима Козина (после ссоры с Берией осужден на восемь лет, досрочно освобожден в 1950-м, в графе «По какой статье осужден» стоял прочерк), народного артиста РСФСР Зиновия Корогодского (приговор впоследствии был отменен, дело закрыто), писателя Геннадия Трифонова (дело считается сфабрикованным и политическим), бывшего директора Московской консерватории Болеслава Пшибышевского (позднее, в 1937-м, расстрелян за шпионаж), пианиста, педагога и народного артиста РФ Наума Штаркмана, кинорежиссера Сергея Параджанова, театрального режиссера и балетоведа Бориса Львова-Анохина, археолога, доктора исторических наук Льва Клейна. В случае с Клейном интересно вот что: осужден он был в 1981-м, но в тюрьме «законники» провели собственное «прояснение обстоятельств», исходя из аргументации прокуроров и тех контактов на воле, которые были у Клейна. В итоге уголовники решили, что «петухом» Клейн не считается и речь идет об оговоре. Некоторое время спустя приговор был пересмотрен, и вместо изначальных трех лет Клейн отсидел полтора. Ученый жив до сих пор, числится одним из создателей теоретической археологии. Выдвинутые против него обвинения он отрицал, не отрицая, однако (как, впрочем, и не подтверждая), свою гомосексуальность. «Интимная жизнь гражданина вообще не касается ни государства, ни общества», – заявил он однажды по данному поводу.

Ряд юристов, медиков и сексологов СССР выступали за отмену 121-й статьи на протяжении всего времени ее действия, ссылаясь, в том числе, на точку зрения современной им науки и на опыт других соцстран: на конец 60-х годов из государств – членов ОВД за гомосексуализм наказывали только в СССР и Румынии, причем в Польше уголовной ответственности за нетрадиционный секс не существовало с 1932-го. К концу 80-х количество осужденных по 121-й начинает снижаться. В первом полугодии 1992-го осуждены всего 227 человек. Впоследствии статья фактически не работает, хотя приговоры по ней иногда выносятся. В мае 1993-го от статьи остались только «отягчающие обстоятельства»: «мужеложство, совершенное с применением физического насилия, угроз, или в отношении несовершеннолетнего, или с использованием зависимого положения либо беспомощного состояния потерпевшего», предполагает наказание до семи лет тюрьмы. Новый УК РФ, принятый в 1996 году, не делает различий по санкциям в отношении «традиционных» и «нетрадиционных» преступлений сексуального характера. Начиная же с 1999 года, когда Россия приняла международную классификацию болезней десятого пересмотра, гомосексуальность не считается и патологией.

Вернуть в УК уголовную ответственность за гомосексуализм на протяжении первой половины нулевых регулярно предлагал бывший глава фракции депутатов-одномандатников «Народный депутат» Геннадий Райков, впоследствии возглавивший «Народную партию» (1,18% на выборах 2003 года). Дальше предложений дело не пошло, сейчас Райков фактически ушел из политики, является членом ЦИК. Кроме того, депутат Александр Чуев четырежды (в 2003, 2004, 2006 и 2009 годах) вносил в Госдуму законопроекты о полном запрете пропаганды гомосексуализма, но все они получали отрицательные заключения либо от правительства, либо от правового аппарата Госдумы, либо от комитета Госдумы по законодательству и приняты не были.

Соединенные Штаты

США создавались и развивались в том числе на основах жесткой протестантской морали, ввиду чего процесс декриминализации гомосексуализма там шел значительно медленнее, нежели в Европе. Колониальные времена в этом смысле вообще ничем не отличались от уже устаревшей либо стремительно устаревающей европейской практики – геев казнили. Один из «отцов-основателей» США Томас Джефферсон уже через три года после принятия Декларации независимости предлагал наказывать за мужеложство кастрацией, а за лесбиянство – прокалыванием перегородки носа. До Великой французской революции оставалось всего ничего, но по меркам существовавших в США воззрений на «половой вопрос» это было весьма либеральное предложение. Впоследствии уголовное преследование за гомосексуализм было установлено абсолютно во всех штатах, а в некоторых из них понятие «содомия» трактовалось по средневековому широко, то есть, к примеру, оральный секс между разнополыми партнерами также находился под запретом. Ответственность могла быть более или менее жестокой, претерпевать изменения в сторону смягчения, допускать множественные уточнения и составы, а в ряде случаев полностью игнорироваться правоприменительной практикой (полиция и прокуратура отдельных регионов со временем стали пренебрегать соответствующим законом), но факт фактом: до 1961 года гомосексуальные контакты были противозаконны на всей территории США.

В 1961-м гомосексуализм декриминализировал Иллинойс – штат Авраама Линкольна и Барака Обамы. Более восьми лет, несмотря на гремящую сексуальную революцию, никто его примеру не следовал, в некоторых штатах за добровольные гомосексуальные половые контакты могли посадить и на 20 лет. Однако на протяжении 70-х годов уголовную ответственность за гей-секс отменили почти все штаты Новой Англии, Западного побережья и Великих равнин. Штаты Глубокого юга и Библейского пояса держались до конца, точнее, до 2003 года, когда Верховный суд признал подобный вид уголовной ответственности неконституционным. В историю это вошло как дело «Лоуренс против штата Техас».

А было так: в 1998 году сосед-гомофоб настучал на соседа – того самого Лоуренса, причем не просто настучал, а прямо оговорил, сообщив в полицию о вооруженном нападении. Приехав, полиция застукала Лоуренса и его партнера без штанов, нехотя арестовала обоих (рвения по пресечению подобных контактов правоохранительные органы не проявляли уже давно, на практике закон практически не применялся). Пресс-секретарь шерифа заявил по данному поводу следующее: «Я никогда не думал, что мы когда-нибудь кого-либо арестуем при таких условиях. Но закон есть закон. Мы не можем выдать нашим полицейским список с законами, которые должны соблюдаться, и законами, нарушением которых можно пренебрегать». На следующее утро Лоуренс и его партнер были освобождены под залог в 200 долларов. По приговору суда на них был наложен штраф в 125 долларов с каждого, при этом соседа осудили на 15 суток за обман полиции. Лоуренс с таким исходом дела не согласился и подал апелляцию со ссылкой на 14-ю поправку к Конституции США, которая установила равенство всех перед законом, но долгое время не действовала применительно, например, к сегрегации. Проиграв в трех судах подряд, апелляция дошла до Верховного суда, который в итоге и признал правовую ответственность за добровольные сексуальные контакты совершеннолетних антиконституционной шестью голосами судей из девяти. Все штаты, до тех пор не декриминализировавшие гомосексуализм (их было 13), вынуждены были подчиниться. Законы, запрещавшие гетеросексуальный анальный и оральный секс, также пошли под нож. Примечательно, что в 1986 году Верховный суд вынес по делу «Боуэрс против Хардвика» противоположное решение, сочтя, что антигомосексуальное законодательство южных штатов не противоречит Конституции.

Всего год спустя штат Массачусетс первым легализовал однополые браки. Сейчас они легализованы в федеральном округе Колумбия и 18 штатах из 50, причем в восьми из них гей-браки были легализованы в минувшем 2013-м, тогда же, когда это произошло во Франции, Новой Зеландии, Бразилии, Уругвае, Колумбии, Коста-Рике, Англии и Уэльсе (то есть легализация гей-браков в западном мире начинает принимать обвальный характер). Однако единственным южным, то есть подчеркнуто республиканским штатом, решившимся на такой шаг, пока остается Нью-Мексико.

Латинская Америка и бывшие колонии Британии

Большинство латиноамериканских стран значительно опередили свои бывшие европейские метрополии в деле декриминализации гомосексуальности, отменив соответствующие положения уголовного кодекса еще в XIX веке, причем первой, в 1831-м, стала Бразилия, тогда как в Португалии за гомосексуализм наказывали еще полтора века, вплоть до 1983 года (в Испании до 1979-го). Среди явных исключений находится Чили, где, несмотря на сравнительно толерантное население, гомосексуализм был под запретом до 1999-го, а также Панама и Никарагуа, «продержавшиеся» до 2008-го. На Кубе уголовную ответственность за гомосексуализм отменили еще в 1979-м. К слову, наиболее видным ЛГБТ-деятелем нынешней Кубы является племянница Фиделя и дочь Рауля Мариэла Кастро – многодетная мать, дважды побывавшая замужем.

В отличие от Мадрида и Лиссабона, Лондон в данном вопросе большинство своих колоний опередил. В Англии и Уэльсе гомосексуализм был декриминализован в 1967 году (в Шотландии и Северной Ирландии в период 1981–1982 годов), тогда как в толерантной Канаде только в 1969-м, в Новой Зеландии в 1986-м, на Фиджи в 2010-м, а в федеративной Австралии процесс начался в 1972-м, полностью завершившись к 1997-му.

Особый разговор – Индия. Статья 377 уголовного кодекса, подразумевающая ответственность за «неестественные половые связи с мужчиной, женщиной или животным», – наследство британских колониальных времен, как и уточнение, что половой акт должен быть обязательно «с проникновением». Ответственность довольно суровая – пожизненное лишение свободы или лишение свободы на срок до 10 лет в сочетании с денежным штрафом. Еще до того, как в 2009 году Высший суд Дели отменил данную статью, в Индии развернулся широкий ЛГБТ-фронт с многотысячными митингами, гей-парадами, выступлениями деятелей культуры, съемками фильмов на тему дискриминации геев и горячей дискуссией в СМИ. Месяц назад Верховный суд страны отменил решение Высшего суда Дели, постановив, что тот откровенно превысил свои полномочия. Впрочем, параллельно суд призвал правительство вовсе удалить статью 377 из УК, а правительство, в свою очередь, пообещало не допустить повторной криминализации гомосексуализма.

Китай, Япония, Корея

В Китае и Японии гомосексуализм имеет богатую «народную традицию», отраженную как в исторических источниках, так и в сказках, песнях, рисунках и других видах творчества. Приблизительно до середины второго тысячелетия гомосексуализм в принципе не считался чем-то предосудительным или аморальным, так как тема сексуальности и сексуальных контактов существовала параллельно с представлениями об идеальном и гармоничном браке между мужчиной и женщиной. Ввиду этого единственным периодом в истории Японии, когда за гомосексуализм наказывали, был отрезок с 1873-го по 1881 год, то есть в эпоху Реставрации Мэйдзи, когда прежде феодальная и аграрная страна встала на путь модернизации, открытости, капитализма и перенимания западных веяний. Довольно быстро правительство пришло к выводу, что наказание за гомосексуализм находится в числе «бесполезных достижений западной культуры», и все вернулось на круги своя.

В Китае отношение к гомосексуалистам несколько ужесточилось на излете первой трети второго тысячелетия, но до наказаний дело не дошло. Криминализация гомосексуализма в XIX веке, как и в случае с Японией, связана с европейским влиянием и фактической колонизацией Китая. В 1896 году уголовную ответственность все-таки отменили, но вновь ввели уже при Мао Цзедуне. В КНР гомосексуализм рассматривался как форма хулиганства, являлся мишенью одной из многочисленных «кампаний противодействия» (жертвами оных в разные годы были то воробьи, то Конфуций, то древние храмы), а наказание предусматривалось традиционное для китайских коммунистов – «перевоспитание в трудовых лагерях».

В 1997 году гомосексуализм декриминализировали, в 2001-м исключили из списка заболеваний. В целом же отношение китайцев к нетрадиционному сексу сложное. С одной стороны, сказываются культурные традиции, в рамках которых гомосексуализм именуется «делением последнего персика» и имеет поэтический бэкграунд, кроме того, в Юго-Азиатском регионе, выросшем на буддизме, в принципе терпимы к альтернативной сексуальности, если она непублична (впрочем, это относится и к традиционным отношениям). С другой – китайское общество трудно назвать толерантным в связи с культом семьи и наследников, в период политики «одна семья – один ребенок» значительно обострившимся. Многие китайцы – единственные дети в своих семьях. Сама мысль о том, что единственный наследник может не вступить в брак и не оставить собственного потомства, приводит китайских родителей в ужас. Кроме того, неженатым и незамужним гораздо сложнее делать карьеру. Следствием всего этого являются попытки лечения от гомосексуализма на частном уровне (в том числе электрошоком), твердое намерение 80% опрошенных китайских геев вступить в традиционный брак и такое явление, как синхунь – формальная семья гея и лесбиянки (последних в Китае воспринимают гораздо хуже, чем мужчин-гомосексуалистов, что, опять-таки, вытекает из народных традиций). На уровне властей отношение к геям также неоднозначное. Официально, если спросят, гомосексуализм оценивается как «проявление капиталистического общества, опасное для социалистической цивилизации», фактически же тема полностью табуирована, на нее пытаются вообще не обращать внимания даже в том случае, если следствием являются типично западные проявления вроде гей-клубов в крупных городах или гей-сайтов на просторах подцензурного в Китае интернета. У столь снисходительного отношения к гей-культуре есть свой резон: еще одно следствие политики «одна семья – один ребенок» – тот факт, что юношей в Китае гораздо больше, чем девушек. В духе традиций и целесообразности китайцы очень старались родить именно мальчика, иногда это ограничивалось «следованием небесным знакам», а иногда приводило к абортам или даже убийствам детей нежелательного пола. Молодые люди, которые просто не в состоянии найти себе не только жену, но и любовницу, – это источник социальной напряженности, так что на альтернативные виды сексуальных отношений в КПК смотрят сквозь пальцы, предпочитая не вмешиваться.

Что до Кореи, здесь патриархальные нравы несколько строже, чем в Японии и Китае. Ввиду этого к геям, а особенно к лесбиянкам с социальной точки зрения относятся крайне неодобрительно, но если вопрос не выходит за пределы частной постели – спокойно, как и в регионе в целом. Последние поколения внесли свои коррективы: молодежь мыслит гораздо либеральнее и глобальнее родителей. В любом случае с юридической точки зрения гомосексуализм вообще никогда не был в государствах Кореи уголовным преступлением. Даже Северная Корея официально декларирует уважительное отношение к секс-меньшинствам, хотя и отвергает «западный взгляд на их культуру». Исключением в этой связи является норма, согласно которой гомосексуальные контакты запрещены новобранцам армий в обеих Кореях. На Юге нарушителям грозит год тюрьмы, но в ближайшее время данный закон планируют пересмотреть как диcкриминационный.

По сей день

По состоянию на 2013 год уголовное преследование гомосексуалистов существует в большинстве стран Африки, во многих исламских странах, а также в ряде крохотных государств Океании и Латинской Америки (к более-менее крупным из них можно отнести номинально возглавляемые английской королевой Папуа – Новую Гвинею, Белиз и Ямайку, а также соседку Венесуэлы Гайану, большинство населения которой составляют индийцы; не индейцы, а именно индийцы). Всего таких стран 76, наказание в них разнится от штрафа (например, в Катаре) или года тюрьмы (как в Ливане, где, несмотря на это, существуют свои ЛГБТ-движения) до пожизненного заключения (центральноамериканский Барбадос, находящаяся под властью военной хунты Мьянма, Танзания, Пакистан, упомянутая выше Гайана). Наиболее часто встречающаяся мера – 5–10 лет тюрьмы.

В таких африканских государствах, как Гана, Сьерра-Леоне, Маврикий, Кения, Сейшелы, Замбия, Зимбабве, Лесото и Свазиленд, наказание (в том числе серьезное) предусмотрено исключительно для гомосексуалистов-мужчин, лесбиянки же из-под действия закона выведены. Аналогичным образом обстоят дела и в Латинской Америке, в том числе в Гайане.

Есть страны, где гомосексуальные контакты запрещены, но наказание никак не сформулировано (нельзя – и все). Это, к примеру, Египет и Ангола. Есть страны, где наказание предусмотрено, но теперь закон либо не применяется (Шри-Ланка, Намибия), либо применяется крайне редко (Оман, уже трижды помянутая Гайана). На туристических, но придерживающихся шариата Мальдивах, а также в Бутане соответствующий закон вообще ни разу не был пущен в ход.

Из бывших советских республик уголовная ответственность за гомосексуализм сохранилась в Туркмении (до двух лет тюрьмы) и Узбекистане (до трех). На Украине репрессивную статью отменили в 1991-м, в Эстонии и Латвии в 1992-м, в Литве в 1993-м (позднее были попытки, в том числе удачные, криминализировать пропаганду гомосексуализма), в Белоруссии в 1994-м, в Молдавии в 1995-м, в Казахстане, Киргизии и Таджикистане в 1998-м, в Грузии и Азербайджане в 2000-м, в Армении в 2002-м.

Из государств, не входящих в ООН, гомосексуализм криминализирован в уже упомянутой Турецкой Республике Северного Кипра, в Западной Сахаре, в индонезийском Ачехе, в секторе Газа (10 лет для мужчин). При этом в Палестинской автономии однополые отношения стали неподсудны тогда же, когда и в Иордании, – в 1951-м, то есть даже раньше, чем в Израиле (номинально в 1988-м, фактически закон не применялся задолго до этого).

Наконец, в семи государствах гомосексуализм карается смертью. Это Йемен, Саудовская Аравия (для женатых мужчин и немусульман предусмотрено побивание камнями, для неженатых – 100 ударов плетью, но часто смертная казнь заменяется совместимыми с жизнью телесными наказаниями и крупным штрафом), Мавритания (для мужчин – аналогично с СА, но без практики снисхождения, для женщин – до двух лет тюрьмы), Судан (100 ударов плетью за анальный секс с кем угодно плюс пять лет тюрьмы, казнь – в случае рецидива, за ношение мужчинами женской одежды – 40 ударов плетью), Нигерия (в исламских штатах – побивание камнями для мужчин и порка для женщин, в немусульманских – 14 лет тюрьмы за секс с другим мужчиной или брачный союз с другим мужчиной, 10 – за «участие в подготовке однополого брака», семь – за «покушение на однополый секс», три – за «грубую непристойность»), Сомали (страна раздроблена, смертная казнь применяется, в частности, в Сомалиленде) и, наконец, Иран.

К Ирану у правозащитников претензий больше всего, так как казнят часто (более четырех тысяч казненных с 1979 года), публично (в частности, через повешение) и несовершеннолетних (для мальчиков казнь предусмотрена с 15, для девочек – с девяти лет). Вариативность преступления и методы доказательств расписаны подробно. Лесбиянок казнят при третьем рецидиве (до того – 100 ударов плетью, что способен выдержать далеко не каждый), мужчин по факту, при этом за «трение пенисом о бедра или ягодицы» казнь положена немусульманам, для мусульман – 100 ударов плетью и казнь при третьем рецидиве. Также 99 ударов плетью предусмотрены для тех, кто не являются родственниками, но «стоят обнаженными под одним кровом без необходимости», а 60 ударов – для уличенных в «похотливом поцелуе». Парадоксально, но при этом в Иране легальна смена пола, более того, подобные операции частично финансируются государством.

В целом страны, практикующие наказание за гомосексуализм, можно разделить на две неравные группы. Это либо государства с сильной религиозной, в первую очередь исламской, составляющей в законодательстве, либо страны, законодательство которых является колониальным наследием, по сути, привычкой, до аннигиляции которой попросту не дошли руки. В пользу этого говорит и редкая правоприменительная практика, и, к примеру, тот факт, что ужесточение наказания за гомосексуализм или восстановление репрессивного законодательства являются редким исключением. Среди таких редких и в то же время показательных исключений Бурунди (гомосексуализм стал караться с 2009-го) и Уганда, где ужесточение наказания шло по нарастающей, с декабря 2013-го за однополые контакты жителям бывшей вотчины Иди Амина грозит смертная казнь. При этом СМИ может быть оштрафовано за сам факт упоминания какого-либо гомосексуалиста в положительном ключе, а для рядовых граждан предусмотрен семилетний тюремный срок за сдачу жилья гомосексуалистам. Наконец, в недавно принятом законе оговорено наказание за «недоносительство»: если угандиец в течение суток не сообщил властям, что его сосед или знакомый – гомосексуалист, сам может сесть на три года.

Обращает на себя внимание и тот факт, что государства во второй группе в большинстве своем относятся к бедным и слаборазвитым. Более-менее светские, имеющие сложившуюся экономику и определенный политический вес страны либо не практикуют подобного, либо ограничиваются сравнительно небольшими, а с учетом мусульманского вероисповедания населения вообще формальными наказаниями (так, в Сирии, Тунисе, Марокко или Алжире максимум – это два года тюрьмы, но и такая мера применяется довольно редко). Однако заметное исключение есть и здесь: богатый, высокоразвитый, светский, населенный преимущественно буддистами Сингапур предусмотрел для своих гомосексуалистов два года тюрьмы.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............