28 августа, воскресенье  |  Последнее обновление — 11:34  |  vz.ru

Главная тема


В Минспорта заявили о фальсификации доклада Макларена и о намерении судиться

особый случай


Американские ученые предложили взорвать Меркурий

Военные действия


Летчики ВВС США рассказали об инциденте с сирийскими Су-24

Армия и вооружение


СМИ США включили российский Т-90 в топ-5 самых мощных танков мира

в обход украины


Швеция огласила свою позицию по поводу «Северного потока – 2»

армия не подготовлена


Пентагон жалуется на отсутствие денег для войны с Россией

дистанционное управление


Разработан беспилотный «Тигр» с 30-миллиметровой пушкой

«нет никаких доказательств»


Ассанж: Клинтон целенаправленно нагнетает антироссийскую истерию

после диверсии


Кремль прекратил все контакты с Порошенко

«Будущее в жанре постапокалиптики»


Ирина Алкснис: Украине никак не удается вырваться из неуклонно ухудшающегося «дня сурка»

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

От Нуланд исходит более серьезная угроза, чем от Госдепа в целом

Превращение Нуланд в главную фигуру американской дипломатии на европейской арене произошло во многом  случайно   21 января 2016, 08:10
Фото: Gleb Garanich/Reuters
Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Формально США не участвуют в минском процессе урегулирования в Донбассе, фактически Госдеп играет в нем одну из определяющих ролей, действуя через Киев. Ключевая фигура в этой схеме – помощник госсекретаря Виктория Нуланд, благодаря «печенькам» воспринимаемая многими сатирически. Меж тем Нуланд и стоящая за ней группа влияния представляют собой существенную угрозу для интересов РФ.

Европейские коллеги уже давно описывают ее стиль ведения дел как «слишком прямолинейный», «слепой» и, в конце концов, «недипломатический». При этом в Вашингтоне Нуланд считается именно что карьерным дипломатом, хотя большую часть своей карьеры (кстати, напрямую связанной с СССР и Россией) занималась не дипломатией, а идеологией. Точнее, воплощением в жизнь идеологем, довлеющих в США над практической политикой.

«Именно эти люди фактически развязали вторую войну в Ираке, а прежде терроризировали администрацию Клинтона открытыми письмами и «экспертными оценками»

В США нет института «внепартийных дипломатов», как, например, в Великобритании. В британском Форин Офисе, как и в некоторых других государственных учреждениях, есть специальная должность (обычно в ранге заместителя министра), закрепленная за профессионалом без партийной принадлежности. Эти люди не уходят при отставке всего правительства в результате поражения на выборах, их социальная функция – сохранять преемственность политики и основы аппаратной работы. Для Вашингтона же привычна тотальная смена аппарата после выборов, что часто влечет за собой полное изменение не только курса, но даже манеры поведения, а это чревато непредсказуемостью во внешней политике. В этом плане сменяемость власти ведет к кратковременному хаосу, даже несмотря на то, что предусмотрен переходный период, когда «теневые правительства» кандидатов в президенты на последней стадии предвыборной гонки получают доступ ко всем правительственным институтам и документам, включая разведывательную информацию.

Нуланд последовательно работала в администрациях при обеих партиях. Несмотря на очевидную близость к Хиллари Клинтон (как личную, так и по части взглядов на мироустройство), она вполне справлялась со своими обязанностями и при вице-президенте Дике Чейни. При ней всегда был ее стиль общения – резкий, порой даже грубый, если речь идет о европейских коллегах. Она открыто говорила то, что по всем дипломатическим правилам говорить было не принято – настоящие карьерные дипломаты никогда бы не стали вести себя так. Но она, повторимся, занималась не дипломатией в чистом виде, а несла в мир специфическую идеологию, само содержание которой требовало имперского отношения к «младшим партнерам». В результате она стала суперзвездой в вашингтонском истеблишменте, но – одновременно – самой ненавидимой фигурой в истеблишменте европейском.

Превращение Нуланд в главную фигуру американской дипломатии на европейской арене произошло во многом случайно. Ее прямой начальник – заместитель государственного секретаря по политическим вопросам Венди Шерман – на несколько лет погрузился в переговоры по иранской ядерной проблеме, и на все остальное у него просто не хватало сил и времени. В результате Виктории Нуланд было целиком отдано европейское направление, а ее аппаратный вес и значение неожиданно для всех увеличились в разы. К тому же она получила невероятную свободу действий, что и позволило ей заниматься не столько дипломатией, сколько идеологией, с помощью которой она до сих пор пытается переделать всю планету.

Автор этой идеологии – ее муж Роберт Каган, формально в настоящее время сотрудник Фонда Карнеги, а на практике – создатель идеологии проекта «Новый американский век» совместно с Уильямом Кристаллом. В числе «отцов-основателей» проекта – Ричард Перл, Пол Вулфовиц, Джеймс Вулси, Эллиот Абрамс и Джон Болтон. Именно эти люди фактически развязали вторую войну в Ираке, а прежде терроризировали администрацию Клинтона открытыми письмами и «экспертными оценками». Клинтон не начал вторжение в Ирак только потому, что ООН наложила на эту идею вето, а демократическая администрация в те годы хоть как-то уважала международные законы. Впоследствии участники проекта и примкнувший к ним Роберт Зеллик стали идеологами вторжения в Ирак уже при Буше-младшем, а написанные ими для президентской администрации документы (например, проект перестройки вооруженных сил) мгновенно становились для исполнительной власти руководством к действию. В какой-то момент руководство проекта (английская аббревиатура PNAC) превратилось в основной мозговой центр Вашингтона. Именно Каган и Перл сформулировали принцип несуществующей ответственности Саддама Хусейна за теракт 9/11. Звучало это так: «...даже если нет непосредственных доказательств связи иракского режима с террористическими актами, любая стратегия, направленная на искоренение терроризма и его спонсоров, должна содержать определенные меры для устранения Саддама Хусейна от власти в Ираке; неспособность предпринять такие меры будет рассматриваться как поражение в войне с международным терроризмом». То есть сперва стреляем, потом смотрим, в кого, а по какому поводу – уже не имеет значения.

Как Соединенные Штаты контролируют всю планету
Как Соединенные Штаты контролируют всю планету
Основные принципы проекта, сформулированного PNAC, сводятся к философскому и историческому оправданию американской исключительности и ее осуществления на практике как «обязанности» или даже «ответственности» перед остальным миром (миром варваров, добавим мы от себя, не особо при этом драматизируя). Если вкратце, к концу XX века США являются единственной выдающейся мировой державой. Приведя Запад к победе в холодной войне, Вашингтон сталкивается с новыми возможностями и вызовами. Имеют ли США свое видение будущего на основе достижений последних десятилетий? Имеют ли США намерения по формированию нового века, благоприятного для американских принципов и интересов? Ответ: имеют, более того, обязаны реализовать эту свою миссию везде, куда дотянутся, включая ближний космос. Следовательно, США должны значительно увеличить расходы на оборону, чтобы выполнять глобальные обязательства сегодня и модернизировать ВС на будущее; должны укрепить связи с демократическими союзниками и бросить вызов режимам, враждебным их интересам и ценностям; должны продвигать темы политической и экономической свободы за рубежом; должны принять на себя ответственность за уникальную роль США в сохранении и расширении международного порядка, дружественного американскому процветанию и американским принципам. Но, поскольку «рейгановская политика военной силы и моральной чистоты не может быть популярной в настоящее время», в «заявлении о принципах» делается вывод: «необходимо, чтобы США, опираясь на успехи в прошлом веке, обеспечили нашу безопасность и наше превосходство в следующем веке».

В документе, призывавшем к реформам в американской армии, были сформулированы и более конкретные идеи: «Установить четыре основные задачи для американских военных: защитить американскую родину; бороться и убедительно побеждать в нескольких одновременных крупных военных театрах; выполнять «полицейские» обязанности, связанные с обеспечением безопасности в критических регионах; преобразовать вооруженные силы США для использования результатов «революции в военных делах». Таким образом, эти люди сформулировали те принципы использования американской армии за рубежом, которые выполняются прямо сейчас (конечно, особенно радуют «полицейские обязанности» и «использование результатов революции»).

По сути дела, эта идеологическая группа людей, объединенных общими интересами и взглядом на мир, более двадцати лет из тени руководит американской внешней политикой и в последнее время достигла пика своего влияния. Рональд Рейган с его «моральными принципами во внешней политике» представляется с сравнении с этой ложей вегетарианцем, от избытка артистизма придумавшим термин «империя зла». Вот цитата из проекта, наиболее емко формулирующая тактику и стратегию, навязанные исполнительной власти США: «Выполнение этих требований (военной модернизации – прим. ВЗГЛЯД) является существенным, если Америка хочет сохранить свое военное доминирующее положение на ближайшие десятилетия. Наоборот, невыполнение любого из этих требований должно привести к некоторой форме стратегического отступления. При нынешнем уровне расходов на оборону единственный вариант состоит в попытке безуспешно «управлять» более крупными рисками: оплатить сегодняшние потребности за счет завтрашних; отменить полицейскую миссию, чтобы сохранить силы для крупномасштабных войн; «выбрать» между присутствием в Европе и присутствием в Азии и так далее. Это плохой выбор. Это плохая экономия. «Экономия» от ухода с Балканского полуострова, например, не позволит высвободить средства, необходимые для военной модернизации и трансформации. Но это плохая экономия и в других, более глубоких отношениях. Настоящими издержками в случае неудовлетворения наших требований по расходам на оборону будут сокращение американского глобального лидерства и в конечном счете разрушение глобальной системы безопасности, как никогда дружественной американским принципам и процветанию».

Помимо выше перечисленных персоналий, непосредственно в проекте принимают участие Джеб Буш, Пола Добрянски, Стив Форбс, Эллиот Коган, Залман Халилзай, Фрэнсис Фукуяма, Дональд Рамсфельд, Норман Подгорец, Стивен Розен, Льюс Скутти Либби, Дональд Каган и другие.

Виктория Нуланд в одном из интервью рассказывала, что она влюбилась в своего будущего мужа (а теперь – одного из серых кардиналов внешней политики Штатов) после «бесед под луной» о роли Америки в современном мире, об ее ответственности за свою избранность, о том, как это все должно претвориться в жизнь посредством дипломатии и войны. Сейчас она – один из основных движков проекта любимого мужа.

Сразу после активизации событий в Донбассе Роберт Каган опубликовал большое и пространное эссе, посвященное критике европейских союзников США. «Когда доходит дело до применения военной силы, – писал он, – американцы – как с Марса, а европейцы – как с Венеры». После этого Виктория Нуланд оказалась единственным сотрудником американской администрации, активно призывающим европейских союзников к поставкам оружия Украине. Официальная позиция Белого дома сохраняется неизменной: никакого летального оружия поставлено не будет из-за бессмысленности этой затеи (с точки зрения Пентагона, что только Киеву ни поставляй, все равно перед Россией он не сдюжит). Но именно Нуланд в компании командующего американскими войсками в Европе Филипа Бридлава провела в Германии закрытый брифинг для делегации конгрессменов, в ходе которого пыталась убедить их провести законопроект о передаче Киева летального оружия в обход позиции президента Обамы. Генерал Бридлав аргументировал свою позицию примерно так: Обама, конечно, прав, Киев долго не продержится, но мы обязаны «поднять для Путина планку», сделать так, чтобы российская армия понесла максимальные потери (отметим, что армейского генерала никто не спрашивал о его личной позиции, тем более о позиции, которая противоречит приказам главнокомандующего). Нуланд же настаивала на том, что конгрессмены от обеих партий должны поддержать этот законопроект из «высших интересов».

Данная встреча носила секретный характер, но подробности все-таки просочились наружу. И, несмотря на то, что Конгресс поддержал Обаму, многие конгрессмены, участвовавшие в брифинге в Германии (немецкая пресса, взбешенная тоном Нуланд и Бридлава, все и раскопала), сочувственно отнеслись к позиции Нуланд. Она симпатична многим в Вашингтоне именно в силу своей злости, напора и агрессивности, которые неприемлемы в настоящей дипломатии, но выглядят симпатично, если смотреть на них глазами конгрессмена из, к примеру, деревенской Дакоты. Им нравится, что Нуланд берется за те миссии, от которых стараются отстраниться настоящие дипломаты. Например, она приехала «править голову» итальянскому премьер-министру Ренци после того, как он первым из европейских политиков посетил Москву после введения санкций. Ренци был вне себя от тона и аргументов, а итальянский политический истеблишмент чуть на орбиту от негодования не вышел, когда Нуланд попыталась кричать на не менее эмоциональных политиков средиземноморского государства. Итало-американским отношениям от этого поплохело, но на Капитолийском холме авторитет Нуланд только вырос.

Ее матерные высказывания в адрес руководства Европейского союза после трагических событий на Майдане стали хитом интернета. Но это – шуточки. Не надо забывать, что на данный момент под ее непосредственным руководством находится более 50 посольств и миссий США в Европе, а в перспективе она может занять пост госсекретаря при президенте Хиллари Клинтон. За ее знаменитыми «печеньками» кроется святая уверенность в исключительности миссии, которую она несет. Эту уверенность придает ей позиция ее мужа и его соратников в экспертном сообществе США, способных практически в ручном режиме управлять внешней политикой целой супердержавы.

Ее репутация «суперястреба» более чем востребованна. Ее способность работать одновременно в структурах обеих партий также говорит о многом. При этом она лишь один из наиболее известных персонажей в исполнительной власти, которые используют позиции проекта на практике. В концентрированном виде со всем этим мы можем столкнуться уже после президентских выборов – и одними «печеньками» уже не обойдется. В конце концов, ради «величия США» не грех пустить в расход целую европейскую страну.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............