23 февраля, четверг  |  Последнее обновление — 16:51  |  vz.ru

Главная тема


Протест Японии подтвердил верность решения России о дивизии на Курилах

задержки машин


Россия выиграла у Белоруссии спор в суде ЕАЭС

инцидент в одессе


В Киеве похитили замглавы фракции «Блок Петра Порошенко»

Обращение с жалобой


Рада возмутилась отсутствием упоминания «оккупации» Крыма в отчете ОБСЕ

москва – киев


Захарова ответила на предложение Климкина лишить Россию права вето в СБ ООН

проблемы с кадрами


Шойгу рассказал о гигантской нехватке военных летчиков

поставки угля


Россия сделала важный шаг для спасения предприятий Донбасса

«масштаб не тот»


Пушков высмеял Порошенко и Саакашвили в связи с заявлениями о войне

подсчет минюста


Украина сказала, сколько потеряла от выхода Крыма

«ничему не научились»


Василий Стоякин: Что происходит в головах у моих сограждан, которые три года назад выбежали на Майдан?

«третий путь»


Егор Холмогоров: Шафаревич показал ту идеологию, которая будет править сатанинский бал на наших просторах с начала перестройки

юбилей октября


Андрей Бабицкий: Революция 1917 года была бедствием, кошмаром, это была трагедия миллионов людей

на ваш взгляд


Россия признала паспорта ДНР и ЛНР. Какие дальнейшие шаги должна делать Москва по отношению к республикам Новороссии и Украине?


Дети войны

Александр Антошин, политтехнолог
   31 июля 2014, 16:30
Фото: facebook.com/ljalexandr

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Истории зачастую цепляют сильнее, чем фотографии или даже видео. Голливуд очень многое сделал для того, чтобы отучить нас сопереживать картинке: нарисованный падающий небоскреб из очередного блокбастера выглядит гораздо эффектнее, чем разрушенный одноэтажный домик где-нибудь в Донбассе.

В то же время жизнь и война каждый день преподносят сюжеты, которые просто не могли бы прийти в голову сценаристу, сидящему в уютном кресле перед компьютером.

Главный редактор одесского интернет-издания «Таймер» Юрий Ткачев описывает у себя в «Фейсбуке» такой случай, свидетелем которого он стал в Крыму: «В санаторий на берегу моря привезли детей-беженцев. Привезли неудачно: как раз в то время, когда они выходили из автобусов, вертолеты ЧФ РФ облетают там какой-то объект.

Облетают близко и низко, я сам слышал это дело – реально довольно напрягает. Но это меня. Ну а детей, понятно, потом долго вытаскивали из «зеленки» и всех щелей. И объясняли, что здесь только «хорошие» вертолеты, которые не будут стрелять, и их можно не бояться».

Невольно начинаешь задумываться о том, что пришлось пережить этим бедным детям, если низколетящая «вертушка» вызывает панический ужас.

Другую схожую историю в мае поведала однокурсница моей матушки, которая по распределению попала в Донецкую область много лет назад, да так там и осталась. Она рассказывала, как на протяжении нескольких недель забирала внучку из школы. Ближе всего к окну маршрутки ставится портфельчик, затем садится бабушка, и только потом ребенок.

Чтобы в случае чего пули или осколки не смогли достать до ребенка. Эти бытовые ужасы никогда не покажут в кино. Здесь нет зрелищной картинки. Ну что интересного в детях, испугавшихся вертолетов, или маленькой девочке, которую взрослые прячут в самую глубину салона, чтобы в случае необходимости прикрыть своими телами?

Однако мне кажется, что именно такие вещи отделяют настоящую войну от придуманной – вещи, страшные своей обыденностью.

Кто рассказал мне еще одну историю о детях на этой войне, я уже не помню. Она о мальчишках постарше, лет четырнадцати. Отправленные родителями в Крым ребята сбежали из лагеря, их задержали на вокзале Симферополя: парни собирались ехать домой и воевать с карателями на своей земле.

Пожалуй, именно третья история наиболее показательна. Западная Украина на полвека затаила злобу на Москву за события 39-го года. Не помогло даже то, что из всех союзных республик Украина была откровенной фавориткой Политбюро, ни то, что на самом деле именно при советской власти в том же Львове украинский стал одним из официальных языков. Польские власти проводили политику насильственной полонизации Украины, за что их периодически осуждала Лига Наций – тогдашний аналог ООН.

Однако именно Москва стала с точки зрения жителей западной части страны воплощением всех бед. Почему Киев считает, что у жителей Донбасса память хуже?

Сейчас этих детей, решивших ехать воевать домой, еще могли остановить взрослые на крымском вокзале, но через несколько лет эти дети станут совершеннолетними, и никто не сможет помешать им взять автомат и отправиться сражаться с ненавистной «хунтой». Неважно, кто победит в этой войне, эти дети никогда не простят стране под желто-голубым флагом своих детских ночных кошмаров.

Украина навсегда останется для них государством, бомбившим их родные дома. Эти мальчики и девочки будут расти с ясным пониманием, что «киевские Васькиного папку убили, и моего могли убить. Но мы сбежали вовремя».

Весьма показательный пример. Вместо того, чтобы не мешать ополченцам вывозить детей из зоны боевых действий, Киев тут же начинает вопить о «похищениях» и обвинять Донецк и Москву во всех смертных грехах и поедании украинских младенцев за завтрак.

Как будто на долю этих мальчишек и девчонок мало выпало, и они должны еще посидеть под падающими с неба снарядами украинской артиллерии. Чтобы в конце концов получить фобию не только низколетяших вертолетов, но вообще всего что только можно.

Война и вынужденное бегство – это сильный удар по психике взрослого человека: что уж говорить о ребенке, психика которого еще только формируется. В виде «бонуса» все эти дети получат самый широкий набор фобий, который будет мешать их дальнейшей жизни.

Кто-то справится со своими страхами сам, кому-то помогут психологи, а кому-то не смогут, и станет одной косвенной жертвой необъявленной гражданской войны больше. Кто-то вырастет на чужбине, слушая рассказы взрослых о мирной потерянной земле. Кому-то придется взрослеть под грохот пушек, хлопки выстрелов и завывания предупредительной системы.

Но и те, и другие вырастут и однажды захотят с процентами спросить с Киева за свое прерванное детство.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

Другие мнения

Татьяна Шабаева: Литература не панацея

Сомнительно, что русская литература, которую школьники, будем надеяться, читали, оказала укрепляющее и облагораживающее воздействие на их душу. Прямо скажем: она и не должна. Литература не панацея. Подробности...

Андрей Колесник: Калининградский укрепрайон выдержал самую тяжелую осаду

Россия очищает и точит свой заржавевший за последние двадцать лет штык – но вовсе не намерена обнажать его первой. Поэтому никто среди нас, кто служил не в штабах, не обижается, что в стране этот день уже приобрел общенародный и почти гражданский контекст. Подробности...

Иерей Димитрий Фетисов: Про настоящих мужчин

В наши дни на венчании падают в обморок не невесты, а женихи. И это не только мое наблюдение. Именно поэтому и без того популярный «мужской» праздник - 23 февраля - необходимо осмыслить в стратегическом масштабе. Подробности...
Обсуждение: 82 комментария

Андрей Бабицкий: Контрреволюция как основа общественного согласия

Стоит разорвать эту являющуюся нам из прошлого связку – революция и справедливое общество. Не распрощавшись раз и навсегда с идеологией, которая когда-то оказала плохую услугу России, мы обречены возвращаться к ней снова и снова. Подробности...
Обсуждение: 566 комментариев

Дмитрий Михайлин: А почему, собственно, 23 февраля?

Я за то, чтобы раз в год, или гораздо чаще, говорить «спасибо» тем парням, которые защищают нашу страну. В том числе и за уверенность, что на нас никто никогда не нападет, просто потому, что не рискнет. Но дата какая-то странная. Подробности...
Обсуждение: 113 комментариев

Михаил Ковалев: У Украины внезапно появился эксклюзивный экспортный товар

Мы смеемся над тем, что безумие стало нормой западной политики и приемов западных СМИ. Но помимо презрения и пренебрежения, необходимо работать над созданием противоядия. Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

Василий Стоякин: Ничего не поняли и ничему не научились

Третья годовщина бегства Януковича – хороший повод поговорить о том, что же, собственно, происходит в головах у моих сограждан, которые три года назад напялили на себя кастрюли и выбежали на Майдан. Подробности...
Обсуждение: 71 комментарий

Василий Колташов: Первые шаги в атаке на «свободную торговлю»

Мир меняется. Эпоха «свободной торговли» заканчивается, солнце ее на долгое время закатывается, как уже не раз было в истории. Но как это происходит и как будут выглядеть изменения в дальнейшем? Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Антон Хащенко: Германия этой дружбы желала

Делегацию партии «Альтернатива для Германии» встречали в Госдуме. Немцы общались со спикером Думы Вячеславом Володиным и российскими депутатами. Если кто думает, что это ничего не решающая в Германии партия, то ошибается. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Егор Холмогоров: Три жизни Игоря Шафаревича

Нас окружает «вселенная Шафаревича». Даже слово «скрепы» заимствовано, видимо, из его работы. И стремление операторов современной официальной антирусофобии скрыть свои истоки постыдно. Подробности...
Обсуждение: 235 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............