26 августа, пятница  |  Последнее обновление — 03:49  |  vz.ru

Борис Кагарлицкий

 
Борис Кагарлицкий (1958) - директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) с апреля 2002 г. Социолог, журналист, публицист. Кандидат политических наук. В 1977–1982 годах - участник подпольного левосоциалистического кружка в Москве, куда входило несколько молодых ученых, в основном гуманитарного профиля. Участвовал в издании подпольных журналов «Варианты» и «Социализм и будущее» (до 1981 – «Левый поворот»). В 1982-1983 годах арестовывался за «антисоветскую деятельность», после освобождения работал лифтером и почтальоном. Позднее – депутат Моссовета (1990-1993), член исполкома Социалистической партии, один из лидеров Партии труда (1991-1994). Публикуется с 1979 года, естественно, в самиздатовских журналах. Впоследствии – в «Независимой газете», «Свободной мысли», «Новой Газете», «Компьютерре», The Moscow Times и др. Член научного сообщества (fellow) Транснационального института (Амстердам) с 2000 года. Лауреат Дейчеровской мемориальной премии (Великобритания) за книгу «The Thinking Reed» («Мыслящий тростник»), 1988. Автор книг «Реставрация в России», «Восстание среднего класса», «Периферийная империя», «Управляемая демократия», «Марксизм: не рекомендовано для обучения».

Мнения

Перекрывать доступ к информации – это не постепенное приучение нас к правде, а лишение нас возможности приобрести иммунитет к ее самым ранящим сторонам. Только в таких условиях могут развиться самые удивительные, а главное, совершенно бесполезные мифы.
Обсуждение: 38 комментариев

Настоящее Украины внушает искреннее восхищение мастерством элит потерять все, что им досталось в наследство, а вот что ждет Украину в будущем? Допустим, еще через 25 лет. Попытаемся спрогнозировать это, рассмотрев нынешние тенденции.
Обсуждение: 97 комментариев

В конце лета обострилась борьба вокруг будущей экономической программы страны. Фактически противостояние идет между двумя лагерями: рыночными фундаменталистами и «столыпинцами». Группы уже успели обменяться колкостями.
Обсуждение: 87 комментариев

Грандиозный скандал, который произвели высказывания отца Всеволода Чаплина, поднял несколько тем, достойных рассмотрения. В частности, о либерализме, гуманизме и христианстве – поскольку всеми тремя терминами могут называть разные вещи.
Обсуждение: 198 комментариев

Шутовская контрреволюция и победа сепаратистов в 1991 году – ведь именно идея раздела страны была главной у тех, кто пришел к власти в бывших советских республиках – это лишь соус и гарнир к основному блюду в 1993-м.
Обсуждение: 181 комментарий

С самого начала у Манафорта была весьма узкая задача. Задача, с которой он весьма успешно справился. Теперь пришло время новых людей. Так кто же такой Пол Манафорт и какую функцию он выполнял в штабе Дональда Трампа?
Обсуждение: 7 комментариев

При всем трагизме событий августа – декабря 1991 года, этой крупнейшей геополитической катастрофы века, по прошествии 25 лет можно признать, что есть великое провидение в том, что эта трагедия произошла, а попытка ГКЧП закончилась пшиком.
Обсуждение: 185 комментариев

Борис Кагарлицкий: Парадокс кризиса

13 июня 2012, 12:00

Версия для печати

Всё очень просто. Одни пугают окружающих кризисом, а другие объясняют, что его не будет. Или не было. Или что он уже был, но полностью преодолен. В общем, если всерьез, то никто не хочет говорить о кризисе.

Потому что на самом деле кризисы – время самых важных и позитивных преобразований в экономической и общественной жизни, время, когда наконец получают шанс по-настоящему новаторские идеи и технологии, слом старого соотношения сил, когда становится «невозможное возможно». Собственно, кризис – это очень органичное и естественное состояние для русской культуры с её двойственностью, противоречивостью и стремлению к большим событиям.

Экономист Василий Колташов, занимающийся историей кризисов, очень хорошо показал, как рыночные потрясения способствовали технологическим переворотам – начиная от индустриальной революции до внедрения электричества. Но дело не только в технике. Структурные изменения в обществе очень часто тоже оказываются результатом кризиса, а назревшие и необходимые реформы, годами откладываемые по всевозможным поводам, наконец становятся неизбежными.

Отечественные политики и эксперты обожают говорить о диверсификации экономики, о необходимости «слезть с нефтяной иглы», о реиндустриализации, технологической модернизации и так далее. Вроде бы и проблемы всем ясны, и ответы, пусть и в самом общем виде, сформулированы, а между тем, по общему признанию, «сырьевая зависимость» усиливается, структура экспорта ухудшается, инфраструктура изнашивается, промышленное оборудование стареет. Реформы, проводимые в области образования и науки, призванные «ориентировать эти сферы на реальные потребности общества», по существу, снижают эффективность и уничтожают имеющийся потенциал, поскольку как раз сложившаяся система производства воспользоваться всё ещё имеющимися, накопленными за прошлые десятилетия возможностями не может и «адаптация к реальным потребностям» означает систематическое снижение потенциальных возможностей.

Выход из этого порочного круга состоит именно в структурных экономических преобразованиях, в отказе от «адаптации к реальности» и ставке на то, чтобы, мобилизуя имеющийся ещё потенциал, эту реальность решительным образом менять. Однако этого-то как раз и не происходит.

В течение 2000-х годов Россия получила целый ряд возможностей для развития и многие из них упустила. Приток нефтедолларов позволил стране выползти из депрессии, в которой она находилась на протяжении 1990-х годов. Положение реально улучшалось, но структурные проблемы, унаследованные от предыдущего десятилетия (а часто – и с советского времени), не решались. Напротив, возникло ощущение, что пополнение бюджета и рост доходов (государства, корпораций, населения) сами по себе уже решают все проблемы. Иными словами, необходимые структурные реформы в «тучные годы» не проводились, поскольку и так всё было – или казалось – более или менее удовлетворительным.

В 2007 году появились первые признаки надвигающихся испытаний, а вскоре и разразилась (вернее, докатилась до нас) «первая волна» кризиса. В этой ситуации проводить структурные преобразования никому не пришло в голову, поскольку надо было решать множество текущих проблем, затыкать бессчетное число мелких дыр. Все структурные слабости и противоречия отечественной экономики разом выявились, но сделать ничего уже было нельзя – не было ни ресурсов, ни времени на то, чтобы действовать, исходя из долгосрочной перспективы, всё свелось к краткосрочным задачам.

Получается парадокс. Когда дела идут хорошо, мы не нуждаемся в структурных реформах, потому что и без них всё вроде бы в порядке. Когда же дела идут плохо, мы понимаем, что остро нуждаемся в структурных преобразованиях, но не можем их себе позволить.

Не исключено, что потребуется вторая волна кризиса, чтобы разорвать этот порочный круг. Ведь кризис не только создает проблемы, он меняет соотношение сил в системе, приводит к кадровым перестановкам и, в конечном счете, заставляет менять не только управленцев, но и саму систему управления. Он вынуждает не просто проводить систему конкретных мер, но и выстраивать новые отношения власти и принятия решений, которые в наибольшей степени соответствуют уже нуждам новой, радикально изменившейся ситуации.

Беда современной антикризисной политики – не только в России, но и в большинстве развитых стран – состоит в том, что она была ориентирована не на преодоление кризиса, не на разрешение породивших его противоречий, а на спасение тех господствующих групп, партий и корпораций, которые, собственно, и несут основную ответственность за случившееся. В итоге антикризисные меры не только не помогли справиться с бедствием, но и усугубили его, что мы очень хорошо сейчас можем наблюдать на примере катастрофы, происходящей в еврозоне. На этом фоне российская экономическая конъюнктура ещё смотрится не так уж плохо, иное дело, что утешать себя этим не следует. Майское падение рубля показало, что кризис подбирается к нам.

Но так ли это плохо? На самом деле реально необходимые антикризисные меры ещё нигде не были задействованы, либо они были задействованы в очень небольшой мере. Причина проста, эти меры меняют соотношение сил, они не выгодны части господствующих элит, но и углубление кризиса ведет к ослаблению этих же элит. Рано или поздно подходит момент, когда правящие круги либо оказываются вынуждены идти на уступки требованиям реальности, либо оказываются сметены ходом событий.

Вот тут-то и обнаруживается самый интересный парадокс нынешнего кризиса. Стратегия, которая была бы наиболее эффективна для его преодоления, одновременно в наибольшей степени соответствует долгосрочным потребностям России, курсу на диверсификацию экономики и восстановление промышленности.

Ключевой её момент состоит в том, чтобы восстановить внутренний спрос в старых индустриальных странах за счет возрождения производства – на новых технологических основаниях. Возможности для этого есть, тем более что ресурсы дешевого труда в Азии исчерпываются, как количественно (Китай вступает в полосу демографического упадка), так и качественно (стоимость рабочей силы начинает расти быстрее, чем её квалификация). Но для подобного поворота нужны, в полном соответствии с теорией великого Дж. М. Кейнса, массированные государственные инвестиции и расширение общественного сектора, который становится локомотивом, вытаскивающим всю экономическую и социальную систему на новый уровень развития. Так было в 1930-е годы и после Второй мировой войны. А если покопаться в истории, то и знаменитый «Кризис XVII века» преодолеть удалось – по рецептам другого великого экономиста Ж.Б. Кольбера. Достаточно вспомнить, что произошедшее при нем блестящее восхождение Франции началось даже не с развития государственных мануфактур, ставших технологическими лидерами европейской промышленности, и даже не с широкомасштабной программы дорожного строительства, полностью изменившей представления западных людей о пространстве и расстояниях, а с жесточайшего разгрома финансовой олигархии. Её представителей обложили огромными штрафами, конфисковали более 70 миллионов ливров (сумма по тем временам фантастическая), многих просто казнили. Странным образом бюджет, в котором до этого постоянно не хватало средств, как-то сразу наполнился, и можно было даже понизить налоги.

Уроки предыдущих кризисов достаточно просты. Во-первых, антикризисная политика становится эффективной лишь в том случае, если одновременно является антиолигархической. В противном случае все усилия правительства сойдут на нет, а любые средства будут просто перекачены на счета корпоративных воротил. Во-вторых, экономический рост требует перенаправления финансовых потоков в сферу производства, а также технического перевооружения промышленности. В России этот вопрос сам по себе назрел, поскольку частные компании и хозяева, завладевшие советскими предприятиями, просто гоняют до полного износа устаревшее оборудование. Складывается ситуация, когда в очень скором времени придется либо закрывать огромное число предприятий, либо в течение короткого срока массированно менять технику, причем в таких масштабах, что отдельные заводы или фирмы с этим не справятся. Технологическое обновление будет иметь смысл и окажется рентабельным лишь в том случае, если сразу будут устанавливаться самые передовые и самое современные из имеющихся в мире технологий, либо параллельно разрабатываться новые.   

Отсюда логически вытекает третий вывод: ключевую роль в этой политике играет не просто государственный сектор, а осознанные усилия, направленные на достижение конкретных, общественно-значимых результатов. Строительство современной транспортной инфраструктуры не случайно со времен Кольбера было способом одновременно решить множество задач – от укрепления правительственного контроля и единства страны до повышения жизненного уровня населения и создания внутреннего рынка и условий для развития мелкого и среднего бизнеса вдоль транспортных артерий. В нашем случае это ещё и стимул для восстановления машиностроительной промышленности, развертывание исследовательской работы, направленной на внедрение более современных, дешевых и эффективных транспортных систем, модернизация связанной с этим энергетики, создание рабочих мест для квалифицированных специалистов.

Наконец, со времен Кольбера известно, что в период кризиса надо защищать внутренний рынок, поощряя собственное производство. И как бы ни пугали нас сегодня протекционизмом, никакого другого выхода просто нет – все крупные страны так или иначе будут двигаться в том же направлении. Вступая во Всемирную торговую организацию, Россия существенно ограничивает свои возможности, но следует помнить, что наиболее влиятельные в экономическом смысле страны – от Китая до Америки – являются одновременно и самыми злостными нарушителями правил ВТО. Правда, чем больше они эти правила нарушают, тем больше требуют их соблюдения от всех остальных, но с чего мы взяли, что любое российское правительство будет всегда следовать их рекомендациям, а не их примеру? Да и не ясно, переживет ли ВТО нынешний кризис, а если переживет, то в каком виде и что от неё останется...

Рано или поздно стратегия «нового кольбертизма» будет востребована, и для России принципиально важно не оказаться в задних рядах. Тем более что обстоятельства как раз диктуют необходимость торопиться. И в этом случае наши недостатки и проблемы могут неожиданно оказаться нашими сильными сторонами. Ведь нам в самом деле остро нужны новые шоссе, железнодорожные и воздушные магистрали с соответствующей инфраструктурой. Нам всё равно нужно заменять промышленное оборудование и реконструировать энергетические объекты. У нас есть традиция экономически сильного государства, и в стране всё ещё осталось множество специалистов, ищущих себе применения.

Как бы ни утопично это казалось сегодня, есть все основания думать, что современные дороги в России построить можно.

Другое дело, что дураки всё равно никуда не денутся...


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Павел Данилин: По лекалам Госдепа

Несколько лет назад Госдеп США выдвинул в лидеры таких вот радикалов Навального. Задача перед ним ставилась простая, но проект, как известно, не получился. Теперь госдеповцы нашли второго Навального – Мальцева. Подробности...

Петр Романов: Лодка как плыла по течению, так и будет плыть дальше

Внимательно прочел несколько статей и работ нового министра образования. Очень рекомендую: одним перестать биться в истерике, а другим ни на что всерьез не надеяться. Подробности...

Дмитрий Заборин: Запретить и сделать вид, что ничего не было

Всякий раз, когда видишь останки скрюченных от мороза тел, уложенные рядком или, наоборот, втиснутые в землю как получилось, гнилая философия вылезает сама собой. Особенно когда запрещают проведение работ в «мемориальной зоне». Подробности...
Обсуждение: 12 комментариев

Александр Разуваев: Достойная работа для вежливых людей

Не всегда власти стран могут официально участвовать в операциях в различных горячих точках. Поэтому с высокой вероятностью появившаяся в Сети информация о потраченных в Сирии российских деньгах соответствует действительности. Подробности...
Обсуждение: 43 комментария

Елена Кондратьева-Сальгеро: На вулкане

Чем чаще вспышки, тем короче ужас: ежедневное уже не пугает и даже не возмущает, но утомляет, потому что становится рутиной. Только с теракта в Ницце атаки с ножом из еженедельных успели перемахнуть в ежедневные, на ходу расширяя географию. Подробности...
Обсуждение: 20 комментариев

Галина Гужвина: Компрачикосы наших дней

Клодиния Бланшар, также известная как Клодин, Дино и в самое последнее время как Диди Блэнчерд, была душой Спрингфилда. Однако то, что случилось с ней и ее дочерью, обернулось одним из самых громких дел в США. Подробности...
Обсуждение: 30 комментариев

Татьяна Шабаева: О закрытых архивах и открытых глазах

Перекрывать доступ к информации – это не постепенное приучение нас к правде, а лишение нас возможности приобрести иммунитет к ее самым ранящим сторонам. Только в таких условиях могут развиться самые удивительные, а главное, совершенно бесполезные мифы. Подробности...
Обсуждение: 29 комментариев

Василий Колташов: Дональд Трамп против Федеральной резервной системы США

Как Трамп собирается сокращать выплаты по госдолгу США, не вполне ясно. Можно предположить реструктуризацию долга, что, как верно отмечают в ФРС, ударит по рынкам. Но зачем ударять по рынкам, если можно бить по самой ФРС? Подробности...
Обсуждение: 36 комментариев

Владимир Гутенев: «Зеленый щит» изменит качество жизни горожан

Право наших граждан на благоприятную окружающую среду закреплено Конституцией. Однако зачастую подходы, используемые властями и бизнесом по отношению к природным ресурсам, далеки от понятия «экологическая культура». Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Святослав Голиков: Хиллари – это война

Почему мы должны учитывать фактор президентских выборов в такой далекой чужой стране, как США, в принятии своих собственных военно-политических решений? Вопрос вполне логичный и требует ответа. Подробности...
Обсуждение: 65 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............