11 декабря, воскресенье  |  Последнее обновление — 08:54  |  vz.ru

Главная тема


Военные эксперты анализируют сообщения о новом ударе США по союзникам

пятое поколение


Главком ВКС рассказал о ходе испытаний ПАК ФА

территория ссср


Белоруссия прокомментировала задержание авторов российских СМИ

«рост антизападных настроений»


СМИ: Прибывающие из Турции в расположение НАТО офицеры «ориентируются на Россию»

доказательств нет


Штаб Трампа прокомментировал новые заявления о «вмешательстве в выборы»

перед визитом


Россия отказалась принять от Японии подарок для Путина

визит в москву


Советник Трампа ответил на вопрос о признании Крыма российским

норвежский социолог


Предсказавший распад СССР профессор обозначил срок крушения Соединенных Штатов

на ваш взгляд


Какова ваша позиция по вопросу о необходимости гражданского примирения между «красными» и «белыми»?

«растащили страну»


Андрей Бабицкий: История СССР не завершена

«обыкновенное гопничество»


Антон Крылов: Почему сотни проверок «Ревизорро» фашизмом и тоталитаризмом не были, а сейчас вдруг стали?

«тревожный звоночек»


Артем Бузила: Потерять Белоруссию из зоны российского влияния можно быстрее и легче, чем кажется на первый взгляд

фоторепортаж


В Петербурге открыли центральный участок Западного скоростного диаметра (фото)

Спасти Японию

Правительство Страны восходящего солнца констатирует демографическую катастрофу, но обещает сохранить японскую нацию

26 июня 2014, 08:40

Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати

Правительство Японии бьет тревогу: страна стремительно проваливается в демографическую яму, и без комплекса неотложных мер империя растеряет всё свое экономическое могущество в течение ближайших десятилетий. В чем причина японского кризиса и чем он отличается от демографических проблем России, разбиралась газета ВЗГЛЯД.

Согласно отчету японских демографов, к 2060 году население страны может сократиться до 87 миллионов человек, при этом порядка 40% из них будут пенсионерами. А полвека спустя – к 2110-му – японцев станет еще вдвое меньше. Правительство бьет тревогу и уже утвердило комплекс мер, которые по идее должны помочь удержать планку хотя бы на уровне 100 миллионов человек. Этот показатель кабмин считает критически важным, причем речь идет не только об экономике (в разбивке от уровня потребления до сохранения объемов производства), но и о геополитике: меньше населения – меньше влияния в регионе (в том числе экономического). А значит Японии будет все труднее сдерживать растущий Китай, что чревато для нее территориальными потерями (о территориальных спорах между Токио и Пекином газета ВЗГЛЯД писала неоднократно).

Причины того, почему одна из самых успешных и благополучных наций в мире скатилась в демографическую пропасть, как и меры противодействия этому, стоит рассмотреть поподробнее. Ибо для России данная проблема тоже болезненно актуальна.

Причина первая: Япония для японцев. Япония – одна из самых этнически однородных стран мира, почти 99% ее жителей – японцы. В этой отнюдь не ксенофобской, но националистически настроенной стране действует крайне жесткое миграционное законодательство, согласно которому в Японии могут «осесть» приглашенные иностранные специалисты высокого класса, а вот на пути всех остальных поставлен заслон (даже политических беженцев Токио принимает в строго ограниченном количестве и крайне неохотно). И правящая партия, и большинство населения и слышать не хотят о либерализации барьеров, причем их правоту в данном случае придется признать – миграционный поток, разумеется, увеличит количество населения, но не разрешит национальный демографический кризис. Кроме того, это чревато объективными социальными проблемами. К примеру, общеизвестно, что рост числа мигрантов сопряжен с ростом преступности, а в Японии уличная преступность минимальна, местами она и вовсе практически отсутствует. Таким положением вещей японцы очень дорожат и рисковать свои спокойствием не намерены.

Важно учитывать, что японская экономика сейчас находится в состоянии стагнации, ввиду чего достаточного количества рабочих мест нет даже для самих японцев (в первую очередь молодых). Повышенного спроса не наблюдается и на рынке непрестижных профессий. В этом смысле японское общество достаточно гармонично: тот, кто не видит себя топ-менеджером (или не имеет талантов к этому), спокойно идет работать официантом или дворником. А главное, Япония занимает лидирующие позиции в мире по темпам автоматизации труда, то есть автоматы и роботы заменяют человека там, где это возможно. Следовательно, никаких объективных экономических оснований для привлечения трудовых мигрантов у Японии на данный момент нет. Но чтобы избежать этой меры в дальнейшем, необходимо больше рожать.

Причина вторая: долгая счастливая жизнь. Средняя продолжительность жизни у женщин в Японии – 86,4, дольше «слабый пол» не живет нигде в мире. Для мужчин этот показатель – 79,94 года, это пятое место в мире (на первом месте исландцы, далее идут другие северные европейские страны, но отрыв небольшой – менее года). При этом Японии принадлежит еще один рекорд – по количеству жителей, переваливших столетний рубеж, средний же «возраст дожития» – более 80 лет. Причин этого множество (в том числе особенности меню; так, долгожителями славится Окинава – наименее экономически развитая префектура Японии), но главная из них – высокий уровень развития медицины. И хотя медицина в Японии не бесплатная (государство спонсирует лишь 20% от отрасли), в стране действует всеобъемлющая система страховки, а также строгий правительственный надзор за ценовой политикой в области медицинских услуг, что позволяет поддерживать уровень здоровья нации на очень высоком уровне.

При этом на пенсию японцы уходят относительно рано – в 65 лет. Этот показатель выше, чем в РФ (60 лет для мужчин, 55 лет для женщин), но ниже, чем в Германии, Америке и большинстве экономически развитых стран мира (правда, во многих странах Западной Европы пенсионный возраст тот же – 65). Если вспомнить о средней продолжительности жизни, понимаешь, что это достаточно тяжелое бремя для налогоплательщиков, даже несмотря на колоссальный по объемам пенсионный фонд, которым может похвастаться империя.

Средняя пенсия в Японии – порядка 800 долларов, при этом государство обеспечивает базовую часть, все остальное – отчисления работников и работодателей (по этой же схеме должна была функционировать и российская пенсионная система после реформы,  впоследствии пересмотренной). Число пенсионеров – четверть от населения страны с тенденцией к увеличению. Именно сейчас в пенсионный возраст входит поколение местного бэби-бума – тех, кто родился сразу после войны. Представителям поколения второго бэби-бума сейчас 45–50 лет, то есть пенсия не за горами. А третьего бума в японской истории не было. Такое положение вещей в итоге может привести к тому, что столь значительное количество пенсионеров работающие японцы попросту не смогут прокормить на должном уровне. Вместе с тем предполагается, что к 2060 году средняя продолжительность жизни вырастет на четыре года и составит 84,19 года у мужчин и 90,93 года у женщин.

Относительно недавно Таро Ассо – министр финансов Японии, бывший премьер и правая рука нынешнего премьера – не выдержал и разразился такой речью: «Надо позволить людям старшего возраста быстрее умереть. Таким образом, они смогут снизить нагрузку на систему социальной помощи в Японии. Небеса запрещают продолжать жить, когда вы хотите умереть. Я бы чувствовал себя крайне неуютно, зная, что поддержание во мне угасающей жизни оплачивается из госбюджета и стоит несколько десятков миллионов иен в месяц на одного человека». Разумеется, это высказывание вызвало грандиозный скандал, и министру (которому, к слову, на момент данной реплики уже стукнуло 72 года) пришлось очень долго и униженно извиняться, однако японские экономисты с грустью констатировали, что неприемлемое по форме высказывание справедливо по сути. Японская нация стареет, и это одна из «несущих колонн» демографического кризиса, за которым маячит острый экономический. Конечно, хорошо, что люди живут очень долго. Плохо то, что поколению стариков никто не идет на смену. Простая иллюстрация: несколько лет назад количество продаваемых подгузников для пожилых впервые превысило количество продаваемых подгузников для младенцев.

В этой связи примечательно, что в японском обществе почти нет дискуссий о повышении пенсионного возраста хотя бы до 67 лет, отсутствуют подобные планы и у нынешнего правительства. Даже несмотря на то, что многие японцы (как правило, молодые) в массе своей эту идею поддерживают. Объяснение этому простое – японцы и без того перерабатывают.

Причина третья: трудоголизм. Японские мужчины помешаны на своей работе. Добросовестный труд, обеспечение семьи и продвижение по карьерной лестнице очень важны для среднестатистического японца. Дошло до того, что японские компании чуть ли не насильно отправляют своих сотрудников в отпуск, запрещая им брать с собой рабочие ноутбуки и планшеты. Проблема перенапряжения сил усложняется перенаселенностью городов. В итоге рабочая неделя японского менеджера может выглядеть так: с утра до ночи офис, следом – ночевка в съемной (иногда своей) комнате, по размерам похожей на стенной шкаф, и лишь в пятницу вечером работник отправляется в свой дом (как правило, загородный) к семье.

Обратная сторона такой картины – нервные срывы, инсульты и значительное количество самоубийств, которых особенно много в моменты экономического спада или выхода на пенсию. А на семью и личную жизнь у японцев попросту не остается времени.

И еще момент. Общеизвестно, что больше всего рожают в небогатых обществах стран третьего мира. В Японии уровень жизни очень высокий, что применительно к социальной роли мужчины-добытчика, ответственного за прокорм семьи, создало коллизию: японцы считают, что еще недостаточно потрудились и заработали для того, чтобы обеспечить семье достаточно высокий уровень жизни в эпоху растущих представлений о комфорте. Как следствие, они поздно заводят семью – после тридцати, а часто после тридцати пяти лет. Количество молодых незамужних японок и неженатых японцев стремительно увеличивается с каждым годом.

Причина четвертая: женская эмансипация. Прежде трудоголизм японцев-мужчин компенсировался тем, что японские женщины в полной мере отдавали себя семье и дому. Теперь же традиционным домохозяйством занята лишь четверть японок. Консервативный уклад был разрушен экономическим спадом начала 90-х годов, когда японки были вынуждены искать подработку (как правило, что-то внештатное и с неполной занятостью, что в Японии называют словом «арубайто»). Вслед за этим пришла эпоха эмансипации: как и мужчины, женщины стали ставить на первое место карьеру. В итоге за последние 12 лет средний возраст впервые рожающей японки составил 30,3 года, а соцопросы свидетельствуют: местные женщины больше не хотят терять свою свободу, хуже того, одиночество за реализацию желания больше работать и учиться они считают приемлемой, а иногда и желательной платой. Дальше – больше: перенимая мужской трудоголизм, японки переезжают в крупные города – и в провинции уже констатируют банальную нехватку невест. Так город «заразил» демографическим кризисом прежде охотно рожающую деревню.

Получается «вилка», причем вкупе с «замкнутым кругом»: чтобы женщины рожали, их нужно вернуть в семью. Но тогда социальная нагрузка на работающее поколение мужчин (и без того достаточно сильная) возрастет еще больше, а экономику ждет неизбежный спад. А если экономика будет проседать, то женщины опять выйдут на работу.

Причина пятая: социальные девиации. Из Японии к нам пришел термин «хикикомори». Так называют людей, добровольно подвергших себя социальной изоляции. Они практически не выходят из дома, работают, выполняя заказы через интернет (или не работают вовсе, являясь иждивенцами), посредством интернета совершают и покупки. Вся жизнь этих людей – в компьютерах, включая романтические отношения. Психологи объясняют это тем, что современная жизнь в городах является источником постоянного стресса, а интернет – альтернативный и куда более спокойный мир. Ужас в том, что число «хикикомори» неуклонно растет.

Растет и число «травоядных». Так социальный комментатор Маки Фукасава называет молодых японцев, уделяющих повышенное внимание своей внешности, но при этом являющихся гетеросексуалами. От более привычного для европейского уха термина «метросексуалы» «травоядных» отличает асексуальность. Грубо говоря, если метросексуал следит за собой, чтобы пользоваться успехом у противоположного пола, то «травоядные» зациклены на себе и друзьях, в значительной мере игнорируя сексуальные отношения как таковые.

Увеличение поголовья «травоядных» психологи объясняют своеобразным подростковым бунтом. Такое поведение – месть тем самым отцам-японцам, которые «живут на работе» и практически не уделяют времени семье и детям. В итоге семья для подростков перестает быть чем-то ценным, у них перед глазами попросту нет примера полноценных «ячеек общества», а жить так, как живут их отцы, они не хотят.

И последнее. Это звучит смешно, но для японцев это практически повод для паники: молодые люди предпочитают реальным отношениям порнографию, виртуальный секс и игрушки. Продажи противозачаточных средств падают, но падают совсем не потому, что японцы решили больше рожать – нация попросту отказывает себе в сексе. На романтику в реальном мире у японцев нет либо сил, либо времени, либо желания. Исследование местной Ассоциации планирования семьи показало, что 45% женщин в возрасте от 16 до 24 не выразили никакой заинтересованности в сексуальных отношениях (для юношей этот показатель – 25%). Параллельно социологи обнаружили, что почти треть японцев до 30 лет ни разу не назначали кому-либо романтических свиданий.

В общем, объяснений стремительному падению Японии в демографическую яму множество, потому и план правительства по борьбе за рождаемость довольно обширный. Полностью он будет обнародован в ближайшие дни, но в общих чертах уже известно, что основные действия предполагается предпринимать в области экономики и финансов. Определенные надежды возлагаются также на созданное пару лет назад ведомство (на правах министерства) по уравнению прав мужчин и женщин и проблемам малодетных семей.

Пока картина такая. Общее количество населения Японии достигло максимальной отметки в 128 миллионов человек в 2008 году, после чего начало сокращаться. За первые четыре года – на полмиллиона человек, теперь – на четверть миллиона в год. При этом коэффициент рождаемости составляет 1,43, что крайне мало, но уже неплохо в сравнении с недавним показателем в 1,26 – одним из самых низких на планете (для сравнения: в РФ этот коэффициент сейчас вырос до 1,7, а в США он составляет 2,04). Остается добавить, что расходы на социальный сектор растут на 13 миллиардов долларов ежегодно, а государственный долг страны уже более чем в два раза превышает совокупный ВВП.

Из обнадеживающих факторов – крайне низкая младенческая смертность (ввиду все того же высокого уровня развития медицины). Но даже с учетом этого планы правительства крайне амбициозны, а по мнению ряда японских журналистов почти фантастичны: добиться коэффициента рождаемости в 2,07 к 2030 году. В Токио понимают, что основное внимание придется уделить тому, что расходы на воспитание и медобслуживание детей увеличиваются (это особенно ощутимо в период затянувшегося застоя в экономике). И в числе неотложных мер названы увеличение срока оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком и значительное увеличение срока бесплатного медицинского обслуживания детей дошкольного возраста и начальных классов. Параллельно будет запущен пока не обнародованный план мер по поощрению рождения третьего ребенка в семье.

С учетом вышесказанного в целом понятно, почему именно третьего: ставку предполагается сделать на и без того рожающие семьи, а не на тех, кто пока отказывается создавать семью или обзаводиться потомством. Но не забыты и они: семью как институт будут усиленно популяризировать, а еще раньше была создана «Белая книга», где указаны основные мероприятия, призванные облегчить японцам совмещение работы и ухода за ребенком.

Резюмируя вышесказанное, остается констатировать, что российская ситуация в области проблем с демографией «зеркалит» японскую. Общего – плохая рождаемость (за исключением республик Северного Кавказа) и стремление женщин к эмансипации. При этом в России, в отличие от Японии, весьма низкая средняя продолжительность жизни, особенно у мужчин. Если японская молодежь теряет интерес к сексу, то в РФ болезненно актуальна проблема абортов, в том числе – подростковых (некоторое время назад мы занимали по этому показателю первое место в мире, теперь – одно из первых). Наконец, вместо японского трудоголизма мы имеем очень низкую производительность труда, что негативно отражается на экономике, а значит и на социальной сфере. Вывод из этого можно сделать простой и банальный: любая крайность идет во вред.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............