29 сентября, четверг  |  Последнее обновление — 23:23  |  vz.ru

Главная тема


Риторика США заставляет вспомнить о дворовых разборках

громкое дело


За преступления Захарченко поплатился его начальник

«Не надо меня лечить»


Украинского эксперта выгнали с российской телепрограммы о крушении «Боинга»

американский паспорт


Подполковник петербургской полиции подозревается в работе на военную разведку США

национальный перевозчик


«Аэрофлот» объявил о планах массовой закупки отечественных самолетов

«вода на мельницу террористов»


В МИД объяснили заявление Госдепа США о возможных терактах в России эмоциональным срывом

«некий контакт руки и плеча»


Брэд Питт добровольно сдал анализы на наркотики после ссоры с сыном

российская версия


Минобороны получило новые данные об обстреле гумконвоя ООН под Алеппо

мыльная опера


Безвизовый режим Украины с ЕС получил новую отсрочку

«провокационное искусство»


Наталья Холмогорова: Мысль о ребенке все прочнее связывается с мыслью о сексе

Вопрос дня


В дискуссии о запрете абортов чьи права для вас важнее?

Над Поднебесной восходит солнце

Премьер Японии озвучил новую внешнеполитическую стратегию: конфронтация с Китаем и диалог с Россией

28 мая 2014, 08:47

Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати

Судя по последним заявлениям премьер-министра Японии Синдзо Абэ, Токио продолжит курс на всестороннее противодействие китайской экспансии, включающий в себя поддержку всех, кто готов бросить этой экспансии вызов. В этой связи Японии просто необходимы нормальные отношения с Россией, которая тоже заинтересована в сохранении текущего баланса сил в регионе.

Перед тем как пересказывать интервью Синдзо Абэ газете The Wall Street Journal, стоит объяснить, кто такой Абэ. Благо Абэ – человек по-своему выдающийся.

В 2006 году он стал преемником сверхпопулярного и харизматичного премьера-реформатора Коидзуми и, что называется, все провалил. Причины этого лежат, в том числе, в последствиях реформ самого Коидзуми, но именно при Абэ правящая ЛДПЯ погрузилась в длительный кризис, вызванный громкими коррупционными скандалами и объективными неудачами в экономике. Рейтинг кабмина рухнул, и Абэ был вынужден уйти в отставку, что положило начало чехарде с постоянной сменой премьеров и, в конце концов, привело партию к поражению на выборах – первому за пятьдесят лет.

Однако смена власти ситуацию в стране не выровняла, и ЛДПЯ, безуспешно протестировав нескольких лидеров, вновь выдвинула в авангард Абэ. И случилось чудо: некогда гонимый премьер привел партию к сокрушительной победе на выборах. Более того, он, судя по всему, надежно утвердился в своем кресле, даже несмотря на то, что его экономические реформы, прозванные «абэномикой», вызывают множество нареканий. Искусственная девальвация иены, вложения в инфраструктуру и стимулирование роста внутреннего потребления действительно дали Японии то, чего она безуспешно пыталась достичь в последние годы: внушительный экономический рост (включающий в себя как рост объема продаж, так и промышленный рост), создание новых рабочих мест, резкое и внушительное удорожание акций. Но в то же самое время вырос и госдолг, импортные энергоносители подорожали, а отток капиталов ускорился. В перспективе удешевление иены в принципе чревато валютной войной. Но войны Абэ любит.

Нынешний премьер давно известен как милитарист, «ястреб», гроза КНДР и сторонник решительных мер. Он посещал милитаристский храм Ясукуни, чтобы поклониться душам японских воинов, в том числе тех, кто виновен в военных преступлениях времен Второй мировой (этот момент вызывает резкое неприятие соседей Японии, точно так же, как Россию крайне раздражают почести, оказываемые бывшим воинам УПА* или латышским легионерам СС). И главное, Абэ – автор и лоббист масштабной военной реформы, о которой подробно писала газета ВЗГЛЯД.

Формально у Японии нет армии (а до недавнего времени не было и министерства обороны), а фактически – есть. В силы самообороны сейчас вливаются колоссальные средства, но дело даже не в этом, а в том, что правительство Абэ впервые с конца Второй мировой даровало армии полномочия наносить удары по внешним базам противника и быть частью коллективной самообороны, то есть приходить на помощь союзникам. Раньше Япония (и это прямо следует из её конституции) могла лишь защищать себя на своей территории. Теперь она может атаковать, по сути – вести и наступательные войны тоже, а внесение соответствующих изменений в конституцию – дело недалекого будущего.

Осознавать масштаб и значимость этой реформы применительно к интервью премьера очень важно. Потому что в его рамках Абэ фактически предложил оказать военную помощь Вьетнаму в его территориальном споре с Китаем. Заметив, что «односторонние шаги» Пекина по бурению нефтяных скважин в акватории, которую своей считает также Вьетнам, «повлекли за собой обострение напряженности», премьер подчеркнул: «Мы никогда не потерпим изменения статус-кво путем силы или принуждения». Ввиду этого Ханой может рассчитывать, к примеру, на то, что Япония предоставит ему некоторое количество патрульных судов, причем Абэ фактически призвал Вьетнам обратиться к нему за помощью.

Примечательный момент: ранее Япония уже предоставила свои патрульные суда Филиппинам, у которых тоже есть территориальный конфликт с Китаем (собственно, потому и предоставила). А теперь, внимание: конфликт между КНР и Филиппинами идет вокруг островов Спратли, то есть тех самых островов, которые оспаривает еще и Вьетнам. Таким образом, Япония готова помогать всем участникам большого территориального спора, в том числе конфликтующим сторонам, лишь бы это была дружба против Китая. Объединение всех заинтересованных в контроле над акваторией сторон для противостояния амбициям Поднебесной – к этому шло давно. А недавно Абэ в одном из своих интервью прямо заявил, что отношения между Японией и Китаем напоминают отношения, сложившиеся между Великобританией и Германией в преддверии Первой мировой войны.

Понятно, что по численности японская армия значительно уступает китайской. В то же время в нее вкладываются значительные средства, а модернизация осуществляется по последнему слову техники, тогда как вооружение Китая во многом архаично (и, кстати, не стоит забывать, что Япония страна вообще-то немаленькая – 130 миллионов населения).

О конфликте по линии Китай – Вьетнам мы подробно писали здесь. С тех пор нынешняя его фаза дополнилась массовыми антикитайскими протестами (плавно переходящими в погромы) во Вьетнаме, а возле спорных территорий столкнулись китайское и вьетнамское рыболовецкие суда (к счастью, обошлось без жертв). О конфликте Китай – Япония вокруг других островов (в частности, о том, что обстановку заметно накалило расширение зоны действия китайских ПВО) – здесь. Понятно, что Япония экстраполирует спор Китай – Вьетнам – Филиппины на свой собственный конфликт с Поднебесной. И создает в регионе антикитайский альянс, курируемый США. Сам Вашингтон напрямую конфликтовать с Пекином не хочет (более того, вынужден сокращать оборонные расходы, которые успешно наращивает Китай), а через «ястреба» Абэ – пожалуйста. Тем более США являются гарантом безопасности Японии, о чем знают все. Недавно это получило очередное подтверждение: президент Барак Обама назвал спорные острова Сенкаку суверенной территорией Японии и пообещал защищать от возможной оккупации с китайской стороны.

В общем, экспансия Китая в море и его попытка контролировать как торговые пути, так и залежи полезных ископаемых простой не будет. Причем решать данный вопрос через международные суды и морской арбитраж Пекин наотрез отказывается сам, то есть выбор в пользу «игры престолов» и показательного бряцанья оружием он сделал сознательно. Это притом что далеко не все в Токио «ястребы» и, к примеру, генеральный секретарь кабинета министров Есихидэ Суга одним из первых призвал Пекин и Ханой «уладить конфликт в спокойной обстановке и в соответствии с международным правом». Но на нет и суда нет, и у Токио сейчас отсутствует иной выбор, кроме как выбор в пользу ответного ужесточения внешней политики. Кстати говоря, в апреле японская армия провела первую за 40 лет военную операцию в Восточно-Китайском море – и как раз вблизи Сенкаку. Десант из ста военнослужащих высадился в ста километрах от спорной территории – на острове Йонагуни. Теперь там будет гарнизон, его лично открывал министр обороны со словами о том, что военное присутствие Страны восходящего солнца может быть распространено и на другие острова (ранее на этом острове с населением в 1,5 тысячи человек за охрану правопорядка отвечали двое полицейских; японцы вообще очень законопослушная нация).

В разговоре об островах и территориальных спорах никак нельзя обойти вопрос Курил, и Абэ этого делать не стал. В рамках интервью он фактически подтвердил прогнозы экспертов о том, что Япония в связи с Крымом с РФ ссориться не будет. Ранее Токио присоединился к ряду антироссийских санкций, но сделано это было показательно нехотя, а ограничения по сути своей были настолько формальными, что о них тут же все забыли (хотя Владимир Путин и подчеркнул, что сама постановка вопроса о санкциях его неприятно удивила). Тем не менее на повестке дня оказался вопрос о возможной отмене визита Путина в Японию, о котором стороны договорились во время зимней Олимпиады в Сочи. Однако, как следует из слов Абэ, «Япония хочет сохранить свои дипломатические инициативы в адрес России», то есть приглашение в силе и Абэ ждет Путина в гости уже осенью. Очевидно, что через Москву Токио хочет договариваться с Пекином, так что ссориться с РФ из-за Украины, как сделал Брюссель, для Японии было бы странным и глупым. Да и не в её характере.

Понятно, что и Курилы обсуждать будут, ведь Абэ не просто так добился от Путина «разморозки» переговоров по данной проблеме. Как и понятно, что принципиальных уступок трудно ждать как от Путина, так и от Абэ. Дело даже не в том, что он милитарист и националист, а в том, что отказ от требований по Курилам для японского политика – самоубийство (даже в большей степени, чем для русского возвращение этих островов), такого не простят никогда. Обе стороны это прекрасно понимают, так что спор это формальный, спор ради спора. Милитаризацию Японии и её военную реформу в этой связи тоже можно не учитывать (лучше еще раз процитировать фразу того же Абэ: «Мы никогда не потерпим изменения статус-кво путем силы или принуждения»). Гораздо важнее, что бесконтрольное усиление Китая в регионе (в том числе за счет наступления на дружественный нам Вьетнам) противоречит интересам России. Да, важность торговых и внешнеполитических отношений с Пекином сложно переоценить, но при этом для Москвы желательно сохранять в обоих Китайских морях определенный баланс сил, держащийся на системе сдержек и противовеса. И в этой связи контакты по линии Токио – Москва чрезвычайно важны для обеих сторон. Только для Москвы это игра гораздо более тонкая и сложная: Япония может открыто ссориться с Китаем (собственно, она уже это сделала), мы – нет.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............