29 августа, понедельник  |  Последнее обновление — 17:34  |  vz.ru

Главная тема


Технология добычи сланцевой нефти разработана благодаря санкциям

региональная авиация


У японского конкурента SSJ-100 выявлены серьезные проблемы

«сбой фотовидеофиксации»


ГИБДД Москвы аннулировала штраф за тень от машины

мировой рынок вооружений


Турчинов потребовал создать оружие не хуже российского

«материалы засекречены»


Польша назвала причину отмены безвизового движения с Калининградской областью

Армия и вооружение


СМИ США включили российский Т-90 в топ-5 самых мощных танков мира

Военные действия


Летчики ВВС США рассказали об инциденте с сирийскими Су-24

особый случай


Американские ученые предложили взорвать Меркурий

«Путин показал американцам»


Немецкий политик: Слова Обамы о том, что Россия – это региональная держава, были ошибкой

«Будущее в жанре постапокалиптики»


Ирина Алкснис: Украине никак не удается вырваться из неуклонно ухудшающегося «дня сурка»

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

ДНР и ЛНР имеют шанс быстро построить цивилизованную государственность

«Народ Южной Осетии ценит людей ввысь, а мы – степные – вширь. Все остальное одинаково»   29 сентября 2015, 20:39
Фото: Ада Багаева/РИА «Новости»
Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Госсекретарь США Джон Керри заявил о возможном прогрессе по урегулированию в Донбассе уже в ближайшие месяцы. Для Вашингтона «урегулирование» – это вливание в Украину. Меж тем глава ДНР Александр Захарченко полагает, что путь к международному признанию у Донбасса будет даже короче, чем, к примеру, у Южной Осетии. Многие эту фразу обсмеяли. Однако Захарченко прав.

На прошлой неделе в рамках госвизита в Цхинвал (Южная Осетия – единственное государство, признавшее ДНР и ЛНР) Александр Захарченко заявил: «Все похоже. Народ Южной Осетии ценит людей ввысь, а мы – степные – вширь. Все остальное одинаково». И добавил: «Путь к международному признанию ДНР будет намного короче, чем у Южной Осетии». Глава ЛНР Игорь Плотницкий отмолчался.

«В Донецке и Луганске время течет сейчас гораздо быстрее, чем в 90-е в Цхинвале и Сухуме, люди за год проживают жизни и даже целые политические эпохи»

Действительно, путь Южной Осетии к международному признанию был не только долог, но и на редкость извилист. Сейчас существует несколько точек зрения на то, когда, кем, почему и при каких обстоятельствах была создана югоосетинская государственность. Еще в советские годы было принято несколько последовательных решений сперва облсоветом, а затем и Верховным советом республики: о повышении статуса автономной области, о выходе из состава ГССР, о вхождении напрямую в состав СССР, и наконец – о провозглашении независимости. Какую из этих дат считать «точкой отсчета» для, как модно выражаться, statebuilding – вопрос для Южной Осетии не схоластический, а вполне актуальный. За каждым решением и постановлением об изменении статуса бывшей советской ЮО АО скрывается конкретная юридическая коллизия, достойная диссертации не только по истории, но и по международному праву. При этом несколько группировок и кланов вырывают из рук друг друга пальму первенства, а количество «авторов» современного флага РЮО уже перевалило за второй десяток.

Это не «подсчет демонов на кончике иглы». У Южной Осетии изначально была пусть советская, но все-таки государствообразующая позиция – автономная область. Этот статус был прописан в Конституции СССР, и обстоятельства его распада давали (и дают сейчас) все основания для перевода спора о признании РЮО в качестве независимого государства в плоскость юриспруденции. Да, в СССР существовала сомнительная система градации права народов на государственность со всеми этими республиками в составе других республик, «двунациональными» республиками, автономными областями, округами и даже национальными сельсоветами. Статус нации, ее право на государственность были искусственно «ранжированы», в результате чего и возникли едва ли не все позднесоветские и постсоветские вооруженные конфликты (если не уходить сейчас в дебри их исторического и кое-где религиозного генезиса).

Одним словом, Южная Осетия имела ту стартовую позицию, которой не имеют сейчас ДНР и ЛНР. Позиции Абхазии с ее раннесоветской независимостью, искусственным «внедрением» в состав ГССР и более «высоким», чем у Южной Осетии, статусом автономной республики юридически были еще сильнее. А ДНР и ЛНР провозглашены, как бы выразился Захарченко, «в степи», хотя и с соблюдением правовой нормы типа «референдум». Киев в ответ просто не признает никакой формы местного волеизъявления, как в 1990 году Тбилиси простым постановлением парламента взял да и упразднил автономию Южной Осетии в любой возможной форме.

Но прошло четверть века, и, хотя у Донецка с Луганском нет возможности формально «зацепиться» за какую-либо юридическую коллизию, Захарченко вполне может позволить себе утверждать, что путь ДНР к признанию будет несколько короче, чем у Цхинвала. Да, нет юридического спора, который возвращает Тбилиси, Цхинвал и Сухум к обстоятельствам распада СССР. Однако общемировые тенденции и невероятная скорость развития событий могут сулить все что угодно – даже то, что представляется сейчас безнадежным мечтанием, свойственным всем романтически настроенным борцам за национальную независимость.

Новороссия за полтора года прошла путь, который Южная Осетия и Абхазия прошли за два десятилетия. По сути, структурировать югоосетинские полупартизанские отряды в управляемую армию удалось лишь совсем недавно, а Донецк и Луганск управились за полгода, хотя и с некоторой помощью «старшего брата». В Южной Осетии эта помощь отсутствовала напрочь, а Абхазия и вовсе всю ельцинскую эпоху жила в состоянии блокады со стороны России.

Разгул «партизанщины», примат полевых командиров и просто «авторитетных ребят», заслуживших этот свой авторитет кто реальной храбростью и дерзостью на войне, а кто насилием и деньгами, долго оставался бедой брошенных наедине с самими собой РЮО и РА. А в ДНР и ЛНР ликвидация неподконтрольных, анархистских или просто бандитских групп хотя и не завершилась окончательно, но близка к завершению. Это болезненный процесс, но, когда он растягивается лет на пятнадцать, успевает вырасти целое поколение, иной модели поведения попросту не видевшее. Такая молодежь была проблемой югоосетинского и абхазского социумов до тех пор, пока не выросло еще одно поколение, стремящееся к нормальной жизни, образованию и приличной работе, а не к приблатненному стереотипу 90-х годов, сформированному насилием и безысходностью. И у Донбасса с его миллионным населением и социально-культурной инфраструктурой, к примеру, Донецка есть все шансы выйти из этой неприятной коллизии с куда меньшими потерями, чем РЮО и РА.

территория СССР

Русский язык рассорил Латвию и США
Истерика Литвы по поводу АЭС в Белоруссии вызвана обидой на Евросоюз
Порошенко понадобились симпатии русского населения
Даже новая военная символика Украины напоминает о России
Газовая «независимость Украины» скрывает коррупционные схемы
В 1993 году РЮО потребовались титанические усилия (порой не укладывающиеся в рамки законодательства) для создания, например, финансовой структуры, позволившей хоть как-то восстановить снабжение разоренной, голодной, изначально не богатой республики. Многое в этой системе было прямо продиктовано «духом 90-х», но выбора не было. То же касалось и военного снабжения, которое держалось на энтузиазме буквально пяти–шести человек (включая автора этих строк) и коррумпированности российской армии ельцинского периода. Сейчас Новороссии тоже приходится изобретать довольно извилистые пути для формирования самостоятельной финансово-экономической системы, но этот путь все равно гораздо короче. Все-таки «военторг» ни в какое сравнение не идет с ритуальной формулой «патрон – доллар» и мешками (в прямом смысле слова из-под картошки) наличных денег, на которых прежде приходилось спать для их сохранности.

Политическая система ДНР и ЛНР тоже прошла несколько системных стадий буквально за год. Два состава парламентов, выросших из местных областных советов с участием активистов движения за Новороссию (в данном контексте это не название политической партии, а сама идея), сменили друг друга относительно безболезненно, хотя это и выглядело как попытка «отжать» от власти нестабильные и экзотические группы. В итоге были сформированы реальные политические силы, способные играть роль социального представительства, в том числе на грядущих выборах в местные органы власти. Возможно, часть из этих сил походит на «вождистские» (то есть сформированные под популярную личность), но это вполне нормальный политический тренд, тоже проявившийся в сжатые сроки. Теперь в Новороссии существует богатый выбор политических платформ – от конформистских и олигархических до леворадикальных. В РЮО и РА с их непомерно богатой и малопонятной со стороны внутренней политической жизнью этот процесс не закончился до сих пор. Частично это связано с особенностями менталитета – местные реалии перебороли не только объективную картину развития мира, но и внешние усилия «кураторов», пришедших «на готовое» и принципиально отрицающих все, что происходило в РЮО и РА до конца 2008 года. В Москве, увы, склонны полагать, что до них вообще ничего не было, а в Цхинвале и Сухуме проживают неразумные дети без истории и прошлого.

Кажущаяся «фантазийность», несбыточность заявлений Захарченко о «более коротком пути к признанию» обусловлена незнанием истории и обстоятельств формирования РЮО и РА. В Донецке и Луганске время течет сейчас гораздо быстрее, чем в 90-е в Цхинвале и Сухуме, люди за год проживают жизни и даже целые политические эпохи. Никто не может поручиться за дальнейшее развитие событий, а уж тем более за скорость процессов – от дипломатических до военных. Вряд ли кто-то в руководстве ДНР и ЛНР всерьез будет руководствоваться опытом РЮО и РА, но не видеть очевидные аналогии – пусть и растянутые во времени – было бы недальновидно со стороны тех, кто берет на себя ответственность что-то советовать молодым и перманентно воюющим республикам. Есть, конечно, стабильная группа комментаторов либерального и проукраинского толка, считающих все происходящее (в том числе и праздничные мероприятия в Цхинвале) спектаклем. Но в реальности есть живые люди (большинство – с нелегкой судьбой), которые выстрадали свои праздники, свои победы и достижения. Игнорировать их чувства преступно, а считать марионетками – оскорбительно.

А сумеют ли ДНР и ЛНР преодолеть свой отрезок пути быстрее, чем РЮО и РА, покажет время. Безболезненного процесса не будет, уже ясно. Но старание минимизировать потери (в первую очередь человеческие) уже не подменит собой стремление к цели – обретению государственной самостоятельности, моральной, национальной и идеологической свободы.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............