30 июля, суббота  |  Последнее обновление — 00:32  |  vz.ru

Главная тема


Напарник Хиллари не поможет ей вернуться в Белый дом

Партия «Ангары»


Южная Корея решила купить у России ракеты-носители

Исчезли 8 страниц


ВАДА исключило письмо Родченкова из доклада Макларена

операция вкс


Россия перебросила в Сирию стратегический самолет-разведчик

этнические чистки


В Польше найдены документы УПА с указанием убивать женщин и детей

Обострение конфликта


Премьер Британии заявила о готовности использовать ядерное оружие для устрашения России

Армия России


Минобороны получило самолет «судного дня»

Немецкие СМИ


Сближение Эрдогана с Россией раздражает НАТО

Машина ИМР-2 и тротил


Минобороны показало работу группы обрушения объектов (видео)

«Пришла беда»


Сергей Худиев: Крестный ход – это настоящая Украина

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

Новороссию душит информационный вакуум

В последние дни события на фронте меняются практически с каждым часом    14 августа 2015, 08:10
Фото: Ирина Геращенко/РИА "Новости"
Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Резкое обострение ситуации в Новороссии очевидно. Уже бесспорны и провал формата «Минск-2», и угроза переноса военных действий в те районы, где ранее маневренной войны не наблюдалось. Тем не менее Донецк и Луганск демонстрируют спартанское хладнокровие, из них почти не поступает информации о ходе боевых действий, тем самым тяжесть обстановки как бы сглаживается. Но почему и зачем?

Из ДНР и ЛНР практически не выходит никакой официальной или даже полуофициальной информации о ходе боевых действий и общей обстановке на фронтах. При этом с формальной точки существуют и даже вроде как работают пресс-службы разной подчиненности, а в эпоху интернета многие структуры и отдельные знаковые фигуры давно обзавелись аккаунтами в социальных сетях. Но единственной «говорящей головой» по факту остается замкомандующего 1-м корпусом полковник Эдуард Басурин – неофициальный пресс-секретарь ВСН, регулярно (иногда и дважды в день) информирующий журналистов и общественность о текущих событиях.

«Было и есть то, что на земле принято называть «месилово», – жестокий, кровопролитный бой с потерями и разрушениями, с применением всех видов вооружений, кроме авиации, но с беспилотниками»

Полковник Басурин учился в знаменитом Донецком высшем военно-политическом училище и служил в советской, а затем украинской армии замполитом. Общаться – его профессия. Вообще, как-то исторически сложилось, что в ДВВПУ «выпекают» именно специалистов разговорного жанра – встречаются и пиарщики, и адвокаты со всего бывшего СССР с этой строчкой в резюме. Аналогичное Львовское училище, например, плодило в основном будущих журналистов.

Басурин в своих сводках напирает главным образом на количество и качество обстрелов с украинской стороны и на фиксацию передвижения тяжелой техники противника в запрещенной для нее зоне. Общую картину дня из этого не получишь, но пропагандистская задача в рамках «Минска-2» решается качественно. Но у него есть и другая, невидимая российскому телезрителю сторона. Полковник Басурин выезжает в места тяжелых обстрелов, например в Горловку, и общается с доведенными до отчаяния мирными жителями. А выслушивать крики женщин, только что потерявших детей, «Что ж вы до сих пор не прогнали отсюда этих фашистов?» и «Когда это все кончится?» – это вам не пресс-конференцию высиживать с дружелюбно настроенными журналистами. Так что не судите строго.

Официальные пресс-службы государственных органов власти ДНР и ЛНР, по сути дела, не работают, несмотря на полную штатную комплектацию. И в них, помимо местных, довольно много российских добровольцев, среди которых преобладает молодежь (много девушек) с экзотическими политическими взглядами и овечьей наивностью в глазах. Никакой целенаправленной информационной или пропагандистской работой никто не занимается, да этот кадровый состав подобного и не сможет. При этом независимых источников информации не существует в принципе, а попытки создать альтернативные СМИ наталкиваются на выяснения в духе «откуда деньги» и «на чью мельницу». Когда эти выяснения порождены общей атмосферой шпиономании – это еще можно понять, а когда блокирование независимых СМИ инициировано «кураторством» разной степени тяжести – уже не очень.

В результате любое событие моментально обрастает десятками слухов, а объективную картину происходящего без собственного бэкграунда представить просто невозможно. На психологическом уровне создается впечатление, что люди непроизвольно отстраняются от масштабной информации, не желая видеть плохое и ожидать еще худшего.

Очевидной усталостью и привыканием к войне этого не объяснить. Основной естественный «ограничитель» информации – политическая линия. Любое событие на фронте, даже крупномасштабные провокации, разведки боем или подготовки к новым боевым действиям с украинской стороны, до среды, 12 августа, трактовалось только в контексте буквы «Минска-2». Потому полковник Басурин со стеклянным лицом перечислял число попаданий в жилые массивы и количество украинской бронетехники и артиллерии, замеченной в неположенном месте. И все. То, что не вписывается в нарушения «Минска-2», просто не попадало в сводки. По мере нарастания взаимного озлобления Басурин стал добавлять в сводки «поминальник» из фамилий командиров украинских частей, ведущих обстрел населенных пунктов. Чтобы знали своих «героев».

В Новороссии такой подход порождает неоднозначную реакцию. Создается впечатление, что ВСН в принципе не дают отпор ВСУ и спокойно сносят украинские обстрелы, что раздражает мирное население, которое не чувствует, что его защищают. Разговоры на тему, что «всех слили», – значительная часть донецкого общественно-политического сознания. И людям не объяснишь, что заявлять, как, когда, чем и где ВСН ответили на украинские обстрелы, можно только неофициально. На консервативный менталитет донецких жителей такие неформальные разговоры не действуют. Люди привычно смотрят телевизор, в том числе российский, а там – ни слова об ответных действиях. Значит, нас предали. И это несмотря на то, что у каждого второго или родственники, или друзья, или родственники друзей в ополчении, так что информации на низовом уровне достаточно.

В последние дни (и особенно ночи) события на фронте меняются практически с каждым часом. Иногда – с разворотом на 180 градусов. Так, неформальное решение об эвакуации всего персонала ОБСЕ было отменено в последний момент, и ни подтвердить, ни опровергнуть его никто не мог, да и не хотел. Не хотел, потому что надо было бы объяснять, почему изначально европейцы собирались эвакуироваться.

территория СССР

Саакашвили добивается власти на Украине чужими руками
"Укропы" предъявили территориальные претензии Белоруссии
Порошенко преувеличивает транзитные возможности Украины
Экономика Новороссии показывает явное оживление
Ассоциация с ЕС только навредила украинской торговле
А объясняется это очень просто. Ночные бои понедельника, вторника и среды не изменили фронт, линия соприкосновения не сдвинулась, населенные пункты, даже самые крошечные хутора, не поменяли «владельца», и крупные массы войск в движение не пришли. То есть жестокий позиционный бой не перерос в необратимую маневренную стадию, после которой никакое политическое урегулирование было бы невозможно в принципе. Было и есть то, что на земле принято называть «месилово», – жестокий, кровопролитный бой с потерями и разрушениями, с применением всех видов вооружений, кроме авиации, но с беспилотниками. Такого не было очень давно. И все прекрасно понимают, к чему это приведет.

Но поскольку в эти ночи крупномасштабной войны так и не случилось, информационно все приняли стойку «не вижу, не слышу». Впрочем, тональность российских СМИ радикально изменилась с утра среды. Провал «Минска-2» перестал быть «фигурой умолчания», все телеканалы в один голос заговорили о бессмысленности этого формата и даже о профанации переговорного процесса через «группы» и «комиссии», хотя еще пару месяцев назад эта идея считалась перспективной. Миссию ОБСЕ впервые открыто стали называть бесполезной и предвзятой. А возможность возобновления масштабных боевых действий уже не выглядит крамолой и «разжиганием».

Но это – идеологическая канва. Практической информации от этого больше не стало. Сложно даже оценить характер действий украинской стороны. Вроде бы очевидно, что она готовит крупные наступательные действия. Понятно даже, где и какими силами, с применением какой техники и тактики. Но были ли события этой недели неудачным началом такого наступления или все-таки очередной разведкой боем, просто крупной и бестолковой? Нередко подобные разведки сами собой перерастают в крупные бои – позиционные кровопролитные столкновения, оканчивающиеся вничью.

В Новороссии не заинтересованы также и в демонстрации структуры своей армии, в результате чего до сих пор складывается впечатление, будто никакого цельного управления нет, а бои ведутся романтически настроенными личностями на свой страх и риск. Даже Басурин тщательно избегает упоминания номеров частей и позывных командиров, хотя и то, и другое совершенно не секрет для тех, кто вовлечен в события чуть больше, чем через просмотр новостей по телевизору. Война вообще не располагает к честности, но на таком общем фоне расцветают слухи и плодятся информационные вбросы, иногда сознательные, а иногда просто по глупости, когда желаемое выдается за действительное с необратимыми для реальности последствиями. Обычно этим страдает украинская сторона, привычно выдающая каждый захваченный скотный двор за стратегическую победу, а после того как их из этого телятника погонят, вяло извиняющаяся через «Твиттер». Но Новороссия и вовсе молчит, что вряд ли можно назвать успешной информационной стратегией.

Сказывается и нехватка ресурсов, но есть и субъективная сторона вопроса. Тактика «замалчивания» привела к тому, что война стала привычным информационным фоном, уже не задевающим за живое, несмотря на чудовищную трагичность происходящего. Даже профессионалы уже перестали понимать, что все сейчас уютно расположились в метре от пропасти и начали ритмично раскачиваться перед прыжком в бездну. Отсутствие «настоящей» информации привело к постепенной потере интереса к происходящему. Новороссия оказалась не просто в информационном вакууме, а в атмосфере моральной и идейной изоляции, своими же руками созданной. А изменения в тоне Пушилина и Дейнего, в их манере произносить штампованные, дипломатичные фразы отследят, мягко говоря, не все.

Стремление любыми силами удержаться за «Минск-2» и вялотекущее «перемирие» навредило всем. Сейчас опасность налицо. И с этим надо что-то делать.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............