28 августа, воскресенье  |  Последнее обновление — 19:24  |  vz.ru

Главная тема


В Киеве обнаружен мертвым российский журналист Щетинин

1200-километровый марш


Подразделения ВДВ и морской пехоты переброшены в Крым и на Кубань

«никто этого не признает»


Берлин заявил о провале переговоров об «экономическом НАТО»

«Путин показал американцам»


Немецкий политик: Слова Обамы о том, что Россия – это региональная держава, были ошибкой

Армия и вооружение


СМИ США включили российский Т-90 в топ-5 самых мощных танков мира

Военные действия


Летчики ВВС США рассказали об инциденте с сирийскими Су-24

особый случай


Американские ученые предложили взорвать Меркурий

«нет никаких доказательств»


Ассанж: Клинтон целенаправленно нагнетает антироссийскую истерию

после диверсии


Кремль прекратил все контакты с Порошенко

«Будущее в жанре постапокалиптики»


Ирина Алкснис: Украине никак не удается вырваться из неуклонно ухудшающегося «дня сурка»

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

Южная Осетия и ДНР решат финансовые проблемы друг друга

У Украины осталась своя банковская система, а мы построили свою, сказал Захарченко   23 апреля 2015, 20:20
Фото: Алексей Куденко/РИА «Новости»
Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Александр Захарченко заявил, что ДНР построит свою банковскую систему через представительство в Южной Осетии. По данным газеты ВЗГЛЯД, в РЮО могут быть открыты корреспондентские счета или даже целые банки для проведения транзакций. Такой шаг нужен и Донецку, и Цхинвалу, в перспективе эта неожиданная идея может иметь серьезные геополитические последствия.

«У них (у Украины – прим. ВЗГЛЯД) осталась своя банковская система, а мы построили свою. Сегодня у нас открыто представительство в Южной Осетии, и через нее наша банковская система будет работать на весь мир», – заявил Захарченко.

«Со стороны Захарченко в принципе несколько опрометчиво озвучивать подобного рода планы, причем в манере, граничащей с бульварной сенсацией»

Говоря о том, что «ДНР получит выход в мир», Захарченко, конечно, преувеличивает. Банковская система ДНР получит выход в Россию, что на данном этапе и есть для нее «мир». Теоретические рассуждения о торговле с Венесуэлой и Науру еще долго останутся веселыми байками, но уже в ближайшее время (при некоторой политической воле сторон) Донецк действительно может получить возможность легализовать и стабилизировать свою финансовую сферу с толикой помощи от Южной Осетии.

Южная Осетия признала ДНР, а Россия признала Южную Осетию. Эта несложная и недлинная цепочка ассоциаций позволяет легализовать безналичные расчеты между ДНР и РФ транзитом через Национальный банк Южной Осетии. Грубо говоря, на начальном этапе ДНР (в лице министерства финансов или любого другого уполномоченного органа) открывает в Нацбанке РЮО корреспондентский счет, через который будет оплачивать госзакупки в России. Цхинвал, таким образом, превращается в некое подобие финансового «хаба» – транспортного узла для денег ДНР, которых в республике достаточно для того, чтобы стабилизировать ситуацию, например, с продовольствием и медикаментами. Причем речь идет именно о государственных закупках, а не о частном бизнесе.

Правительство ДНР не хочет «подсаживаться» на российскую гуманитарную помощь – и правильно делает: этим неверным путем после 2008 года пошла как раз Южная Осетия. Но в Донецке не рассчитывают на то, что Москва будет бесконечно долго снабжать регион с четырех-пятимиллионным населением всем необходимым за «спасибо». На начальном этапе в обстановке кровопролитной войны и тотальной разрухи такой путь был едва ли не единственно возможным, но уже через несколько месяцев эта неестественная ситуация станет вызывать раздражение на всех уровнях – от правительств до обычных граждан. Кроме того, правительство ДНР нуждается в поставках и, соответственно, обязуется гарантировать оплату множества остро необходимых для восстановления региона материалов, например, строительного характера, а также электричества. В республике есть деньги, чтобы оплатить все это, нужен только легальный способ это сделать. Пока электроэнергия и газ поставлялись в ДНР решением премьер-министра Дмитрия Медведева в виде «гуманитарной помощи», но теоретически после стабилизации обстановки на фронте Донецк способен самостоятельно (хотя бы частично) расплачиваться за энергоносители.

Ранее ДНР уже открыла аналогичный корреспондентский счет в Луганском банке, но это скорее «междусобойчик», призванный решать локальные задачи взаиморасчетов между двумя республиками, раз они так до сих пор и не сподобились создать единую систему управления. Выбор же Южной Осетии был предопределен в первую очередь фактом признания ДНР со стороны Цхинвала и взаимного открытия представительств. В Донецке не разрушена банковская система, в том числе и ее электронная составляющая, просто она отключена от Украины, на которую ранее была полностью завязана. Сохранились в большинстве своем и кадры, включая компьютерщиков, которые готовы в одностороннем порядке наладить в Цхинвале системы для обслуживания корреспондентских счетов и процессинга. Здесь не надо изобретать велосипед, все программы давно известны, просто ранее в Цхинвале они не использовались, и у сотрудников югоосетинского банка нет опыта для ведения таких операций.

Впоследствии можно будет говорить и об открытии в Южной Осетии специализированного банка, который занимался бы транзакциями для ДНР и, возможно, ЛНР. Минимальный уставной капитал в РЮО – 20 миллионов, а это для индустриального Донецка вполне решаемая сумма даже в условиях той разрухи, в которой находится значительная часть экономики региона. Вообще финансовые и экономические возможности ДНР и РЮО несопоставимы, но несопоставим и объем продукции, который необходим многомиллионному Донбассу. Получить ее ДНР может лишь путем закупок на российском рынке. Причем по некоторым позициям (например, по минеральным удобрениям для посевной) это необходимо делать в срочном порядке.

Эта двухступенчатая схема с Цхинвалом в виде финансового «хаба», во-первых, выводит российские банковские и торговые организации из-под режима санкций, а во-вторых, легализует поступления в бюджет ДНР, скажем, от того же угля. В последний год эта сфера деятельности была частично вытеснена в «серую» зону по вине Киева, а Донецк хотел бы вернуться к нормальным схемам взаимозачетов. Помимо всего прочего, это благотворно скажется и на внутреннем положении в республике, поскольку потеснит позиции нелегальных или полулегальных торговцев. Многие предприятия и шахты сами не хотели переходить на «серые» схемы, но были просто вынуждены это сделать. При новой схеме прохождения денег появится и шанс стабилизировать общую обстановку с финансами, постепенно уходя от «многовалютной» системы с искусственными курсами рубля, гривны, евро и доллара, которые Центробанк ДНР ежедневно устанавливает в ручном режиме.

Южная Осетия оказалась единственным «финансовым окном» в Россию еще и потому, что второй возможный кандидат на позицию «хаба» – Абхазия – официально не признала ДНР и ЛНР. А ведь в Сухуме (по сравнению с РЮО) куда более развитая банковская система. При этом никто и не собирается скрывать, что бюджет РЮО будет пополняться за счет процентов с корреспондентского счета ДНР, транзакций и платы за банковское обслуживание. Для Донецка это безболезненно, а для хронически больного бюджета РЮО подобный формат может стать едва ли не первым реальным финансовым поступлением, способным конкурировать с российскими дотациями. При грамотном политическом решении Цхинвал мог бы выделить такого рода бюджетные доходы в отдельную статью, не подпадающую под ведение казначейства, тогда средства с нее можно было бы расходовать на самостоятельные проекты, не оглядываясь на Инвестиционную программу. Это позволит выйти из-под мелочного контроля со стороны российских профильных ведомств и возродит надежды на кредитование малого и среднего бизнеса (это одна из самых больных точек югоосетинской экономики) – теперь не надо будет обивать десятки порогов ради незначительных по меркам России, но существенных для РЮО сумм.

Конечно, для Цхинвала это не решение всех проблем, но – настоящий дар на ровном месте. Возможно, здесь сказались и чисто человеческие отношения между руководством ДНР и РЮО. В военной и полувоенной обстановке слишком многое решается на личном уровне и путем джентльменских соглашений. Сейчас в Донецке принципиальное решение о создании такой финансовой схемы уже принято, о чем свидетельствуют и публичные заявления Захарченко. Ответственным со стороны Донбасса, судя по всему, станет министр финансов ДНР Екатерина Матющенко. По крайней мере, именно она вела предварительные переговоры с неофициальными и официальными гостями из РЮО по данной проблематике. Она же и сформулировала предложения для Захарченко.

Однако одних личных, чисто человеческих контактов слишком мало, если учитывать внутриполитические ситуации и в ДНР, и в РЮО. Цхинвалу в первую очередь требуется политическая воля со стороны исполнительных органов власти, а с этим там всегда были проблемы. И дело не в отсутствии желания, а в крайней осторожности, с которой в РЮО относятся к любым инициативам, требующим активных самостоятельных действий. Как и всегда в таких случаях, исполнительная власть будет стремиться получить какую-то форму «дозволения» из Москвы, по крайней мере от тех личностей, которых на данный момент времени в Южной Осетии ассоциируют с «кураторством» республики. Это плохая манера поведения, которая последовательно топит любые начинания. Кроме того, вопрос может вновь упереться в типично цхинвальскую беду: личную неприязнь отдельных личностей и подковерные войны различных административных группировок. Москва же, скорее всего, будет стремиться минимизировать потери, поскольку жестко контролировать всю эту финансовую схему не получится. Отсутствие тотального контроля над любыми процессами в РЮО навевает на Москву глубокую тоску, поскольку нехорошие прецеденты «срыва в пике» в Цхинвале уже были. И теперь тут предпочитают дуть на воду, обжегшись ранее на всем подряд.

Захарченко, видимо, уже успели объяснить эту проблему, потому он и не пытается «персонализировать» или конкретизировать проект. С его стороны в принципе несколько опрометчиво озвучивать подобного рода планы, причем в манере, граничащей с бульварной сенсацией. Деньги любят тишину, по крайней мере на той стадии, когда окончательные организационные решения еще не приняты.

Если подобную схему удастся все-таки реализовать на практике, это будет удивительным прецедентом перевода в почти легальную зону взаимоотношений между частично признанным государством (РЮО) и вовсе не признанным – ДНР (если смотреть из Москвы и оценивать ситуацию объективно). В начале 90-х годов Цхинвалу с большим трудом, но все-таки удалось частично легализовать остатки финансовой системы Советского Союза для собственных нужд, но тогда и ситуация была другая, и нужды были специфические. Понятно, что не только Украина, но и многие другие заинтересованные стороны немедленно объявят такую схему финансовых расчетов незаконной или мошеннической, исходя из собственной системы координат. Но если механизм будет запущен, с ним рано или поздно придется считаться. А это значит – создать вокруг «непризнанных республик» (в широком смысле слова) принципиально иной юридический климат. Источники газеты ВЗГЛЯД и в Цхинвале, и в Донецке, и в Москве сходятся в том, что потенциально эта ситуация может потянуть за собой определенные последствия, в том числе и в дипломатической сфере, включая расширение международного признания и распространение подобного опыта на другие государства с похожими статусами. А это будет уже очень интересно.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............