29 августа, понедельник  |  Последнее обновление — 04:44  |  vz.ru

Главная тема


Запрет на чартеры в Турцию отменен

1200-километровый марш


Подразделения ВДВ и морской пехоты переброшены в Крым и на Кубань

«никто этого не признает»


Берлин заявил о провале переговоров об «экономическом НАТО»

«Путин показал американцам»


Немецкий политик: Слова Обамы о том, что Россия – это региональная держава, были ошибкой

Армия и вооружение


СМИ США включили российский Т-90 в топ-5 самых мощных танков мира

Военные действия


Летчики ВВС США рассказали об инциденте с сирийскими Су-24

особый случай


Американские ученые предложили взорвать Меркурий

«нет никаких доказательств»


Ассанж: Клинтон целенаправленно нагнетает антироссийскую истерию

после диверсии


Кремль прекратил все контакты с Порошенко

«Будущее в жанре постапокалиптики»


Ирина Алкснис: Украине никак не удается вырваться из неуклонно ухудшающегося «дня сурка»

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

Лукашенко навязал России торг вокруг авиабазы

Российская авиабаза в Белоруссии, скорее всего, все равно будет – вопрос лишь в цене   30 октября 2015, 18:10
Фото: Иван Руднев/РИА «Новости»
Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

В понедельник Александр Лукашенко внезапно заявил, что новая авиабаза РФ в Белоруссии не нужна ни Минску, ни Москве. Это не так: база нам нужна, и интерес к ней со стороны Кремля очевиден. С учетом того, что как раз в пятницу ЕС снял с Лукашенко персональные санкции, к этой истории тянет примешать политику. Но на деле экономики тут гораздо больше.

Распоряжение Владимира Путина о подписании соглашения между Россией и Белоруссией о размещении российской авиационной базы на территории БР датируется 18 сентября. При этом президент России специально указывал накануне встречи с Александром Лукашенко в Сочи, что МИД должен проконсультироваться с белорусскими коллегами и «учесть их пожелания», чтобы оперативно внести поправки в сам текст договора.

«За каждый взлет-посадку на российской базе белорусская казна ничего не получать не будет»

Пару дней назад на совместной пресс-конференции глав внешнеполитических ведомств двух стран белорусский дипломат Владимир Макей ушел от прямого ответа на вопрос о базе, сославшись на то, что этим параллельно занимаются военные ведомства, и это пока не дело дипломатии.

Уже на следующий день белорусская сторона радикально изменила свои взгляды на судьбу базы. Впрочем, если быть совсем точным, то Минск своих взглядов все-таки не менял, поскольку четко структурированных взглядов у белорусской стороны по вопросу базы и не было. Президент Лукашенко сделал вид, что он вообще впервые об этом слышит, причем исключительно в контексте «выступлений оппозиции». А министр Макей открыто заявил, что база Белоруссии не нужна. Затем пришло новое уточнение от Лукашенко: база, оказывается, не нужна и России тоже.

Пока шли все эти выяснения, нервный соседей Белоруссии начал трясти озноб. Глава литовского МИДа Линас Линкявичюс первый заговорил о том, что создание военной базы «не повышает уровень доверия». Понятно, что, с точки зрения Вильнюса, размещение на литовской территории авиакрыла НАТО доверие должно повышать, а российская авиабаза в Белоруссии – понижать. И многие белорусские эксперты сходятся на том, что вокруг базы начался нешуточный торг, в который Лукашенко втянул уже не только Россию, но и Литву с Польшей.

При этом, если подходить с формальной точки зрения, процесс уже запущен: правительство России приняло распоряжение президента к исполнению, деньги выделены, идет согласование и подготовка документации. Министерство обороны РФ, кстати, говорило о базе на белорусской территории начиная с 2013 года, и оно готово обеспечить ее создание в короткие сроки. Минск же широко тиражирует высказывание российского премьер-министра Дмитрия Медведева, который, будучи в Гродно, мягко порекомендовал «учитывать мнение и пожелания белорусской стороны».

Учитывая склонность наших белорусских партнеров к резкому и патологическому увеличению своих «пожеланий» при не выбранном и пока не до конца утвержденном бюджете, дело может затянуться.

В практическом плане аргументация Минска сводится к тому, что для обороны Белоруссии не нужно никакой базы, поскольку совместное российско-белорусское авиакрыло и так справляется. А при непосредственной угрозе для территории республики есть четкие договоренности, что российская армия придет на помощь. Кроме того, в Минске утверждают, что «наши аэродромы находятся в прекрасном состоянии» и возводить что-то специфически российское просто не надо.

Экономическая аргументация как бы выведена за скобки, потому что не способствует такого рода речам. База – это не только прямые деньги, за нее заплаченные, но и инвестиции, и рабочие места. И, скорее всего, именно суммы в российских рублях больше всего интересуют Минск, а не военная целесообразность или, наоборот, нецелесообразность размещения базы. Ведь за каждый взлет-посадку на российской базе белорусская казна ничего не получать не будет, а вот «использование наших прекрасных аэродромов» – это дополнительные и вполне конкретные деньги.

Москва никогда не скрывала, что она действительно заинтересована в размещении такого рода объектов, причем не только в Белоруссии. Эта заинтересованность проявилась не сразу, а тогда, когда российская армия уже достаточно укрепилась, чтобы строить далеко идущие планы. Запуск крылатых ракет из акватории Каспийского моря показал, что стрелять есть чем. Но для этого действительно нужны базы – разнообразные и в разных местах.

Аргументация белорусской стороны периодически сбивается на «не втягивайте нас в ваши войны», «Белоруссия станет мишенью для НАТО и/или террористов» – и тому подобное. Но по факту российская авиация уже сейчас базируется на территории республики – и ее становится только больше.

А актуальные проблемы, в том числе украинскую и сирийскую, Минск готов решать совместно с Москвой, во всем ее поддерживая. Так, по крайней мере, говорит министр Макей, и Лукашенко пока не отформатировал его высказывания на новый лад.

Скорее всего, странные заявления белорусских коллег не страннее таких же в области, например, стоимости углеводородов и газа или приватизации белорусских промышленных предприятий. Все будет упираться в цену, а закулисные переговоры о ней, как и обычно, в Минске прикрывают такой вот словесной мишурой, в основном предназначенной для белорусского же потребителя.

К такой «переговорной тактике» все давно уже привыкли, и обе стороны воспринимают происходящее как некую ритуальную песнь-речитатив, в которой каждому дорого свое слово, и одновременно ни одно из слов может ничего не значить.

Если совсем коротко, базе – быть. Только, возможно, придется раскошелиться.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............