24 июля, воскресенье  |  Последнее обновление — 20:04  |  vz.ru

Сергей Худиев

 
Православный публицист, радиоведущий. Родился в 1969 году, в 1992 принял Святое Крещение и присоединится к Русской Православной Церкви. Постоянный обозреватель радио «Радонеж», радио «Вера», радио «Теос», публикуется на порталах «Православие и мир», «Православие.ру», сотрудничал с журналом «Фома» и «Альфа и Омега». Автор книг «Об уверенности в спасении» (2000), «Христианство: трудные вопросы» (2003) (в соавторстве с Ольгой Брилевой и Михаилом Логачевым), «О вещах простых и ясных» (2011) (в соавторстве с Мариной Журинской), и «Как доказать, что Бог существует. Краткое введение в Апологетику» (2012)

Мнения

C провалом мятежа в Турции ничего не закончилось – все самое важное только начинается. Турция балансирует между гражданской войной, полным закабалением США и выходом из-под американского протектората с помощью России.
Обсуждение: 39 комментариев

Армия остается одним из символов государства и гарантом суверенитета. Но выполнение специальных операций в двадцать первом веке лучше доверить не бравым майорам в начищенных сапогах, а пацанам в кедах.
Обсуждение: 38 комментариев

Проблема с допингом являет собой прекрасный пример внутренней российской работы со смыслами. Реакция на обвинения в адрес российского спорта выглядит сугубо рефлекторной, а дальнейшее освещение темы – пущенным на самотек.
Обсуждение: 74 комментария

Видите ли, в спорте допинг запрещен! Это обман, несправедливое преимущество, нечестная борьба и все такое. Удивительное дело: везде обман и нечестная борьба в порядке вещей, а биатлон с теннисом – на тебе, прям последний бастион нравственности!
Обсуждение: 45 комментариев

Мы свихнулись на собственном прошлом. Оно – главное, чем мы готовы гордиться и чего стыдиться. При этом мы плохо его знаем. Прошлое нам нужно для того, чтобы оправдывать свою пассивность в настоящем.
Обсуждение: 210 комментариев

Дело генералов СК относится к иной группе, нежели самые громкие уголовные дела в этой сфере. Наряду с задержанием высокопоставленных лиц государство послало недвусмысленный сигнал всей чиновничьей иерархии.
Обсуждение: 104 комментария

Соболезновать надо не только родственникам и друзьям Павла Шеремета. Соболезновать надо всей Украине, за исключением тех, кто находится у власти. Тех, кто хотел в Европу, обманули, а многих убили. Тех, кто не хотел в Европу, заставили чувствовать себя лишними на родной земле, а многих убили.
Обсуждение: 31 комментарий

Сергей Худиев: Мы – в состоянии холодной гражданской войны

24 сентября 2015, 09:00
Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

В разговорах о 90-х у певцов свободы появляется нечто очень глубоко большевистское – вера в то, что «невписавшиеся», «бывшие» жертвы революционных преобразований не заслуживают солидарности и сострадания.

Флешмоб с фотографиями из 90-х вызвал новую волну ожесточенных споров об этом времени. Что произошло тогда, и что это означает для нас сейчас?

«Здравый подход к истории и ее трагедиям может состоять только в признании всех жертв нашими жертвами»

Распад СССР был катастрофой – и чтобы именно катастрофой его и признавать, совсем не обязательно быть поклонником советского строя.

Когда корабль идет на дно, пассажиры бултыхаются в холодной воде, пытаются ухватиться за какие-нибудь бочки или дерутся за шлюпки – это называется катастрофой независимо от того, насколько комфортабельным был корабль и насколько хороши были порядки на борту.

Массы народа, выросшие в условиях жестко патерналистского государства, были выброшены на холод дикого рынка и первоначального накопления. В экономическом, социальном и моральном смысле в обществе произошел ужасающий обвал, который обернулся смертью для многих и лишениями для почти всех.

Это стоит признать не для того, чтобы кого-то обвинять и кого-то требовать к ответу. Я не знаю, можно ли было по-другому. Скорее всего, да. Но об этом легко говорить, оглядываясь из сегодняшнего дня. Тогда огромная страна рассыпалась на глазах, люди, охваченные неосуществимыми надеждами и вполне осуществимыми страхами, метались в разные стороны, увлекаемые разными ораторами, старая система ценностей и представлений окончательно рухнула, новой не было.

Распад огромного государства, глубочайшие перемены на всех уровнях жизни не могли не привести к тяжелым потрясениям и жертвам, к множеству человеческих трагедий, как заметных и масштабных (войны, потоки беженцев), так и индивидуальных – героин, паленая водка, нож или пуля в подъезде.

Когда вы отказываетесь замечать голодных и обездоленных, – это уничтожает всю вашу риторику про свободу и достоинство (Фото: Борис Бабанов/РИА Новости)
Когда вы отказываетесь замечать голодных и обездоленных, это уничтожает всю вашу риторику про свободу и достоинство (Фото: Борис Бабанов/РИА Новости)

И очень важно признать эту трагедию не в политическом, а в человеческом контексте. Жертвы достойны быть признанными – не для того, чтобы кого-то пнуть, на кого-то наехать, провозгласить какие-то лозунги, а потому, что это были люди и наши сограждане.

Это сложно, потому что 90-е вплетены в два непримиримых политических сюжета. Для одних конец века был временем свободы, надежды и головокружительных возможностей, шанса на то, что Россия станет «нормальной страной», упущенного, потому что настала реакция и бессмысленный народ вернулся к авторитарным традициям российской государственности.

Для других – временем, когда банда злодеев по приказу извне разрушила великий, могучий Советский Союз и ввергла людей во многие бедствия, из которых к настоящему времени Россия несколько приподнялась, но злодеи хотят сбросить ее обратно.

Для первых СССР есть предмет лютой ненависти, для вторых – ностальгии.

Для сторонников первого сюжета конец идеологической диктатуры настолько прекрасен и ценность свободы настолько велика, что снимает вопрос о жертвах.

Профессор Высшей школы экономики Сергей Медведев пишет у себя в «Фейсбуке»: «Ненависть к 90-м – вообще ключевой индикатор. Это дискуссия не про беды и горести людей, а про отношение раба к свободе. Людей вырвали из затхлого уютного советского мирка с гарантированной картиной мира и водкой по 3,62 и заставили жить, работать, делать выбор... Что этот Карфаген убожества надо было разрушить. Нет, они помнят только «голодных обездоленных людей».

Проблема в том, что когда вы отказываетесь замечать голодных и обездоленных, – это практически уничтожает всю вашу риторику про свободу и достоинство. Потому что свобода, достоинство, сменяемость власти, верховенство закона, многопартийность, плюрализм мнений – это все концепции, которые надо объяснять.

А вот презрение и жестокость к людям – это отношение, оно воспринимается сразу, моментально, без объяснений и тут же провоцирует ответную реакцию.

Социопаты, неспособные на проявления искреннего сострадания, вынуждены быть хорошими актерами; если они актерами быть не могут или не хотят, они вызывают всеобщую ненависть.

В разговорах о 90-х у певцов свободы появляется нечто очень глубоко большевистское – вера в то, что «невписавшиеся», «бывшие» жертвы революционных преобразований не заслуживают солидарности и сострадания.

Это «рабы» и «совки», которым приписывается психологическая, культурная и иногда даже генетическая неполноценность, замечать их боль не принято. И как у большевиков было принято ненавидеть «проклятый царизм», у них принято ненавидеть «проклятый совок». 

Вторая сторона настаивает на том, что СССР был великой и гуманной страной, граждане которой были привержены высоким идеалам и жили в братской приязни, пока эту страну не погубили злодеи и иностранные агенты.

При этом к многочисленным жертвам репрессий и коллективизации предлагается относиться точно так же, как апологеты 90-х предлагают относиться к жертвам рыночных реформ – игнорировать их или оправдывать высокой исторической необходимостью. Другое дело, что ни репрессий, ни коллективизации мы не застали, их игнорировать как-то легче. Но ничуть не правильнее.

Игнорировать несправедливость и человеческое страдание в любом случае аморально. Еще более аморально выражать презрение к жертвам. Здравый подход к истории и ее трагедиям может состоять только в признании всех жертв нашими жертвами, которые достойны быть признанными и оплаканными.

До тех пор, пока жертвы обвала 90-х или жертвы более ранней советской истории воспринимаются как чужие, мы находимся в состоянии холодной гражданской войны. Признать их – это не значит одобрить СССР или проклясть СССР. Это значит признать людское страдание независимо от политических предпочтений.

Это значит заметить маленьких людей, попавших в жернова истории. И для нашего будущего это, может быть, даже важнее, чем те или иные политические предпочтения.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Семен Уралов: Симптомы большой бойни

История с убийствами в сердце Евросоюза и решение сейма о геноциде – это симптомы большой бойни. Парадокс в том, что никто ее не хочет, но по-другому не может. На этом фоне Россия и Китай будут континентами мира и покоя. Подробности...
Обсуждение: 27 комментариев

Александр Жучковский: Ни в какой Украине мы не нуждаемся

Савченко выступила с комплиментарным в нашу сторону заявлением. Но мы не нуждаемся ни в какой комплиментарности Савченко, в амнистии со стороны Украины, вообще ни в какой Украине мы не нуждаемся. Речь сейчас о другом. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

Эдуард Биров: Эрдоган склоняется к России и готов рассориться с США

C провалом мятежа в Турции ничего не закончилось – все самое важное только начинается. Турция балансирует между гражданской войной, полным закабалением США и выходом из-под американского протектората с помощью России. Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

Сергей Журавлев: Поляки слишком долго тянули с вопросом Волыни

Узнав о том, что польский сейм признал Волынскую резню, устроенную в 1943–1944 годах украинскими националистами, геноцидом, я даже удивился. Нет, не самому факту признания, а тому, что так долго с этим тянули. Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Вадим Багатурия: Проклятье одной зарплаты

Лето выдалось насыщенным на события, связанные с коррупцией. Задержан губернатор Белых, руководители главков СКР очутились за решеткой... Что же их всех объединяет, кроме общего статуса – чиновник? Подробности...
Обсуждение: 68 комментариев

Игорь Димитриев: Пятьсот лет нашей гибридной войны

Армия остается одним из символов государства и гарантом суверенитета. Но выполнение специальных операций в двадцать первом веке лучше доверить не бравым майорам в начищенных сапогах, а пацанам в кедах. Подробности...
Обсуждение: 29 комментариев

Эдуард Лимонов: Тунис на Сене

Через восемь дней после теракта в Ницце, осуществленного выходцем из Туниса за рулем белого грузовика смерти, в Париже вот до чего додумались. «Париж-пляж» в этом году представляет «Тунис на Сене». Подробности...
Обсуждение: 55 комментариев

Виталий Третьяков: Об олимпийских идеалах и политических механизмах

Скорее всего, теперь лишенную трети спортсменов, деморализованную и публично униженную команду России пустят на Олимпиаду (чтобы не совсем подорвать статус Олимпийских игр как всемирных). Результат будет понятно какой... Подробности...
Обсуждение: 201 комментарий

Василий Тютин: При наличии мнения можно плевать на доказательства

Проблема с допингом являет собой прекрасный пример внутренней российской работы со смыслами. Реакция на обвинения в адрес российского спорта выглядит сугубо рефлекторной, а дальнейшее освещение темы – пущенным на самотек. Подробности...
Обсуждение: 70 комментариев

Владимир Мамонтов: Чтоб неповадно было вольничать

Видите ли, в спорте допинг запрещен! Это обман, несправедливое преимущество, нечестная борьба и все такое. Удивительное дело: везде обман и нечестная борьба в порядке вещей, а биатлон с теннисом – на тебе, прям последний бастион нравственности! Подробности...
Обсуждение: 43 комментария
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............