1 июля, пятница  |  Последнее обновление — 09:10  |  vz.ru

Сергей Худиев

 
Православный публицист, радиоведущий. Родился в 1969 году, в 1992 принял Святое Крещение и присоединится к Русской Православной Церкви. Постоянный обозреватель радио «Радонеж», радио «Вера», радио «Теос», публикуется на порталах «Православие и мир», «Православие.ру», сотрудничал с журналом «Фома» и «Альфа и Омега». Автор книг «Об уверенности в спасении» (2000), «Христианство: трудные вопросы» (2003) (в соавторстве с Ольгой Брилевой и Михаилом Логачевым), «О вещах простых и ясных» (2011) (в соавторстве с Мариной Журинской), и «Как доказать, что Бог существует. Краткое введение в Апологетику» (2012)

Мнения

Я с некой тайной радостью узнала, что Турцию вновь открыли для туризма – теперь все те, кому Крым не подходит, уедут туда, а здесь, быть может, станет попросторнее и подешевле. Так можно ли в Крыму нормально отдыхать?
Обсуждение: 135 комментариев

Начинает казаться, что произошла ошибка. Затмение внезапно накрыло страну, и 52% британцев высказались за этот страшный-непонятный выход! Но ошибки не было. Затмения не было. Кто они, эти люди, которые захотели невозможного?
Обсуждение: 24 комментария

Референдум в Великобритании, хотя и не имеет прямого отношения к Украине, но, вероятно, станет этапом для переосмысления основ украинской государственности.
Обсуждение: 82 комментария

Очень скоро перед российскими миллионерами и крупными чиновниками будет стоять нелегкий выбор: если они хотят, чтобы их дети продолжили семейный успех, их надо отправлять учиться не в Лондон, а совсем в другое место.
Обсуждение: 226 комментариев

Сегодня от вероломства и доминирования США устали даже в Европе. Состоявшийся Brexit показал, что народы Европы более не желают растворяться в американском плавильном котле, а все чаще говорят о восстановлении и сохранении своей идентичности.
Обсуждение: 27 комментариев


Политический прагматизм нынче в России чрезвычайно моден: не только среди политиков и экспертов, но и в обсуждениях читателей. Постоянно слышишь вокруг: надо вести жесткую внешнюю политику и давить всех без сантиментов.
Обсуждение: 67 комментариев

Сергей Худиев: Мы – в состоянии холодной гражданской войны

24 сентября 2015, 09:00
Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

В разговорах о 90-х у певцов свободы появляется нечто очень глубоко большевистское – вера в то, что «невписавшиеся», «бывшие» жертвы революционных преобразований не заслуживают солидарности и сострадания.

Флешмоб с фотографиями из 90-х вызвал новую волну ожесточенных споров об этом времени. Что произошло тогда, и что это означает для нас сейчас?

«Здравый подход к истории и ее трагедиям может состоять только в признании всех жертв нашими жертвами»

Распад СССР был катастрофой – и чтобы именно катастрофой его и признавать, совсем не обязательно быть поклонником советского строя.

Когда корабль идет на дно, пассажиры бултыхаются в холодной воде, пытаются ухватиться за какие-нибудь бочки или дерутся за шлюпки – это называется катастрофой независимо от того, насколько комфортабельным был корабль и насколько хороши были порядки на борту.

Массы народа, выросшие в условиях жестко патерналистского государства, были выброшены на холод дикого рынка и первоначального накопления. В экономическом, социальном и моральном смысле в обществе произошел ужасающий обвал, который обернулся смертью для многих и лишениями для почти всех.

Это стоит признать не для того, чтобы кого-то обвинять и кого-то требовать к ответу. Я не знаю, можно ли было по-другому. Скорее всего, да. Но об этом легко говорить, оглядываясь из сегодняшнего дня. Тогда огромная страна рассыпалась на глазах, люди, охваченные неосуществимыми надеждами и вполне осуществимыми страхами, метались в разные стороны, увлекаемые разными ораторами, старая система ценностей и представлений окончательно рухнула, новой не было.

Распад огромного государства, глубочайшие перемены на всех уровнях жизни не могли не привести к тяжелым потрясениям и жертвам, к множеству человеческих трагедий, как заметных и масштабных (войны, потоки беженцев), так и индивидуальных – героин, паленая водка, нож или пуля в подъезде.

Когда вы отказываетесь замечать голодных и обездоленных, – это уничтожает всю вашу риторику про свободу и достоинство (Фото: Борис Бабанов/РИА Новости)
Когда вы отказываетесь замечать голодных и обездоленных, это уничтожает всю вашу риторику про свободу и достоинство (Фото: Борис Бабанов/РИА Новости)

И очень важно признать эту трагедию не в политическом, а в человеческом контексте. Жертвы достойны быть признанными – не для того, чтобы кого-то пнуть, на кого-то наехать, провозгласить какие-то лозунги, а потому, что это были люди и наши сограждане.

Это сложно, потому что 90-е вплетены в два непримиримых политических сюжета. Для одних конец века был временем свободы, надежды и головокружительных возможностей, шанса на то, что Россия станет «нормальной страной», упущенного, потому что настала реакция и бессмысленный народ вернулся к авторитарным традициям российской государственности.

Для других – временем, когда банда злодеев по приказу извне разрушила великий, могучий Советский Союз и ввергла людей во многие бедствия, из которых к настоящему времени Россия несколько приподнялась, но злодеи хотят сбросить ее обратно.

Для первых СССР есть предмет лютой ненависти, для вторых – ностальгии.

Для сторонников первого сюжета конец идеологической диктатуры настолько прекрасен и ценность свободы настолько велика, что снимает вопрос о жертвах.

Профессор Высшей школы экономики Сергей Медведев пишет у себя в «Фейсбуке»: «Ненависть к 90-м – вообще ключевой индикатор. Это дискуссия не про беды и горести людей, а про отношение раба к свободе. Людей вырвали из затхлого уютного советского мирка с гарантированной картиной мира и водкой по 3,62 и заставили жить, работать, делать выбор... Что этот Карфаген убожества надо было разрушить. Нет, они помнят только «голодных обездоленных людей».

Проблема в том, что когда вы отказываетесь замечать голодных и обездоленных, – это практически уничтожает всю вашу риторику про свободу и достоинство. Потому что свобода, достоинство, сменяемость власти, верховенство закона, многопартийность, плюрализм мнений – это все концепции, которые надо объяснять.

А вот презрение и жестокость к людям – это отношение, оно воспринимается сразу, моментально, без объяснений и тут же провоцирует ответную реакцию.

Социопаты, неспособные на проявления искреннего сострадания, вынуждены быть хорошими актерами; если они актерами быть не могут или не хотят, они вызывают всеобщую ненависть.

В разговорах о 90-х у певцов свободы появляется нечто очень глубоко большевистское – вера в то, что «невписавшиеся», «бывшие» жертвы революционных преобразований не заслуживают солидарности и сострадания.

Это «рабы» и «совки», которым приписывается психологическая, культурная и иногда даже генетическая неполноценность, замечать их боль не принято. И как у большевиков было принято ненавидеть «проклятый царизм», у них принято ненавидеть «проклятый совок». 

Вторая сторона настаивает на том, что СССР был великой и гуманной страной, граждане которой были привержены высоким идеалам и жили в братской приязни, пока эту страну не погубили злодеи и иностранные агенты.

При этом к многочисленным жертвам репрессий и коллективизации предлагается относиться точно так же, как апологеты 90-х предлагают относиться к жертвам рыночных реформ – игнорировать их или оправдывать высокой исторической необходимостью. Другое дело, что ни репрессий, ни коллективизации мы не застали, их игнорировать как-то легче. Но ничуть не правильнее.

Игнорировать несправедливость и человеческое страдание в любом случае аморально. Еще более аморально выражать презрение к жертвам. Здравый подход к истории и ее трагедиям может состоять только в признании всех жертв нашими жертвами, которые достойны быть признанными и оплаканными.

До тех пор, пока жертвы обвала 90-х или жертвы более ранней советской истории воспринимаются как чужие, мы находимся в состоянии холодной гражданской войны. Признать их – это не значит одобрить СССР или проклясть СССР. Это значит признать людское страдание независимо от политических предпочтений.

Это значит заметить маленьких людей, попавших в жернова истории. И для нашего будущего это, может быть, даже важнее, чем те или иные политические предпочтения.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Глеб Кузнецов: Тихоокеанский поворот России

В 2012 году развитию Дальнего Востока был придан новый импульс. Но почувствовали ли дальневосточники внимание государства? Оценили ли усилия нового министерства? Как они смотрят на будущее своего региона и его перспективы? Подробности...

Владимир Полуев: Олланд ставит французов перед четким выбором

Экономический кризис. Война с профсоюзами и массовые манифестации из-за трудовой реформы. Все это на фоне сохраняющейся угрозы терактов, миграционного кризиса и выскочившего Brexita. Как заставить избирателя голосовать? Подробности...

Захар Прилепин: Плохие стихи

Ежевечерняя своеобразная колыбельная для лучшего пищеварения. Отстрелялись по «дуракам и алкоголикам» – а теперь спой нам, милый, «прости нас, Украина, как тебе тяжело...» И ещё вот эту: «Когда мы вернёмся...» Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Наталья Андросенко: Крым. Входные данные

Я с некой тайной радостью узнала, что Турцию вновь открыли для туризма – теперь все те, кому Крым не подходит, уедут туда, а здесь, быть может, станет попросторнее и подешевле. Так можно ли в Крыму нормально отдыхать? Подробности...
Обсуждение: 63 комментария

Игорь Димитриев: Не верьте таким – кинут!

Поведение европарламентариев, улюлюкающих во время выступления вдохновителя «Брексита» Найджела Фараджа, напомнило мне одесскую интеллигенцию. Тихие люди в стареньких пиджаках превратились в брызгающую пеной свору собак. Подробности...
Обсуждение: 43 комментария

Татьяна Шабаева: Референдум молчунов

Начинает казаться, что произошла ошибка. Затмение внезапно накрыло страну, и 52% британцев высказались за этот страшный-непонятный выход! Но ошибки не было. Затмения не было. Кто они, эти люди, которые захотели невозможного? Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Денис Селезнев: Вырождение украинской мечты

Референдум в Великобритании, хотя и не имеет прямого отношения к Украине, но, вероятно, станет этапом для переосмысления основ украинской государственности. Подробности...
Обсуждение: 80 комментариев

Александр Разуваев: «Холодная война» между Россией и Турцией закончилась

В Кремле подтвердили заявление пресс-службы турецкого лидера о том, что российский и турецкий президенты договорились о личной встрече. Можно утверждать, что «холодная война» между Россией и Турцией закончилась. Что в итоге? Подробности...
Обсуждение: 92 комментария

Дмитрий Евстафьев: Эрдогана нам не спасти

Насчет отдыха в Турции: сказать, что разрешим, может быть, при условии повышения безопасности туристов, - дело, конечно, хорошее и звучное. Особенно после вчерашнего... Но давайте включим мозги. Подробности...
Обсуждение: 57 комментариев

Таймур Двидар: Умелый торговец Эрдоган

Обращение Эрдогана к Владимиру Путину с извинениями, а также теракт в стамбульском аэропорту, безусловно, стали одной из главных тем недели в российских СМИ. Но как подают эти события сами турки и их соседи на Ближнем Востоке? Подробности...
Обсуждение: 91 комментарий
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............