24 мая, вторник  |  Последнее обновление — 08:59  |  vz.ru

Главная тема


Клинтон потерялась между Трампом и Сандерсом

бывший президент


Горбачев ответил на идею запретить ему въезд на Украину

«дорого стоят»


Госдеп выступил против законопроекта об антироссийских санкциях, ссылаясь на убытки

непрофессиональные действия


Минобороны указало США на недопустимость полетов самолетов-разведчиков на эшелонах гражданской авиации

«у нас такая дыра»


Киев признал банкротство Пенсионного фонда

прогноз аналитиков


Рублю пророчат падение, а затем рост

французские сми


Le Figaro: Путин стал голосом консерваторов в Европе

«полетов стало больше»


США встревожились из-за бомбардировщиков России у побережья Калифорнии

изменение системы


Америка беременна революцией

И юбка слишком короткая!


Антон Крылов: Танец Захаровой – это вовсе не «новое лицо российской дипломатии»

Вопрос дня


Британский генерал пророчит ядерный конфликт России и НАТО уже в следующем году. Верите ли вы в подобный сценарий?

Эра эгоизма

Пока митингующие в Киеве ищут вход в Европу, уже состоявшиеся европейцы ищут выход из нее

3 декабря 2013, 23:23

Текст: Станислав Борзяков, Марина Балтачёва

Версия для печати

В то время как украинские националисты требуют пустить их в Европу, националисты стран – членов ЕС хотят обратного: либо распустить Евросоюз, либо, как минимум, не пускать в него новеньких, в том числе Украину. Почему одни националисты надеются на Брюссель, а другие ругают его последними словами, кто не рад новым европейцам из Украины и в чем просчитался рукоплещущий Евросоюзу Майдан, разбиралась газета ВЗГЛЯД.

Говоря о событиях на Украине, важно понимать, что людей на улицу вывело не только разочарование от отмены программы по интеграции с Евросоюзом, но и неприятие Виктора Януковича – как президента и как личности. Агрессия Майдана направлена в первую очередь на него, а отказ от подписания соглашения об ассоциации с Европой лишь подпитывает недовольство. Причем Янукович сам виноват: лояльные ему СМИ, политики и чиновники долгое время на все лады расхваливали ассоциацию с Европой, чем создали у населения превратное представление о том, что Украина уже на полпути к членству в Евросоюзе, отмене визового режима и социальному процветанию. Вовремя перестроиться и подготовить электоральную почву для разворота на 180 градусов пропаганда попросту не успела.

Меж тем ни о вступлении в ЕС, ни об отмене виз речи вообще не идет. «Никто там не ставит вопрос о вступлении Украины в ЕС, почему-то наши украинские братья в массовом сознании считают, что ассоциация с ЕС – это уже вступление в союз. А ведь Турция уже 50 лет вступает в ЕС, имея договоры об ассоциации с ним, но вопрос до сих пор не решен. Весь вопрос о том, чтобы предоставить возможность ассоциированного членства и зону свободной торговли, а это совсем другое дело», – заявил газете ВЗГЛЯД ведущий сотрудник Центра социальных проблем Института Европы РАН Сергей Федоров.

Действительно, Европе бы сейчас крайне пригодилось увеличение рынков сбыта, и полное открытие Украины для европейских товаров оказало бы на экономику ЕС тонизирующее воздействие. Проблема, однако, в том, что в ближайшей перспективе это грозит промышленности и сельскому хозяйству Украины крупными неприятностями. И если Украина обанкротится, ее рынки потеряют изначальную привлекательность (подстраховать Киев могла бы Москва, но Путин, к большому разочарованию европейцев, делать это отказался). Хуже того, данная ситуация может привести к росту безработицы и увеличению трудовой миграции украинцев в страны ЕС, а вот этого многие в Европе не желают категорически – своих кормить нечем. К примеру, согласно данным Евростата, в Греции уровень безработицы среди молодежи равен 59%, в Испании – 56%, в Италии и Португалии – 36,6%.

И главное: позицию населения Европы не стоит путать с позицией нынешней бюрократии – как национальной, так и брюссельской. На континенте множество политических сил, которые не видели и не видят Украину членом «единой европейской семьи» в любом качестве, кроме как открытого рынка для сбыта. И ситуация складывается таким образом, что эти силы в последнее время крепнут и демонстрируют рост своего влияния. Тенденции для «европейского выбора Украины» складываются нехорошие.

На ваш взгляд

 
Чем закончится текущий политический кризис на Украине?



Обсуждение: 73 комментария
Возьмем Польшу. Варшава является наиболее яростным сторонником заключения Украины в европейские объятья. Мотивы этого в основном геополитические, связанные, в том числе, с историческим противостоянием с Россией. И вот в сентябре бывший президент Польши Лех Валенса проговорился – озвучил то, о чем многие в Польше думают, но не упоминают вслух. «Бог дал Украине такие хорошие почвы с тем, чтобы она могла прокормить всю Европу. Мы должны сказать Украине, что она может производить все зерно для Европы, но не машины. Машины могут производить в Польше», – сказал Валенса в интервью Die Zeit. Буквально это означает следующее: поляки видят соседей аграрной, то есть экономически отсталой страной, а от промышленности придется отказаться, ибо это противоречит интересам уже сложившегося востока единой Европы. Меж тем вклад машиностроения в ВВП Украины – более 10%.

Другой пример. Лидер партии «Право и справедливость», экс-премьер Ярослав Качиньский уже съездил в Киев со словами поддержки митингующим. И неожиданно получил отлуп в СМИ и от соратников у себя на родине. Логика тут прямая. Качиньский позиционируется как консерватор и евроскептик. Если евроскептик зовет в «единую Европу» еще одну страну, он лицемерит и противоречит сам себе. Но более других возмутились польские националисты. Они солидарны с украинскими националистами в рамках претензий к «москалям», однако это не является ключом к взаимопониманию с Киевом. Тот же Качиньский требовал именовать Волынскую резню геноцидом, тогда как на Майдане немало сторонников партии «Свобода» и лозунгов, восхваляющих Бандеру, ОУН-УПА* и даже дивизию СС «Галичина». Нынешние протесты имеют четко выраженный национальный характер, однако позиция националистов и консерваторов Польши прямо требует от украинцев отказа от национальных ориентиров и покаяния за то, чем они так гордятся.

Еще один сторонник евроинтеграции Украины – Великобритания. Частично – в пику России, частично в рамках геополитической игры, частично отталкиваясь от концепции распространения западной модели демократии и прав человека. Однако в британской позиции совсем нет того, чего хотелось бы Киеву: окормления Украины вообще и украинцев в частности. В Британии как нигде в ЕС силен евроскептицизм, транслируемый не только обществом, но и кабинетом министров. Премьер Ее Величества Дэвид Кэмерон уже проанонсировал возможность референдума по выходу из ЕС, что нашло понимание в обществе. Причины – диктат Брюсселя и исходящие из него регламенты, наплыв мигрантов из континентальной Европы, демпингующих на рынке труда, необходимость помогать отсталым экономикам Евросоюза. Нынешняя головная боль кабмина – скорая отмена ограничений на трудовом рынке для граждан Болгарии и Румынии, вступивших в Евросоюз в 2007 году. Наплыва мигрантов этих стран британцы зримо опасаются, ибо помнят тот поток, что захлестнул страну после присоединения к ЕС Польши, Словакии и других стран Восточной Европы.

Словом, транслируемый европейскими консерваторами месседж можно сформулировать так: денег на укрепление Украины нет, рабочих мест для украинцев нет. Рынки Украины Европе – да, нужны. А вот развитие ее собственной экономики интересует меньше: спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Лучше всего отражает общеевропейские процессы ситуация во Франции, и в ее случае процессы неразрывно связаны с фамилией лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен. Минувшим летом она посещала Украину и в рамках пресс-конференции в Севастополе ответила на вопрос о возможном присоединении Украины к Европе предельно честно: «Не советую». «Украина – друг, а я не приглашаю друзей в кошмар. Более того, я считаю, что Франция тоже должна покинуть Евросоюз. Евросоюз – это путь мертвых», – заявила она, упомянув о безработице и добавив, что Украина не найдет для себя в единой Европе экономического процветания.

Там же ею было озвучено и другое любопытное заявление: Ле Пен повторила свой давний тезис о «Европе наций», уточнив, что включает в это видение «отношения, вновь привилегированные, между Россией и Францией». «История, культура, общие стратегические интересы должны толкнуть Европу к тому, чтобы посмотреть на Восток, а не на Запад. Эту идею нелегко защищать во Франции. Но я это делаю», – резюмировала она.

Вообще, подобное отношение к России распространено среди ультраправых партий, ополчившихся на Евросоюз. Консерватизм, национализм, суверенитет – всему этому противоположен Брюссель, ко всему этому как будто близка Москва. Вот, к примеру, что заявил Роберто Фиоре, лидер ультраправой итальянской партии Forza Nuova, говоря о процессе консолидации европейских националистов: «Нас объединяет общая борьба против банков, иммиграции. Мы работаем в пользу европейской христианской идентичности. Я хочу отметить очень важную общую позицию: мы считаем, что пришло время перестать следовать за США, настала пора наконец-то вступить в общий диалог с Россией».

Наивно считать Ле Пен или Фиоре пророссийскими политиками. Озвученные ими респекты – это респекты модели национально-консервативного социального государства, каким им видится Россия. Именно видится, а не является: Таможенный союз, безвизовый режим со странами СНГ или дотации национальным республикам не нашли бы у них ни малейшего понимания и были бы объявлены «заразой хуже Брюсселя». Однако дела России их не касаются, а вот Брюссель явно распоясался. «Европа наций» Ле Пен – это Европа экономик, работающих на себя, Европа, ограничивающая миграцию, Европа без ислама и с традиционными христианскими ценностями. Украину, которой надо помогать деньгами, и украинцев, мигрирующих в поисках работы, националисты видеть в Европе не готовы. «Даже раньше по поводу отношений Украины и ЕС со стороны Франции не звучало никаких сформулированных мыслей и идей, потому что они всегда больше ориентировались на отношения с Россией, а Украина уходила на второй план», – заявил по этому поводу газете ВЗГЛЯД ведущий сотрудник Центра социальных проблем Института Европы РАН Сергей Федоров.

Казалось бы, какое кому дело до отдельных европейских партий и их лидеров – сколько партий, столько и мнений. Проблема, однако, в том, что нынешняя оппозиция в потенциале – будущая бюрократия. Европа переживает правый ренессанс, основа которого – экономический кризис, миграция с юга и разочарование в ЕС. Стран-исключений почти нет. В Финляндии партия «Истинные финны» получила на последних выборах 19,1% голосов избирателей, Датская народная партия – 12,3%, неофашисты из греческого «Золотого рассвета» имеют 18 мандатов из 300 и рейтинг в 13%, венгерский «Йоббик» располагает 47 местами из 386 (притом что нынешний премьер Венгрии Виктор Орбан также считается националистом и евроскептиком). В Великобритании заметно растет популярность националистической Британской национальной партии и Партии независимости Соединенного Королевства, выступающей за выход из ЕС. Даже в толерантнейшей Швеции в парламенте представлена партия с лозунгом «Швеция для шведов». Даже в Германии, надежно привитой от национализма и являющейся оплотом идей Евросоюза, партии «Альтернатива для Германии» предсказывают муниципальный успех.

Но особое опасение в Брюсселе вызывают нидерландская Партия свободы Герта Вилдерса, потихоньку превращающаяся в одну из главных политических сил королевства, и лично Ле Пен, уже заключившая с Вилдерсом тактический союз. Каждый второй француз (46%) считает, что Марин Ле Пен лучше всех представляет оппозицию во Франции, рейтинг «Национального фронта» зашкалил за 25%. Грядущих муниципальных выборов во Франции ждут со страхом: если раньше националисты оставались за бортом, так как не проходили во второй тур, то теперь националы популярнее и голлистов, и социалистов. Скорее всего, вечные соперники будут объединяться против людей Ле Пен, но поможет ли им это – большой вопрос (особенно с учетом того, что часть их голосов могут растащить активизировавшиеся центристы).

Недавно премьер-министр Италии Энрико Летта назвал распространение популизма (то есть сочетание национализма и левой экономической риторики) «самым опасным социальным и политическим явлением в Европе на сегодняшний день». «Если мы не найдем мер противодействия, то на выборах 2014 года мы получим антиевропейски настроенный Европарламент», – предупредил он. Евроскептикам достаточно набрать в совокупности 30%, чтобы парализовать работу брюссельской машины. И они, скорее всего, наберут. Таковы предпосылки.

Брюссель требует от бедных стран экономить на всем – и это не нравится жителям бедных стран. Он требует от богатых стран помогать бедным странам – и это не нравится жителям богатых стран. На Ближнем Востоке и в Северной Африке разгораются все новые конфликты, что увеличивает поток мигрантов в Европу. На континенте сложилась идеальная ситуация для националистов. Особенно это касается выборов в Европарламент: европейцы менее охотно поддерживают радикалов на местных выборах, но вот Брюсселю они подгадят с великим удовольствием. И ситуация будет тем хуже, чем меньше придет на участки традиционных избирателей. А явка ожидается низкая: европейцев не очень интересует Европарламент. Вот националистов-евроскептиков интересует, да еще как. Ле Пен, не без успеха объединяющая евроскептиков вокруг себя, обещает превратить выборы в Европарламент в большой референдум за или против выхода из ЕС. «Я буду вести переговоры по пунктам, по которым не может быть никаких компромиссов. Если результаты будут неадекватны, я буду говорить о выходе. Европа – просто отличный блеф. С одной стороны, есть огромная власть суверенных народов, а с другой стороны, несколько технократов», – заявляет она.

Соцопросы показывают, что 43% граждан стран ЕС в данный момент относятся к Евросоюзу критически, а оптимизм на его счет испытывают только 40%. Доля сторонников Евросоюза во Франции упала с 36% до 22%, в Италии и Греции – с 22% до 11–18%, в Германии – с 59% до 54%. Такой электоральный расклад не мог не привести к популярности националистов, и рано или поздно выборы изменят состав европейской бюрократии, а следовательно, и политику ЕС. Хоронить организацию пока рано, но и сбросить со счетов все возрастающие претензии к Брюсселю не получится. О каком расширении можно говорить, если национальные политические силы все чаще требуют как минимум пересмотра принципов интеграции, как максимум – вывода из ЕС либо своих стран, либо новичков (как правило, речь идет о Болгарии и Румынии, которым в Европе многие не рады).

И на этом фоне в Европу засобирались другие националисты – украинские, готовясь идти тем же путем, что прошли до них поляки, словаки, венгры и прочие в рамках «побега от России». Почему-то не вызывает ни малейшего сомнения, что, если митингующие на Майдане все-таки добьются своего, через пару лет там же возникнет другой бессрочный митинг примерно с тем же составом людей. Только протестовать будут, как протестуют сейчас их соседи, против европейской бюрократии, покушений на национальный суверенитет и ущемления традиционных ценностей. Либо суверенитет и национализм, либо Евросоюз. Причем нынешний Евросоюз экономического процветания новых стран обеспечить уже не способен. На континент надвигается эра эгоизма и не слишком честной экономической игры, в которой украинцы явно не преуспеют.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............