24 июля, воскресенье  |  Последнее обновление — 20:04  |  vz.ru

Главная тема


МОК допустил Россию до Олимпиады

«Адмирал Ушаков» vs «Айова»


Смоделирована битва между российским крейсером и американским линкором

«нет ни следа стабильности»


Премьер Венгрии: Европа не выполнила данные Украине обещания

американские сми


New York Times разыскала китайца, который считает Владивосток территорией КНР

нато против россии


Американские аналитики посоветовали Польше пригрозить Калининграду спецназом

беспорядки на ЧЕ во франции


Глава ВОБ ответил на критику со стороны Мутко

Сопутствующий ущерб


Минобороны разъяснило Пентагону удар ВКС по секретной базе США в Сирии

Вердикт социологов


Названа самая ксенофобская страна Евросоюза

Вопросы дипломатии


В Тбилиси ответили Лаврову о возможности восстановления отношений

«депортируют из страны»


Эдуард Биров: Нельзя относиться к защитникам Русской весны как к бесправным наемникам и преступникам

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

И так мало пользы

Прекращение антитеррористического сотрудничества России и США оценивается неоднозначно

24 апреля 2014, 20:50

Текст: Андрей Резчиков

Версия для печати

В российском МИДе признали, что контртеррористическое сотрудничество с США находится в стадии «глубокой заморозки». Подтверждением этому стали претензии США по поводу информации о братьях Царнаевых, подозреваемых в совершении теракта в Бостоне. Эксперты отмечают, что отсутствие сотрудничества может негативно отразиться на безопасности в обеих странах, но США проиграют еще больше.

Контртеррористическое сотрудничество России и США находится в стадии «глубокой заморозки». Об этом в четверг заявил директор департамента Министерства иностранных дел по вопросам новых вызовов и угроз Илья Рогачев. В первую очередь он привел претензии США по поводу того, что Россия «плохо уведомила» их об опасности, которую представляют собой братья Царнаевы. «Это совсем ни в какие ворота не лезет... Поэтому в такой атмосфере сложно сотрудничать там, где требуется взаимодействие правоохранительных органов, спецслужб», – заявил дипломат.

По его словам, степень взаимного доверия должна быть выше, «чем даже в других областях», а «здесь же не получается совершенно, когда такие претензии предъявляются», и «можно только развести руками».

Напомним, в начале апреля глава ФСБ России Александр Бортников сообщал, что благодаря «партнерскому взаимодействию российских спецслужб со спецслужбами других стран», в том числе США, Франции и Германии, удалось предотвратить попытку террористической атаки на олимпийские объекты в Сочи. «Совместными действиями эта угроза была локализована», – признал Бортников.

Что касается информации о Тамерлане Царнаеве, обвиняемом в совершении теракта во время Бостонского марафона в апреле 2013 года, то в начале апреля американские СМИ обвинили Россию в том, что она вовремя не предоставила спецслужбам США информацию об этом человеке.

В прессе появились выдержки из отчета инспектора, проверявшего действия ФБР. Из него следовало, что в 2011 году российские спецслужбы проинформировали США о намерении Царнаева присоединиться к подпольным группировкам на Северном Кавказе. ФБР начало расследование и запросило у Москвы дополнительные сведения, но ответной реакции не последовало. В итоге ФБР решило, что Царнаев больше угрожает России, нежели США. Из заключения инспектора следует, что в условиях отсутствия информации американские спецслужбы не могли предсказать и предотвратить теракт в Бостоне.

После теракта Россия предоставила ФБР данные о Царнаеве, среди них были записи телефонных разговоров подозреваемого с матерью, в ходе которых он рассказывал о джихаде.

МИД России, в свою очередь, ответил, что компетентные органы задолго до бостонского теракта передали коллегам из США сведения по Царнаеву, которые в силу разных причин не были учтены должным образом.

После бостонского теракта Россия и США объявили, что намерены укреплять контртеррористическое сотрудничество, обмениваясь соответствующей информацией между спецслужбами. Страны договорились «способствовать международным усилиям по противодействию терроризму в рамках ООН, ОБСЕ, ФАТФ, Совета Россия – НАТО, АТЭС, G8». Совместные усилия предполагалось сосредоточить и на том, чтобы не допустить попадания в руки террористов оружия массового уничтожения, на пресечении финансирования террористической деятельности, вербовки и подготовки исполнителей терактов, действий террористов-одиночек.

Член Общественной палаты, председатель Общероссийского профсоюза негосударственной сферы безопасности, член президиума общероссийской общественной организации «Офицеры России» Дмитрий Галочкин отмечает, что побороть международный терроризм может только консолидация спецслужб и специальных структур. «Если этого условия не будет, то Россия будет один на один с международным терроризмом. И Америка не раз сталкивалась с подобными вызовами на своей территории. От этого в общем и целом проиграет все мировое сообщество», – сказал Галочкин газете ВЗГЛЯД.

Он также выразил сожаление в связи с тем, что американская правящая элита «не видит пользы от сотрудничества с Россией» и ориентирована на свои задачи, одна из которых заключается в создании напряженности во всем мире. «Это очень опасная стратегическая ошибка. Но мы все равно придем к этому сотрудничеству. Без такого взаимодействия обойтись невозможно. Мы теряем время. Но еще неизвестно, кто больше проиграет. У России стрессоустойчивость к терроризму больше, чем у США. У них только были цветочки, ягодки – впереди», – считает эксперт.

По словам Галочкина, в отсутствие взаимодействия с США Россия начнет объединяться в борьбе с терроризмом с другими странами, прежде всего из БРИКС. «Соответственно, Америка потеряет лидерские позиции в этом процессе. А у них свои внутренние проблемы нарастают», – полагает Галочкин.

Однако президент Международной общественной организации ветеранов спецподразделения «Вымпел», полковник запаса КГБ Сергей Шестов полагает, что глава ФСБ «немного переоценил вклад американцев в контртеррористические мероприятия, в том числе в Сочи». «Надо было так сказать. Это только кивок в сторону Штатов, мол, сотрудничаем. На мой взгляд, шли только информационные обмены на примитивном уровне. Совместные мероприятия вряд ли проходили. Нашим гражданам особо не надо беспокоиться, что сейчас контртеррористическое сотрудничество находится в замороженном состоянии. Оно и было не ахти», – сказал Шестов газете ВЗГЛЯД.

Добавим, что Рогачев также констатировал «замороженную» стадию в диалоге о антинаркотическом сотрудничестве с Вашингтоном. «Многое очень упирается в Афганистан, в «фактор 2014» (вывод американских войск из Афганистана), – пояснил директор департамента. – США, по сути, сбрасывают с себя, складывают остатки ответственности, которые там и так не очень много на себя брали, в борьбе с наркотиками».

Он напомнил, что Россия последовательно указывала на это «все эти 13 лет их нахождения в Афганистане», «но сейчас они просто сказали: «Это не наше дело, мы умываем руки и уходим, а вы что хотите, то и делайте – и афганцы, и соседи».


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............