23 марта, четверг  |  Последнее обновление — 05:09  |  vz.ru

Главная тема


Успех борьбы со «схематозом» зависит от успехов во внешней политике

«обычная слежка»


Выяснилось, каким образом американские спецслужбы следили за Трампом

политическая демагогия


Пентагон: Россия решила быть стратегическим соперником США

«мы создали аналог»


Набиуллина объявила о нейтрализации угрозы отключения России от системы SWIFT

«футбольное чудо»


Сборная Сирии в шаге от попадания на ЧМ-2018 в России

финансовая дисциплина


Председатель Еврогруппы: Южные страны ЕС тратят деньги на алкоголь и женщин и потом просят в долг

океанографическое судно


«Янтарь» зачистил от секретов утонувшие в Средиземном море истребители «Адмирала Кузнецова»

«Смешной русский джип»


Президент УЕФА назвал «Ниву» насмешкой над машиной

«вмешательство России»


Русские имеют наглость игнорировать американскую паранойю

«сюрреалистическое зрелище»


Сергей Худиев: Чем Россия могла бы соблазнить самых богатых и успешных граждан самой богатой и успешной страны мира?

торговая блокада


Денис Селезнев: Почему украинская власть рушит собственную экономику

Ядерное сдерживание


Дмитрий Дробницкий: Есть ли у России план на случай выхода Франции из НАТО и ЕС?

на ваш взгляд


Какие эмоции вызвало у вас решение Киева запретить российской представительнице участвовать в Евровидении?

«В проекте нет сверхзадачи»

Эксперт прокомментировал опубликованную Роскосмосом стратегию развития космической деятельности до 2030 года

15 мая 2012, 13:27

Текст: Елена Сидоренко

Версия для печати

«В проекте речь идет о том, что Россия должна уверенно войти в тройку мировых лидеров по космическим программам. Это немного обижает. Это недооценка наших возможностей. Мы можем как быть в тройке, так и занимать лидирующую позицию, это надо прописать и к этому стремиться», – заявил газете ВЗГЛЯД академик Российской академии космонавтики им. Циолковского Александр Железняков.

Во вторник руководитель Федерального космического агентства (Роскосмос) Владимир Поповкин сообщил, что на сайте ведомства опубликована Стратегия развития космической деятельности России до 2030 года. В первой половине этого года планируется направить проект стратегии правительству России, чтобы он был рассмотрен и передан на утверждение президенту Владимиру Путину, передает ИТАР-ТАСС.

«Мы хотим, чтобы хотя бы один месяц проект стратегии побыл на официальном сайте Роскосмоса, для того чтобы мы получили предложения от людей, которым небезразлична космическая деятельность России», – отметил Поповкин.

Глава Роскосмоса сказал, что уже поступают интересные предложения, «которые позволяют взглянуть на некоторые разделы стратегии немного с другого плана». По его словам, «очень интересные предложения были внесены по результатам обсуждения проекта стратегии в Сколково». Он отметил, что их как раз во вторник передал ему президент фонда «Сколково» Виктор Вексельберг.

Отметим, что текст стратегии частично уже публиковался в различных СМИ, эксперты высказывали свои оценки относительно нее. В частности, комментируя документ Роскосмоса, член-корреспондент РА космонавтики Юрий Караш заявлял в интервью газете ВЗГЛЯД, что «это абсолютно эклектичная программа, причем рассчитанная на те сроки, при которых люди, ее инициировавшие или предложившие, не будут нести личной ответственности за ее осуществление».

Относительно того, что в документе космического агентства есть планы и на период после 2030 года, ученый сказал, что считает их несерьезными. «Что касается «после 2030 года», я считаю, это даже несерьезно комментировать. Особенно в условиях России с ее тотальным воровством, «распилом» бюджета и тотальной неподотчетностью и безответственностью государственных служащих за те средства, которые они получают из госбюджета на решение определенных задач», – говорил Караш.

О плюсах и недостатках опубликованной для обсуждения стратегии Роскосмоса газета ВЗГЛЯД попросила рассказать академика Российской академии космонавтики им. Циолковского (РАКЦ) Александра Железнякова.

Александр Железняков считает, что стратегия Роскосмоса вполне выполнима(фото: из личного архива)
Александр Железняков считает, что стратегия Роскосмоса вполне выполнима (фото: из личного архива)

ВЗГЛЯД: Александр Борисович, как вы оцениваете Стратегию развития космической деятельности до 2030 года и на дальнейшую перспективу Роскосмоса?

Александр Железняков: Необходимость такого документа уже давно просто напрашивалась. Россия сейчас находится на некотором перепутье, поэтому, чтобы знать, куда нам двигаться дальше, необходимо определить основные направления и на правительственном уровне, и на уровне Федерального космического агентства.

Что касается того проекта, который опубликован на сайте Роскосмоса, в нем прописаны те вещи, которые соответствуют возможностям, имеющимся в распоряжении ведомства. С этой точки зрения там все прописано правильно.

ВЗГЛЯД: Эксперты обвиняют стратегию в некоторой отрывочности, распылении ресурсов. Вы согласны с этим?

А. Ж.: Если рассматривать документ с основных позиций, то мне не нравится, что в проекте нет сверхзадачи, которую можно было бы сформулировать и решать. А именно в проекте идет речь о том, что к 2030 году Россия должна уверенно войти в тройку мировых лидеров по космическим программам.

Все-таки я воспитан еще во времена Королева, когда все свершения в космосе шли с позиции «Мы должны быть первыми». Поэтому такая предпосылка, что мы должны закрепиться в тройке, немного обижает. Это не столько ошибка, сколько недооценка наших возможностей. Мы можем как быть в тройке, так и занимать лидирующую позицию, это надо прописать и к этому стремиться.

В остальном же нужно соизмерять наши возможности. Мы сейчас не можем замахнуться, например, на колонизацию Луны, говорить о скорой организации экспедиции к Марсу. И к тому, и к другому нужно постепенно готовиться, и, в принципе, некоторые шаги в стратегии прописаны. Так же, как и прописано восстановление и расширение наших орбитальных группировок, которые работают для нужд народного хозяйства (связь, навигация, дистанционное зондирование Земли, метеорология). Все это настолько уже плотно вошло в нашу жизнь, что таким вопросам необходимо уделять должное внимание и привести их в соответствие с тем потребностями, которые сейчас существуют.

ВЗГЛЯД: Вы хотите сказать, что не все прописанные в проекте пункты исполнимы?

А. Ж.: В данном случае хотелось бы пояснить, в чем отличие «программы» от «стратегии». В стратегии никаких программ не прописано, она нацелена на определение направления, в котором должна развиваться наша космонавтика. А программы – это уже реальные работы со сроками, объемами финансирования, с задачами, которые должны быть решены к тому или иному году. Именно на основе стратегии и должна быть составлена федеральная космическая программа. Это два документа, которые следуют один за другим.

Если говорить по тем направлениям, которые прописаны в документе, то они все реальны. Потому что стратегия составлена на основании тех возможностей, которые есть у Роскосмоса. Там учтены их нынешний уровень финансирования и прогнозируемый рост притока денежных средств до 200 млрд рублей. Все перечисленное и позволяет реализовать направление развития околоземной орбитальной группировки, отправку межпланетных станций к Марсу, Венере, а может, и Юпитеру.

ВЗГЛЯД: Могли бы вы сравнить российскую стратегию с аналогичными документами иностранных космических агентств – по масштабу, серьезности задач?

А. Ж.: Можно сравнивать не со всеми странами, а только с Америкой и Китаем. Три ведущие космические силы: Россия, США и Китай – мыслят, в принципе, одинаково, но пути решения проблемы и сроки реализации стремлений у них различные.

В настоящее время США тоже находятся на некотором перепутье, они также формулируют свою стратегию на будущее. Из озвученных американских планов известно, что они ориентированы на решение других задач. Потому что околоземное пространство американцы довольно плотно освоили, у них развернуты и успешно функционируют те самые орбитальные группировки, которые нам еще предстоит восстановить и укрепить. Поэтому свои главные усилия США намерены перенести в дальний космос. Будет ли это освоение Луны, астероидов или они сосредоточат усилия на марсианской программе, американцы пока решают.

Конечно, их программа в этом плане амбициознее, чем наша. У Америки на освоение космоса выделяется больше средств. Даже если российские расходы увеличатся до 200 млрд рублей, то мы все равно будем в три раза отставать от американских трат.

Что касается Китая, то у них интересная ситуация. Они пока еще находятся на этапе повторения пройденного, того, что было и у нас, и у Америки сделано еще в 1960–70-е годы. Но китайцы в этом плане никуда и не спешат, поэтому они сейчас все эти технологии осваивают, ввертывают весьма успешно свои орбитальные установки. В декабре прошлого года в Китае опубликовали «Белую книгу» по развитию космонавтики, где четко сказано, что в течение ближайших пяти лет они должны только обосновать необходимость, например, освоения Луны или организации экспедиции к Марсу.

ВЗГЛЯД: К стратегии высказывается претензия и в связи со слишком большим временным охватом – «до 2030 года и на дальнейшую перспективу»...

А. Ж.: Как основное направление деятельности любая стратегия может охватывать большие сроки: и 20, и 30, и 40 лет. Но когда пойдет речь о федеральной космической программе, то она действительно должна будет иметь сроки гораздо меньшие. Потому что там прописываются уже конкретные работы. Но во всех случаях желательно, чтобы целей достигали те люди, которые их и формулировали, а не откладывали на следующее поколение.

ВЗГЛЯД: Стратегия создавалась только представителями Роскосмоса, или в разработке принимал участие кто-то еще?

А. Ж.: Она создавалась не самим Роскосмосом: была сформирована рабочая группа во главе с бывшим главой ведомства Юрием Коптевым, в которую привлекались специалисты различных предприятий, различного профиля.

ВЗГЛЯД: Презентуя стратегию, Виктор Поповкин заявил, что хотел бы получить «предложения от людей, которым небезразлична космическая деятельность России». Как вы полагаете, на какие предложения и от кого именно рассчитывает Роскосмос?

А. Ж.: Предложения могут поступить от любых людей – как от работающих в ракетно-космической отрасли, так и от тех, кто просто интересуется освоением космического пространства. Но в первую очередь, конечно, рассчитывают на предложения от специалистов. Именно от них могут поступить наиболее ценные и конкретные предложения. Такие люди прекрасно знают состояние отрасли и могут оценить ее перспективы.

Однако, как показывает опыт, могут быть предложения, полученные от людей, не работающих в ракетно-космической области, но, тем не менее, понимающих суть происходящих процессов в экономике, науке и технике.

ВЗГЛЯД: Будет ли в этом случае руководство Роскосмоса гибким и сможет ли изменить стратегию на основании толковых предложений?

А. Ж.: Конечно, сможет. Это же на самом деле только проект, а не сама стратегия. Она еще будет рассматриваться в правительстве, после чего тоже будут внесены какие-нибудь изменения.

ВЗГЛЯД: В последнее время космическую отрасль преследовали неудачи: падение «Фобос-Грунта», «Прогресс-М» и т. д. Стратегия прописывает какие-то шаги по восстановлению космической отрасли в целом?

А. Ж.: Неудачи с «Фобосом-Грунтом» и «Прогрессом» уже в прошлом, и про них пора бы уже подзабыть и не акцентировать на них внимание. Из произошедшего сделаны определенные выводы. В последнее время, наоборот, в космической отрасли только удачи.

ВЗГЛЯД: Но это не означает, что в отрасли полный порядок?

А. Ж.: Вопросов о восстановлении слишком много, и решение их зависит не только от самой отрасли, а от общего состояния дел в российской экономике. В первую очередь нужно «заткнуть» те финансовые бреши, которые образовались в предыдущие годы. Это вполне возможно и правительственной программой предусмотрено.

Есть еще такие вещи, как снижение уровня подготовки кадров, особенно молодых специалистов, которых в последние годы мало, – так для этого необходимо совершенствовать систему образования в стране. Кроме того, нужно уделить внимание и технологической части, потому что транспортно-установочный агрегат для стартовых комплексов ракет довольно старый. Поэтому нужно и станки заменять для его производства, и специалистов готовить.

ВЗГЛЯД: Между прочим, руководитель Роскосмоса Владимир Поповкин заявил, что воровство снижает эффективность космической отрасли на 25%. Это действительно так?

А. Ж.: Поповкину виднее, он же следит за финансовыми потоками. А в целом предполагаемого бюджета на реализацию стратегии хватит.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............