29 июня, среда  |  Последнее обновление — 10:12  |  vz.ru

Главная тема


Британский референдум спровоцировал волну нападений на иностранцев

опасное сближение


Пентагон выступил с обвинениями в адрес России по поводу инцидента в Средиземном море

«под действием эмоций»


Олланд прокомментировал «унижение» Кэмерона на саммите ЕС

«смягчить боль семьи»


Турция ставит условия компенсации за гибель летчика Су-24

добровольно сдался


Готовивший диверсию в Крыму попросил прощения

«с треском провалил»


Захарова заявила о профнепригодности Макфола

«мы договорились»


Порошенко рассказал о звонке Эрдогана в Киев перед отправкой письма Путину

«очень важное время»


Китайские СМИ рассказали об итогах «молниеносного» визита Путина

гражданское общество


Российский флаг развернули в Донецкой области в день конституции Украины

«миссия СССР»


Илья Козырев: Как Сталин в Прибалтике демократию продвигал

Вопрос дня


Эрдоган принес извинения за сбитый российский бомбардировщик. Изменило ли это ваше отношение к Турции?


Оскорбляем и идем пить чай

Роман Носиков, юрист, публицист, автор журнала «Однако»
   27 октября 2015, 15:40
Фото: из личного архива

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Предметы, которые сейчас обсуждаются в рамках обширного диалога между атеистами и православными в нашей стране, методы ведения этого диалога не просто удручают – они вопиют.

«Не слишком умно и даже грубо выражать свое мнение о ценностях сограждан – обыденность и норма жизни»

А вопиют они о том, что с дорогами все не так уж и плохо – Родину надо от другого спасать. Снова.

С большим профессиональным интересом прочел не так давно несколько статей и постов на тему взаимоотношений верующих и не верующих.

Темы разные.

Например – почему нельзя оскорблять чувства верующих? Или «а что такое вообще – чувства верующих?» Почему президент предложил запретить искать экстремизм в священных текстах в законодательном порядке? Чем отличается забальзамированное тело Ленина от святых мощей?

Многие сограждане, будучи не в силах ответить на эти вопросы, пришли к выводу, что ответов на них не существует вовсе.

А если они такие умные, а ответить не смогли, то, следовательно, ответов нет. И незамедлительно с этого места перешли к призывам. Вот, например, призывают остановить мракобесие.

Пора вмешаться и вернуть дискуссию на предыдущую стадию – на стадию поисков ответов. Пока чего не случилось.

Что такое «чувства верующих» и почему их надо защищать? Автор текста «Остановить мракобесие» Денис Яцутко не в состоянии ответить на заданный себе же в своем же тексте вопрос:

«...что за «религиозные чувства верующих» такие (религиозный слух верующих? Религиозное обоняние верующих? Религиозное зрение верующих?)...»

Давайте сразу решим этот наболевший вопрос.

То, что религиозные чувства кажутся кому-то лишними – ничего не значит (фото: Ali Jarekji/Reuters)
То, что религиозные чувства кажутся кому-то лишними, ничего не значит (фото: Ali Jarekji/Reuters)

Естественно, что под словом «чувства» понимаются не осязание с обонянием, а эмоции.

Чувство – это психический процесс переживания человеком связи с предметами и явлениями. Чувства формируются в процессе жизни и социализации. То есть в процессе превращения в человека. Чувства являются неотъемлемой частью человеческой полноценности. Неспособность испытывать чувства – патология. И, возможно, опасная как для самого человека, так и для окружающих его людей.

Чувства, отражающие связь с понятиями – принципами, абстракциями, идеями – называются высшими чувствами человека. Они отвечают за высшее социальное поведение, так как именно этими чувствами человек привязан к таким понятиям, как добро и зло, справедливость, любовь, честность, предательство, верность и так далее.

У кого-то этих понятий больше. У кого-то – меньше.

У кого-то есть представление о Боге и есть переживаемая с этим понятием эмоциональная связь. Такой человек называется верующим.

А у кого-то нет. И такой человек называется атеистом.

Общество заинтересовано и в тех и в других. В интересах общества – мир между двумя этими категориями людей. Общество защищает их в равной степени. Как мужчин и женщин.

На ваш взгляд

 
Как вы относитесь к действиям людей, от имени православия уничтожающих объекты культуры?




Если у вас шесть пальцев на правой руке – закон никому не разрешит отламывать ваш шестой палец, каким бы он ни казался остальным лишним, смешным и ненужным. Закон не предписывает ампутации ног здоровым людям ради уравнивания их с безногими инвалидами и не дозволяет наступать им на ноги безнаказанно – он предписывает строительство пандусов.

У одних людей конечностей, частей тела, понятий и чувств больше, чем у других. У других – меньше. И закон защищает все, что есть. Целиком.

Потому что человек любит быть целиком. Он это ценит. И он лоялен к обществу, которое его целостность ценит и защищает.

Он комфортно себя в таком обществе чувствует, трудится, живет полноценной жизнью, строит, размножается, сотрудничает с другими членами общества.

Если же общество не защищает его, позволяет одной части общества постоянно оскорблять другую, причинять моральные страдания – такое общество разрушается.

Денису Яцутко, автору текста, вполне хватает трудолюбия на то, чтобы погуглить УК РФ, и интеллекта на то, чтобы понять, что там написано. Ему хватает интеллекта на то, чтобы искать в Сети толкования слов, их значения. Он достаточно интеллектуален, чтобы понимать, что слова нужно оценивать в общем контексте беседы, а еще он знает, что такое «коммуникативная ситуация».

Поэтому лично мне кажется очень сомнительным, что Денис не смог поискать в Сети определения этого словосочетания и найти что-то такое, что могло бы помочь продолжить продуктивный диалог.

Денис не дурак. Он просто намеренно «включил дурака».

Люди прибегают к этому методу манипуляции (а это именно она) в том случае, если они не могут с выгодой для себя продолжать спор в серьезном ключе. Они настроены на срыв диалога, так как любое серьезное продолжение его им невыгодно по причине как правило, слабости аргументов.

Речь идет не о невозможности определить предмет «чувства верующих». Речь идет о нежелании это делать.

В чем причина этого нежелания?

Дело в том, что, отрицая возможность определить «чувства верующих», мой атеистический соотечественник утверждает, что эти чувства нельзя защищать и не нужно защищать, поскольку таковая защита угрожает его образу жизни, который он считает нормальным.

«Мнение, что христианское пространство – в храмах, а улица и Сеть – атеистические, ошибочно»

Доказательство мы можем увидеть в описании дела, ставшего поводом для материала: «... если верить материалам дела, которые Виктор Краснов любезно предоставил мне для ознакомления, его собеседник счел свои «чувства верующего» оскорбленными и личным сообщением пригласил в беседу своего друга. Видимо, чтобы тот тоже оскорбился. Что тот и сделал.

Через 20 дней в том же сообществе Виктор Краснов оставил несколько комментариев под постом, представляющим две альтернативные друг другу точки зрения на праздник Хэллоуин. Нельзя сказать, чтобы его комментарии там как-то особенно выделялись из общего хора –типичнейший интернет-флейм со всеми присущими атрибутами: никто из участников не старался быть с другими хоть сколько-нибудь вежливым, не пытался и Виктор. Здесь он еще раз прошелся по «чувствам верующих».

Грубо? Да. Не слишком умно? Пожалуй. Но любой, кто в интернете не первый день, видел таких же диалогов и комментариев тысячи, а то и похлеще. В том числе и с самыми жесткими и часто в разы более грубыми инвективами в адрес всех на свете религий и их приверженцев (а также всего остального, что есть во Вселенной и что можно придумать).

Обыденность, в общем. Тысячи людей участвуют в подобных флеймах каждый день, потом закрывают окошко на десктопе или мобильное приложение и идут работать, отдыхать, пить чай, воспитывать детей, встречаться с любимыми, учиться, играть в компьютерные игрушки, выпивать, писать диссертации и немедленно забывают обо всем, о чем только что с азартом спорили. Забыл про обе эти беседы и наш герой. Но не таковы оказались его собеседники…»

Что в этом отрывке бросается в глаза мне и почему-то совершенно не замечается автором текста?

То, что не слишком умно и даже грубо выражать свое мнение о ценностях сограждан – обыденность и норма жизни. А чо такого? Все ж привыкли! Ну, оскорбили пару раз и забыли. Это же нормально – можно идти пить чай.

Точно нормально? А для кого, позвольте спросить?

Для героя – очевидно нормально. Он обхамил двух людей и забыл. А обхамленные почему-то не забыли. Чего это с ними не так?

Автору статьи непонятно, почему нужно было ходить в Сеть, чтобы оскорбиться – там же оскорбляют.

Здесь есть еще один важный момент. Интернетизация. Раньше Сеть была уделом избранных. Модемоодаренных, волокноблагословленных. Их было мало. И их ссоры, споры, флуды и флеймы – это все был предмет для переживаний их узкой тусовки интернетчиков.

И эта тусовка, даже лопни она от натуги и при всем прекрасном мнении о себе и собственной важности, была просто не в состоянии доставить обществу какие-либо неприятности.

Сейчас в Сети находится две трети страны. Сеть – больше не тусовка. Сейчас Сеть – это полноценная часть нашей страны и нашего общества. И если раньше все это было среди своих, то сейчас все слышат всех. Даже те, кто тебе не нравится.

Сеть стала обыденным пространством жизни каждого человека. Средой обитания.

А право на комфортную среду – это конституционное право каждого человека.

И это не случайно в Конституции – высшем юридическом документе страны – так написалось. В такие документы вообще не попадает случайных вещей.

Так там написалось потому, что комфортная среда – необходимость.

В Конституции не случайно написано про свободу вероисповедания. И строчка про то, что достоинство человека защищается государством, там тоже не случайно.

Все вышеперечисленное – основные права человека, связанные с ним неразрывно и необходимые ему для того, чтобы жить.

Сеть сейчас – это общественное пространство. В общественном пространстве правила поведения диктует общество.

Не тусовка. Тусовка закончилась.

Мнение, что христианское пространство – в храмах, а улица и Сеть – атеистические, ошибочно. Атеистическое пространство – это пространство в клубе «только для атеистов». Улица и Сеть – пространство общее. Общественное. Как и школы. Как и вузы. И музеи. И вести себя в этом пространстве надо с оглядкой друг на друга. С уважением.

А дураков, которые этого не понимают, надо гнать из общества в шею и учить. Если потребуется – насильно.

Потому что общественный мир, взаимное уважение и комфортная среда – плод труда множества людей. Труда в том числе и над собой.

И эта вещь слишком дорога, чтобы позволить одному дураку ее испортить.

Мои уважаемые оппоненты, безусловно, могут мне возразить, что исповедуемая мною религия прямо заповедует мне прощать и возлюблять обидчиков – и, если мой ближний ударит меня по щеке, подставить другую.

Такое возражение имеет право на жизнь. Но на очень короткую.

Потому как при всей моей любви к вам, мои атеистические сограждане, у психики есть некий предел – порог воздействия. И на определенном количестве ударов терпение и прощение заканчивается. Это нормально. Таков механизм защиты, встроенный в нас Богом. Или эволюцией. Как пожелаете.

То есть в определенный момент психика либо ломается – и человек заболевает, будучи не в состоянии больше нормально функционировать, либо наступает так называемый аффект.

Уголовные кодексы всех стран за убийство в состоянии аффекта судят значительно мягче, чем за простое.

Аффект – это состояние крайнего душевного волнения, вызванное аморальным или противоправным деянием потерпевшего.

То есть потенциально – вас.

Если систематически сообщать соседу или коллеге, что его мама – шлюха, то он рано или поздно вас может стукнуть. Потому что это – нормально, когда у человека есть сыновние чувства по отношению к матери. Это кому-то, может быть, кажется смешным.

Например, тем, у кого нет мамы. Или у кого мама действительно была не очень. Но тем не менее это чувство – совершенно объективная реальность. Точно такая же, как чувства верующего. То, что эти чувства кажутся кому-то лишними, ничего для чувствующих не значит. Для чувствующих это подлинные чувства.

Уважать чувства друг друга – это необходимое умение цивилизованного человека.

Умение сочувствовать друг другу – это норма.

Неспособность к сопереживанию – это симптом психического отклонения. Тяга к причинению людям или животным боли, страданий – тоже симптом психического расстройства.

Именно такова была мотивация человека, историю которого мы разбираем. Он ведь не игнорировал чувства верующих в тот момент, когда излагал в интернете свою позицию. Напротив – он их использовал.

Он осознавал, что они существуют, и использовал их существование для того, чтобы причинить людям страдания. Именно в этом заключалась, как выразился Яцутко, «коммуникативная ситуация». Человек хотел получить удовольствие, причиняя кому-то боль, а потом пойти пить чай. Или работать. 

Трудно считать ближним человека, который не просто оскорбил вас сгоряча, в гневе или по ошибке, а именно развлекается тем, что хлещет вас по лицу, рассчитывая на то, что вы продолжите подставлять щеки.

Мы, конечно, стараемся любить вас как можно сильнее и прощать вас как можно дольше. Но сколько мы сможем – такие несовершенные? И чем все кончится?

Да и, согласитесь, ненормально это – получать удовольствие от того, что кого-то мучаешь.

Это признак того, что чувство собственной значимости нигде и никак, кроме как вот так, получить не удалось.

А отстаивать статус Сети как площадки для самоутверждения ничтожеств – это дело малоблагодарное. Право слово – лучше открыть бордель для импотентов. Оно и попрестижней будет.

И если вспомнить выражение, которое так любят наши атеистические сограждане, о том, что «вера или патриотизм – это как половой член: не надо им размахивать прилюдно», то позвольте нам настоять на том, что этот половой член – наш половой член: не надо его щупать без разрешения.

Уберите руки.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

Другие мнения

Валерий Коровин: Это даже не европейский выбор

Сегодня от вероломства и доминирования США устали даже в Европе. Состоявшийся Brexit показал, что народы Европы более не желают растворяться в американском плавильном котле, а все чаще говорят о восстановлении и сохранении своей идентичности. Подробности...

Александр Чаусов: Геноцид в рамках одного красивого города

Сразу после Ялтинской конференции ВВС союзников нанесли по Дрездену бомбовый удар. Удар такой силы, что организовалось огненное торнадо, которое засасывало в себя людей. Зачем это было нужно? Есть несколько версий. Подробности...

Дмитрий Самойлов: Грядет средневековье

Успех сериала «Игра престолов» объясняется просто. Там есть мир, который меняется в рамках констант, установленных раз и навсегда. В том мире нет богоборчества. Современный же нам мир меняется подло по отношению к человеку. Подробности...
Обсуждение: 44 комментария

Эдуард Лимонов: О тюрьме нужно говорить с благоговением

СМИ: «Лимонов рад за Белых». «Лимонов советует Белых есть манную кашу». Ничего я не рад, и ничего не советую, в 140 буквах в Twitter дал характеристику тюрьме. О ней нужно говорить с благоговением. Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Сергей Худиев: Почему к протестантам стоит прислушаться

Меры, принимаемые для того, чтобы помешать смутьянам настраивать против государства до того лояльных граждан, могут быть восприняты этими гражданами как несправедливое стеснение и, таким образом, выполнить работу смутьянов. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

Михаил Ковалев: Единой Европе осталось три года

СуперЕвропу нам обещают срочно. Вроде как в ЕС все осознали и исправят баги. Усилят, углубят, реформируют. Но ничего не выйдет. Забудьте. Везде встает сопротивление курсу евроэлит. У кого СуперЕвропа, там поддержку найдет? Подробности...
Обсуждение: 34 комментария

Эдуард Биров: О мягкотелости российской внешней политики

Политический прагматизм нынче в России чрезвычайно моден: не только среди политиков и экспертов, но и в обсуждениях читателей. Постоянно слышишь вокруг: надо вести жесткую внешнюю политику и давить всех без сантиментов. Подробности...
Обсуждение: 57 комментариев

Владимир Киреев: Новая политическая волна

Куда приведет Brexit, покажет время: прогнозы имеют очень ненадежный характер. Однако сейчас уже можно делать ряд выводов и предположений, касающихся будущего нового политического миропорядка и нашей страны. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

Роман Плюта: На Крите попытались создать «всеправославный ЕС»

Православным церквям на Крите был предложен новый орган мирового ими управления – некий постоянный комиссариат «православного ЕС»! По итогам «собора» стало понятно и то, кому отводится роль «верховного комиссара». Подробности...
Обсуждение: 20 комментариев

Общественное мнение: «Извинения Эрдогана принять, и все»

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган принес извинения президенту Владимиру Путину за гибель пилота российского самолета Су-24. Эксперты и пользователи соцсетей и политологи выразили свое отношение к поступку турецкого лидера. Подробности...
Обсуждение: 89 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............