25 сентября, воскресенье  |  Последнее обновление — 17:12  |  vz.ru

Главная тема


Россия и Египет договорились возобновить авиасообщение

«собираем рекордные урожаи»


В Крыму поблагодарили Украину за продовольственную блокаду

Новейший фрегат ВМФ России


«Адмирал Григорович» вышел в Средиземное море

застрелен у здания суда


В Иордании убили известного писателя после публикации карикатуры на ислам

кандидат в президенты


Клинтон забыла секретный документ во время визита в Россию

новая метла


Какие ошибки СВР придется исправлять Нарышкину

«Северный поток – 2»


Польша начала блокировать выплату дивидендов Газпрому

отечественный авиапром


Озвучены планы продажи и производства «Суперджетов»

линия соприкосновения


Украинские командиры объясняют отказ выполнять соглашение по отводу сил

«Самый дальний берег»


Татьяна Шабаева: Вернемся к Курилам. Почему Россия так уперлась?

Вопрос дня


Американские спецслужбы опасаются, что Россия может повлиять на результаты выборов президента США. Должна ли Россия действительно влиять на это?

Наступает время реформы мировой финансовой системы

МВФ практически уничтожил влияние альтернативных международных организаций   3 февраля 2015, 15:22
Фото: Reuters
Текст: Саид Гафуров

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Москва, Пекин и Нью-Дели в очередной раз выступили с требованием реформировать международную финансовую систему, причем «немедленно». В первую очередь речь об увеличении доли развивающихся стран в МВФ, где США обладают контрольным пакетом. Однако к организации есть и другие серьезные претензии, причем именно политического характера.

Руководители министерств иностранных дел России, Индии и Китая в совместном коммюнике предложили в рамках глобальной реформы международной финансовой системы перейти к практической реализации принятого пять лет назад решения об увеличении квоты развивающихся стран в Международном валютном фонде.

«Квота КНР при голосовании в МВФ составляет только 4%, России – 2,5%, а Индии – 2,44%, тогда как доля США – 17,69%»

Остроту проблеме придает то, что МВФ как главный проводник неолиберальной стратегии финансовой глобализации сумел практически уничтожить влияние альтернативных международных организаций, созданных в рамках ООН – ЮНКТАД, ЮНИДО, ФАО. Теоретически они могли бы стать альтернативой МВФ. Более того, в 50-x и 60-х годах (на волне «советского чуда» – удивительно быстрого восстановления и роста экономики СССР, стран Варшавского договора, КНР, Народно-демократической Кореи и других) так и было, но нужно помнить, что «вашингтонский консенсус» по поводу (мнимого) отсутствия альтернативы неолиберализму сложился гораздо позже – только в 90-е годы.

Дело в том, подчеркивает знаменитый египетский экономист Самир Амин, что ООН и ее учреждения в большей или меньшей степени отражают баланс сил в мире, но с тех пор многое изменилось. «Раньше мир был в военном отношении биполярным, и это был очень важный фактор; военный фактор предопределял, скажем, к началу 1970-х экономическую полицентричность мира. Само существование СССР и Китая создавало для стран Юга возможности автономного развития. И эта экономическая полицентричность в 1990-е была полностью уничтожена политикой Рейгана и Тэтчер. И ООН превратилась в инструмент, придающий легитимность решениям «Большой семерки», – заявил он в беседе с обозревателем газеты ВЗГЛЯД.

Сейчас же роль ЮНКТАД и ЮНИДО малозначима. Глобальную финансовую политику проводят через три основных инструмента – МВФ, Всемирный банк и ВТО. Роль остальных международных институтов была намеренно минимизирована: «Большая тройка» не смогла их заменить, но смогла лишить их права принятия решений. ЮНКТАД может составлять замечательные доклады, но исполнительной власти у нее нет. Особенностью же МВФ всегда было его практическое влияние на органы как монетарных, так и фискальных властей стран-участниц.

Значение МВФ порождается его использованием в качестве инструмента, заставляющего развивающиеся страны, которые сталкиваются с трудностями с платежным балансом, проводить политику, служащую интересам стран развитых. Заместитель российского министра иностранных дел Василий Небензи на недавнем брифинге для прессы подчеркивал: «Вспомните июль прошлого года, когда S&P изменило прогноз Украины по обязательствам в иностранной валюте с негативного на стабильный. В тот момент это связывалось с решением МВФ о выделении крупного кредита Украине на цели макроэкономической стабилизации. И вот вчера, в момент, когда все новостные каналы сообщают о разработке правительством России антикризисного плана общей стоимостью порядка 1,3 трлн руб., S&P принимает решение о снижении российского рейтинга, хотя, следуя в русле его мышления по Украине, оно должно было бы его повысить. Получается, что помощь МВФ Украине повышает ее прогноз, а российский антикризисный план игнорируется. Это уже не только применение двойных стандартов, но и косвенное свидетельство заангажированности агентства под конкретный политический заказ. В этом смысле даже недавние решения Moody's и Fitch не выглядят столь одиозно: они сохранили инвестиционный рейтинг России, хотя в тот момент еще не было масштабного антикризисного плана».

Другой пример: фонд известен своей принципиальной позицией в поддержку приватизации государственных предприятий и услуг. С этой позицией можно спорить, можно с ней соглашаться, но когда, к примеру, в Таджикистане сложилась ситуация, при которой приватизация крупнейшего предприятия республики – Таджикского алюминиевого завода – была выполнена в пользу «Русала» (и, соответственно, наперекор интересам его западных конкурентов, таких как «Алкоа», «Норск Гидро» или «Гленкор»), МВФ незамедлительно и очень активно выступил против приватизации ТадАЗа, моментально забыв про свои либеральные принципы и декларации.

За последние годы страны БРИКС потратили на рефинансирование МВФ десятки миллиардов долларов, но квота КНР при голосовании в МВФ составляет только 4%, России – 2,5%, а Индии – 2,44%, тогда как доля США – 17,69%, а для принятия ключевого решения необходимо (какое странное совпадение!) – 85% голосов, что фактически дает Вашингтону право вето. Понятно, что подобное положение вещей категорически не устраивает развивающиеся страны, которые уже давно обсуждают создание альтернативной МВФ организации. В 2010 году «Большая двадцатка» наконец пошла им навстречу, договорившись об увеличении квот развивающихся стран. Однако – уже на уровне самого фонда – решение торпедировали всё те же США. Внутренняя организация власти в стране обеспечила Вашингтону удобную отговорку: правительство против реформы не возражает, но категорически возражает Конгресс, а без Конгресса реформу утвердить невозможно. Так доля Штатов в очередной раз оказалась блокирующей.

Помимо прочего, очень важно выступать против стандартного неолиберального арсенала мер МВФ, связанных с «макроэкономической стабильностью». Понимание фондом денежно-кредитной политики, например, ориентируется только на базовый уровень инфляции, игнорируя возможность воздействия на экономическую активность и занятость, а также рост цен на конкретные товары, прежде всего, продовольствие. В части налогово-бюджетной политики фонд требует сокращения бюджетного дефицита, что в откровенно чудовищной форме мы наблюдаем сейчас на Украине. Недаром рекомендации МВФ часто называют «социальным каннибализмом» или «социальным людоедством».

Но мир меняется, он уже не будет однополярным, и это ясно всем. Для развивающихся стран наступило время объединения сил для того, чтобы выступить сильным фронтом против действующей схемы международных финансовых институтов. Совместное коммюнике представителей России, Индии и КНР – лишь один из первых шагов в данном направлении.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............