25 августа, четверг  |  Последнее обновление — 03:49  |  vz.ru

Главная тема


Порошенко понадобились симпатии русского населения

трагедия под смоленском


Появились новые свидетельства, как Россия пыталась предотвратить катастрофу самолета Качиньского

25 лет независимости


Руководство космической отрасли Украины жалуется на катастрофический упадок

новейший истребитель


У F-35 обнаружены новые проблемы

жесткая посадка


Самое большое в мире воздушное судно попало в аварию (видео)

Первый президент Украины


Кравчук: Крым – это уже фактически Россия

особое мнение


Русский народ преодолеет период «украинской независимости»

«ущерб корпорации и клиентам»


У французской DCNS похитили секреты о подлодке Scorpene

демонстрация силы


Украинская армия страшна только своей численностью

«лагеря гитлерюгенда»


Сергей Веселовский: Из украинских детей спешно готовят смертников

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

Воссоединение Югославии

Евросоюз хочет поглотить оставшиеся балканские страны

30 августа 2014, 10:25

Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати

Берлин и Брюссель решили вновь объединить Югославию, некогда распавшуюся ценой большой крови. Правда, в рамках ЕС, куда планируется принять не только Сербию, Черногорию, Македонию и БиГ, но и Албанию с Косово. Получится ли окончательно объединить всю континентальную Европу, что этому мешает и каковы резоны европейцев, разбиралась газета ВЗГЛЯД.

Канцлер Германии Ангела Меркель и уходящий председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу выступили за вхождение в Евросоюз всех стран Балкан, кроме Турции. Речь идет о шести государствах – Албании, Боснии и Герцеговине, Македонии, Сербии, Черногории, а также частично признанном Косово. «Нам хотелось бы, чтобы процесс вступления протекал быстро», – подчеркнула при этом канцлер.

Заявление было озвучено в рамках «Западнобалканской конференции», что прошла в Берлине с участием глав правительств всех балканских республик, которые до сих пор не являются членами ЕС (кроме, опять же, Турции). При этом слова были подкреплены и конкретными обещаниями: глава Еврокомиссии сообщил, что пяти странам и Косово в период до 2020 года предоставят интеграционную помощь в размере 12 миллиардов евро.

Новость эта довольно важная, чтобы не сказать, историческая. Четыре из этих республик и так уже являются официальными кандидатами в члены ЕС (Македония с 2005-го, Черногория с 2010-го, Сербия с 2012-го, Албания с 2014-го), а в отношении Боснии и Косово использовалась формулировка «потенциальные члены», то есть за ними официально признано право влиться в «единую европейскую семью» – ряд интеграционных процессов уже запущены. Тем не менее о перспективах части из этих стран традиционно отзывались скептически, их европейское будущее было туманно. Со слов Меркель и Баррозу можно сделать вывод, что принципиальное решение принято – Евросоюз полностью поглотит Балканы.

Не исключено, что к такому решению Берлин и Брюссель подтолкнула ситуация на Украине. Балканы сами по себе для ЕС приобретение не ценное, а во многих смыслах проблемное. Но это вопрос безопасности всего союза, вопрос категорического нежелания иметь под боком пороховую бочку, которая может взорваться от очередного этнического конфликта. Вступление же в ЕС по сути означает пунктирные границы, единый рынок и приоритет общего права – пересмотр границ попросту теряет свою актуальность.

Ведь это только на первый взгляд кажется, что всё тихо-мирно. В квазигосударстве Боснии этнический конфликт глубокий, просто спящий. У Македонии огромные проблемы с албанскими сепаратистами. У Сербии – с мусульманским югом, кроме того, националисты из Будапешта постоянно подзуживают венгров Воеводины. Наконец, есть Косово. Вмешательство ЕС в эту историю в свое время было предопределено нежеланием терпеть перманентный вооруженный конфликт у себя под боком. И с некоторых пор еврочиновники предлагают Белграду «компромиссный проект»: мол, вы опять можете объединиться с Косово, но уже в рамках ЕС, и сербское гетто на севере края перестанет быть таковым, границы сотрутся.

При этом сейчас Евросоюз находится в глубоком системном кризисе, ряд стран открыто обсуждают возможность выхода из него (к примеру, Великобритания), а евроскептики и националисты получают всё больше голосов на выборах. Одна из первопричин этого кризиса уходит корнями в 2007 год, когда в ЕС вступили Болгария и Румыния. Обе республики были объективно не готовы к этому. Им дали «добро» авансом, надеясь мотивировать в сторону дальнейших структурных реформ. Не получилось: реформы, напротив, затормозили, а институциональные проблемы приняли структурный характер. Потому к Хорватии, присоединившейся к Евросоюзу совсем недавно и в целом являющейся куда более благополучной страной, чем Румыния с Болгарией, требования уже выставлялись предельно жесткие, скидок не было.

Учитывая коллегиальный принцип принятия решений в ЕС и электоральную зависимость его лидеров, на данный момент нет никаких оснований считать, что требования к этим шести республикам будут более мягкими, чем к относительно развитой Хорватии. На это Европа в большинстве своем просто не пойдет, а если вдруг пойдет, то шансы на то, что проект Евросоюза будет похоронен, многократно возрастают.

Меньше всего проблем должно, в теории, возникнуть у Черногории, основная претензия к которой – общая офшорность экономики. Беда, однако, в том, что эта самая офшорность как раз и позволяет маленькой республике достойно жить и выглядеть на фоне многих соседей и даже использовать евро в национальных платежах (хоть и без соответствующего соглашения с ЕС). Меж тем экономическая состоятельность – одно из требований ЕС. Уровень благосостояния населения в т. н. копенгагенских критериях не прописан, однако экономика должна быть не просто рыночной, но и сильной настолько, чтобы местные производители могли справиться с конкурентным давлением внутри Евросоюза. Для Черногории это пока труднодостижимо.

Шансы есть у Сербии, правда, лишь в том случае, если она согласится признать Косово независимым государством, к чему большая часть населения пока не готова. Компромиссом (на который сербы уже согласны) стало бы возвращение хотя бы тех территорий края, где проживает сербское меньшинство, но с этим не согласна Приштина, а ее суверенитет над севером признан большинством стран ЕС. Причем стоит заметить, что те страны Евросоюза (от Испании и Румынии до Греции и Кипра), которые Косово не признали, вряд ли сделают это раньше Белграда, опасаясь активизации собственных сепаратистов.

Македония является кандидатом в члены ЕС дольше всех прочих, одновременно являясь и одной из самых проблемных стран в списке. Около трети населения за чертой бедности, экономика зарегулирована и закоррумпирована до невозможности, населенный албанцами северо-запад государства контролируется лишь условно, выборы проходят в таких условиях (кражи, массовые вбросы бюллетеней, запугивания избирателей и перестрелки), что у европейских наблюдателей буквально волосы встают дыбом. Наконец, придется менять конституцию, причем в основе, а именно – переименовываться. С нынешним названием вступление Македонии абсолютно точно заблокирует Греция, ревностно относящаяся к своему наследию. Именно из-за Греции Скопье до сих пор не принимают в НАТО.

У Косово и Албании проблемы не только с экономикой и политической системой (особенно у Косово: шутка ли, руководство мятежного края подозревают в бандитизме и торговле человеческими органами), но и с преступностью, в первую очередь, организованной. Поток оружия, наркотиков, нелегальных мигрантов и «джентльменов удачи» (проще говоря, бандитов) течет отсюда в Европу, и решительно непонятно, как Брюссель сделает «общим пространством» территории, основного экспорта которых европейцы боятся, как огня.

Наконец, Босния и Герцеговина – страна не просто нищая и коррумпированная, но и фактически разделенная. Её модель была прописана в Дейтонских соглашениях о перемирии и включает не просто коллегиальное управление, но и пост «надсмотрщика» – верховного представителя (сейчас это австрийский дипломат Валентин Инцко). И в самой Боснии, и в Европе понимают, что некогда вынужденно введенная модель управления является совершенно неэффективной для проведения любых значимых реформ. По факту, это конфедерация, где Республика Сербская и федерация БиГ живут своей жизнью, не особенно ориентируясь друг на друга.

В общем и целом проблему можно сформулировать так: население стран, часть из которых являются квазигосударствами (а это не только Косово, но и – в общей сумме – Македония и БиГ), хочет в Евросоюз, чтобы повысить свой уровень жизни и решить часть проблем с бездарным, коррумпированным и абсолютно неэффективным управлением. Но чтобы стать членами ЕС, нужно решить все те проблемы, от которых население и бежит в Евросоюз, причем толкового рецепта нет ни у кого. Даже в том случае, если Брюссель из куратора реформ станет их автором, а в некоторой части даже проводником.

Тем не менее история Балкан выходит на новый виток. Желание европейцев вычистить этот угол и привести к цивилизованному знаменателю в целом понятно, но сколько сил и средств для этого потребуется, трудно даже предположить.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............