26 августа, пятница  |  Последнее обновление — 00:38  |  vz.ru

Главная тема


Само участие в Олимпиаде стало для России победой

после диверсии


Кремль прекратил все контакты с Порошенко

«в небезопасной манере»


Пентагон пожаловался на перехват своих боевых кораблей иранскими катерами

«очень нахально»


Появились жалобы на то, как ведут себя олимпийцы на подаренных им БМВ

«приоритетные направления»


Посол ЕС посоветовал Украине решить вопрос с децентрализацией

территория ссср


Украина готовится запретить «крамольные» российские книги

«многих вещей не понимает»


Тимошенко указала на «совершенное незнание» Савченко международной политики

Первый президент Украины


Кравчук: Крым – это уже фактически Россия

особое мнение


Русский народ преодолеет период «украинской независимости»

«лагеря гитлерюгенда»


Сергей Веселовский: Из украинских детей спешно готовят смертников

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

Турция нанесла удар по пятой колонне

16 декабря 2014, 09:07

Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати

Серию прокатившихся в выходные арестов журналистов и силовиков глава МВД Турции назвал предотвращением попытки государственного переворота. Якобы этот переворот готовился почти 12 лет, а фамилию главного заговорщика в Турции знает каждый – Фетхуллах Гюлен. При этом за самим Гюленом стоят США, Израиль, Башар Асад и другие «враждебные Турции силы».

В России (в отличие, кстати, от соседнего Казахстана) о человеке по имени Фетхуллах Гюлен знают немногие, он попросту не на слуху. Западный мир – иное дело. В 2008 году (на фоне закрытия уголовного дела в Турции, где Гюлена обвиняли в антигосударственном заговоре) он был выбран самым влиятельным интеллектуалом мира в рамках опросов журналов Prospect и Foreign Policy. В число «100 самых влиятельных людей мира» Гюлена (пускай и не на лидирующих позициях) регулярно включает журнал Time, а уж во всевозможных списках наиболее влиятельных мусульман Гюлен всегда в авангарде – сразу за нефтяными шейхами и главами международных организаций. При этом на вопрос, кто он, не так-то просто ответить.

Философ. Писатель. Бизнесмен. Благотворитель. Это если вкратце. Но обычно Гюлена аттестуют в качестве лидера международной общественной организации «Хизмет», что, впрочем, не совсем корректно. Дело в том, что «Хизмет» – не юридическое лицо и не партия, где есть формальное членство. Это некий глобальный клуб без официального названия, который можно именовать и «Хизмет», и «Джемаат», и просто – «движение Гюлена». Тем не менее в «Хизмете» есть своя управленческая вертикаль и своя бухгалтерия, оперирующая огромными суммами. Количество же людей, так или иначе связанных с этим клубом (и лояльных ему), идет на миллионы.

Основа деятельности организации – образование. Конкретно – огромная сеть частных школ во многих странах мира с очень высоким качеством обучения (процент поступления в вузы, в том числе ведущие, среди выпускников очень высок). В Турции таких школ более 300, по всему миру – больше тысячи. Общее количество студентов, по данным журнала Newsweek, перевалило за два миллиона еще пять лет назад (причем большинство из них получают стипендию). Такой акцент в деятельности понятен: просвещение – главный лозунг Гюлена, и именно с помощью него он пытается распространить среди молодежи свой взгляд на мир, столпы которого – естественные науки, веротерпимость и пацифизм. Причем веротерпимость по Гюлену – это не только диалог цивилизаций (как минимум трех – исламской, христианской и иудейской), но и их взаимопроникновение.

С тем же посылом организация инвестирует и в СМИ. Турецкие журналисты – второй передовой отряд Гюлена (после преподавателей). Третий (по порядку, но не по значимости) – бизнесмены, спонсирующие все это. Прибавим к ним ряд финансовых и страховых организаций, медицинские клиники, студенческие общества, а также огромное количество сторонников в силовых и властных структурах Турции. В совокупности они и составляют движение «Хизмет», про которое провластные круги республики предпочитают говорить исключительно в контексте международного заговора, цель которого – свержение действующего правительства.

Гюлен никогда не позволял себе публичных властных амбиций (тем более личных как-никак, в апреле ему стукнет 74), но именно его, как считается, президент Реджеп Тайип Эрдоган считает своим главным врагом и конкурентом. Когда-то они были союзниками и обязаны друг другу многим, а объединял их ислам – движение бывшего имама Гюлена симпатизировало умеренному исламисту Эрдогану, находящемуся в жестком клинче со светскими силовиками Турции. Но потом их пути разошлись. Если Эрдоган предпочитает более традиционный вариант ислама, который имеет стремление к экспансии (в том числе политической), то Гюлена считают мыслителем, цель которого совмещение мусульманской веры со всеми достижениями западной цивилизации, включая права человека. То есть это наиболее мягкий вариант ислама из всех возможных, так называемый евроислам. Кроме того, Гюлен – сторонник демократической формы правления, а Эрдоган правит Турцией «железной рукой». Наконец, Эрдоган и Гюлен полностью разошлись во взглядах на сирийский конфликт: если первый – сторонник свержения режима Асада «любой ценой», то второй ценит сирийского президента за веротерпимость и светскость, тогда как его противников видит источником терроризма, радикализма и насилия.

Расклад получается следующий. Есть враг – и этот враг не просто популярен и влиятелен, он контролирует общественную жизнь Турции через школы, СМИ и своих сторонников в полиции, судах, чиновничьих кабинетах. Есть идеология, которая во многом совпадает с идеологией самого Эрдогана, что с точки зрения политики является прямой конкуренцией. Гюлен последовательный сторонник защиты религиозных прав мусульман (то, на чем сделал себе имя Эрдоган) и в то же время – вступления Турции в ЕС и социальной справедливости. В конечном итоге он сплотил вокруг себя огромное количество турецких интеллектуалов и молодежи, то есть тех самых людей, кто к режиму Эрдогана настроен наиболее критично. И главное: как уверены в Анкаре, Гюлен уже нанес по режиму два мощных удара подряд. Первое обвинение (организации протестов в Стамбуле) очевидно голословное. Второе (крупный коррупционный скандал, бросивший тень почти на всех приближенных Эрдогана), судя по всему, имеет под собой основания, хотя Гюлен от своего участия в нем всячески открещивается. В любом случае удар пришелся по болевой точке: в скандале был замешан и сын премьера, Билял Эрдоган.

Считается, что люди из прокуратуры, вытащившие на свет коррупционные схемы эрдогановской вертикали, являются людьми Гюлена. Причем, как вскрылось впоследствии, спецслужбы были в курсе ситуации и предупреждали правительство о незаконных махинациях под боком, но власти, тем не менее, не отказались от сложившихся практик. И поплатились: грандиозный скандал чуть не стоил кабинету министров не только кресел, но и личной свободы. В рамках контрудара Эрдоган сместил с постов тысячи полицейских и десятки прокуроров (включая тех, кто вел дело), запустил реформу частного образования (ее очевидная цель – удар по школам «Хизмета») и развязал масштабную пропагандистскую кампанию, в рамках которой Гюлена выставляли пусть не сыном дьявола, но другом всех врагов Турции – сионистов, американцев, террористов и других традиционных участников разнообразных «теорий заговора». Впрочем, безуспешно: две трети граждан Турции все равно считают произошедшее именно коррупционным скандалом, а не заговором против правительства. Многим памятен и тот факт, что Гюлена в свое время выдавили из страны (сейчас он проживает в США), но в 2008-м турецкий суд снял с него абсолютно все обвинения в антигосударственной деятельности.

Одним словом, к своему противостоянию с Гюленом Эрдоган относился как к войне. «Некоторые СМИ, организации и группировки в Турции являются шпионящими изменниками, работающими в интересах других, а не Турции. Мы не позволим некоторым организациям, действующим под прикрытием религии, но использующимся в качестве инструментов некоторыми странами, провести операцию в нашей стране», – заявил, в частности, он на пике коррупционного скандала, явно намекая на «Хизмет». И вот теперь – новый удар. Как заявил министр внутренних дел Турции Эфкан Ала, в республике предотвращена попытка государственного переворота, который начиная с 2002 года готовили сторонники движения «Хизмет».

Список арестованных по данному делу впечатляет. Среди них, к примеру, главный редактор одной из ведущих газет Турции, Zaman, и гендиректор Samanyolu TV – оба этих СМИ были созданы на средства «Хизмета». Также в числе арестованных продюсеры и сценаристы канала, старшие офицеры полиции нескольких провинций и бывший глава Стамбульского департамента полиции по борьбе с терроризмом Туфан Эргюдер (всего, по данным турецких СМИ, ордеры были выписаны на арест 32 человек). Их обвиняют, в частности, в нелегальном прослушивании руководителей страны, а в более общих формулировках – для прессы – в создании «параллельных структур власти». В общем и целом Гюлена действительно можно упрекнуть в создании «параллельных структур». Вопрос в том, что такая деятельность не является априори противозаконной. Но, разумеется, возмутительной, если твоя фамилия – Эрдоган.

В Евросоюзе на серию арестов отреагировали довольно жестко, найдя в них посягательство на свободу медиа (понятно, что СМИ «Хизмета» были во многом оппозиционны правительству и активно писали о коррупционном скандале). Чуть менее жестко, но в том же ключе высказались и в США. Однако на Эрдогана это вряд ли произведет должное впечатление. Ему не впервой вдрызг ссориться и с США (к примеру, по поводу операции против курдов в Ираке, идея которой категорически не нравилась Вашингтону) и с ЕС. Собственно, нынешние подчеркнуто хорошие отношения Турции и России (даже на фоне конфликтов в Грузии и на Украине) – это, помимо прочего, сигнал, который Эрдоган транслирует вовне: я независимый деятель, и вы мне не указ. И хотя Турция при всем при этом остается важнейшим партнером ЕС и второй по численности армии страной НАТО, в условиях внешней фронды у Эрдогана есть все основания опасаться того, что враждебные ему силы могут опереться на структуры «Хизмет» внутри турецкого государства. Он, в конце концов, не для того избирался президентом и переписывал конституцию республики под себя, чтобы рисковать и опасаться возможности создания глобального альянса против себя как единоличного лидера Турции. А ничего, помимо «Хизмета», антиэрдогановские силы сейчас предъявить не могут: светская (или «кемалистская») оппозиция президенту внутри страны находится в состоянии политического банкротства.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............