7 декабря, среда  |  Последнее обновление — 21:19  |  vz.ru

Главная тема


Антироссийские высказывания Назарбаева нельзя одобрить, но можно понять

«Я призывал сохранить»


Горбачев высказался о виноватых в развале СССР

переписывание истории


Генпрокурор Украины «опроверг» победу Александра Невского над крестоносцами

украинский авиапром


«Антонов» вызвался изготовить президентский самолет для Трампа

«имеет преимущество»


Украина возвращает на вооружение пулемет 1910 года выпуска

«По нашим расчетам»


Глава генштаба Украины дал прогноз потерь украинской армии в случае войны

Сувалкский коридор


В НАТО определили возможную точку начала войны с Россией

альтернативные газопроводы


Украина поверила в потерю российского газового транзита

на ваш взгляд


Какова ваша позиция по вопросу о необходимости гражданского примирения между «красными» и «белыми»?

Выставка в Манеже


Сергей Худиев: На самом деле Гозман – не Геббельс, НКВД – не СС

На западных фронтах


Дмитрий Дробницкий: Италию и, возможно, Францию, попытаются максимально наказать

Историческое кино


Егор Холмогоров: Что же на самом деле мы должны знать об Иване III?

фоторепортаж


В Петербурге открыли центральный участок Западного скоростного диаметра (фото)

Войну в Сирии пытаются взять в рамки

Путин и Обама уже второй раз за три года заключают соглашение по Сирии   24 февраля 2016, 08:02
Фото: Алексей Никольский/ТАСС
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Соглашение о частичном перемирии в Сирии имеет шанс вступить в силу и даже продержаться существенное время, потому что в первую очередь это договоренность между Россией и США о переводе сирийского конфликта в менее опасную для всего мира стадию. Перемирие не снимает ни одного противоречия между Москвой и Вашингтоном, но уменьшает влияние третьих сил, в первую очередь Турции и Саудовской Аравии.

Скорее всего, уже в субботу в Сирии станет потише – соглашение Путина и Обамы вступит в силу, и часть противостоящих Асаду сил (количество нерадикальных, то есть не относящихся к ИГИЛ и «Ан-Нусре», боевиков оценивают по-разному – от половины до трети от всех противников Дамаска) может согласиться на перемирие и в ответ рассчитывать на прекращение огня на земле и бомбардировок с воздуха. Это не станет концом войны в Сирии, но может стать действительно важным шагом на пути к примирению между Асадом и частью его противников.

«Турция и Саудовская Аравия попытались столкнуть Россию и США лбами на территории Сирии и были аккуратно выведены из игры соглашением Путина и Обамы»

Даже если перемирие не вступит в силу с 27 февраля или если оно сорвется через неделю и снова заработает спустя какое-то время – это важная и правильная вещь. Правильная, потому что скоро будет уже пять лет войны в Сирии и самим сирийцам пора уже хотя бы попытаться договориться о жизни после войны. Важная – потому что война в Сирии превратилась в реальную бочку с порохом уже не просто для всего Ближнего Востока, но и для всего мира.

Прекратить ее невозможно – как и выиграть одной из сторон, которых только в Сирии минимум три. Но можно ограничить, то есть сделать войной двух против трех, попытавшись объединить Дамаск и нехалифатовскую и неалькаидовскую оппозицию против общего врага. То, что при этом Асад и вооруженная оппозиция останутся врагами – плохо, но не критично. То, что в войне против «халифата» участвуют и Россия, и США, дает сирийцам хорошие шансы на разгром самопровозглашенного государства. Упростив задачу, то есть добившись ликвидации вооруженных отрядов «халифата» и «Ан-Нусры», можно будет попытаться уже достичь полноценного мира и договоренностей о будущем Сирии между Асадом и его противниками.

Другого варианта примирения в Сирии просто нет – самостоятельно ни Асад, даже с поддержкой России и Ирана, ни тем более «вооруженная оппозиция», потерявшая возможность получать прежнюю поддержку своих зарубежных союзников, победу в войне не одержат.

При этом ни США, ни Россия не собираются вводить в Сирию войска – Вашингтон уже и технически не может этого сделать без риска столкнуться с Россией, а Москва в принципе и не собиралась переходить к наземной операции. В борьбе за Сирию Штаты проиграли России, то, что об этом говорится сейчас, – это лишь запоздалое подтверждение того, что и так было понятно уже в октябре прошлого года, после начала российской операции.

Но сирийская проблема гораздо больше, чем просто спор Москвы и Вашингтона о том, в чьи цвета будет окрашена Сирия – это часть борьбы за влияние на Большом Ближнем Востоке в целом, что в свою очередь является важнейшей составляющей глобального противостояния двух стран на мировой арене. И в этом глобальном противостоянии есть свои правила и законы, один из которых состоит в том, что обе стороны заинтересованы в самостоятельном разыгрывании своих планов, в том, чтобы они сами определяли приоритеты и цели, накал и методы борьбы между собой. А не становились заложниками третьих сил, которые могут быть союзниками, младшими партнерами, марионетками, но не теми, кто устанавливает правила.

В сирийском конфликте сейчас сложилась ситуация, при которой ни Россия, ни США не заинтересованы в дальнейшем нагнетании и так очень горячего конфликта и особенно в том, чтобы третьи силы использовали их противоречия для проведения своей игры.

Проще говоря, Турция и Саудовская Аравия попытались столкнуть Россию и США лбами на территории Сирии ради своих собственных интересов и были аккуратно выведены из игры соглашением Путина и Обамы. Это не соглашение о примирении в Сирии и даже не о разделе ее на сферы влияния (потому что Штаты настроены на реванш), это избавление от ненужных и неконтролируемых рисков.

Все последние недели, особенно после того, как в Мюнхене 11 февраля было достигнуто первое соглашение о перемирии с 19 февраля, турки и саудиты пытались накалить обстановку, потому что им не нужна была фиксация положения сил в Сирии в невыгодной для них конфигурации. Особенно нервничала Анкара – успехи курдов обнажают провал политики Эрдогана в сирийском конфликте.

Хотя никакой реальной угрозы турецкого вторжения в Сирию не было – у любой авантюры есть свои пределы, да и турецкая армия не собиралась воевать с Россией – все же сами постоянные спекуляции Эрдогана на эту тему были совершенно не нужны Вашингтону. Даже чисто теоретическая возможность хотя бы ограниченного российско-турецкого столкновения в Сирии вызывала ужас у атлантистов – они понимали, что в этом случае НАТО придется отказать Анкаре в поддержке, что нанесет огромный удар по репутации США, причем не как союзника Турции по НАТО, а как гаранта безопасности Европы. Штаты уже два года специально запугивают всю Европу «российской угрозой» Прибалтике и НАТО в целом, и сейчас им совсем не нужна демонстрация собственной пассивности в «защите от русских».

Ход военных действий в Сирии
Ход военных действий в Сирии

Кроме того, с достижением соглашения с Москвой Вашингтон получает возможность сказать своим арабским союзникам – «мы спасли сирийскую оппозицию от разгрома Москвой». Потому что градус недовольства политикой Вашингтона в Сирии и так уже зашкаливает в той же Саудовской Аравии, ведь после предыдущего соглашения Путина и Обамы в сентябре 2013-го, предотвратившего американский удар по Сирии, саудиты считают американцев предателями.

Таким образом, Штаты продемонстрировали своим нервным союзникам, что они продолжают влиять на сирийскую ситуацию не только за столом переговоров с Москвой, но и на поле боя – тем самым как бы сняв с повестки дня все претензии вроде «когда же прибудут американские войска?». Понятно, что тот же Джон Керри говорит про «план Б», который будет задействован в случае провала перемирия, но никто, в первую очередь на самом Ближнем Востоке, не верит в возможность перехода американцев к наземной операции.

Резоны Вашингтона понятны. Еще больше мотивов к соглашению у Москвы. За пять месяцев операции мы добились существенного улучшения положения Асада как в военном, так и в дипломатическом плане. Никто уже не требует его ухода в отставку для начала переговоров, никто даже не вспоминает о возможности скорого падения Дамаска, сильно потрепаны силы как радикальной, так и нерадикальной «вооруженной оппозиции», и в целом инициатива на поле боя перешла к сирийской армии.

Цели первого этапа российской операции в основном выполнены – при этом речи о ее прекращении не идет. Если Штаты сумеют убедить большую часть нехалифатовской оппозиции присоединиться к перемирию – а в том, что Вашингтон будет это делать, сомневаться не приходится – российские ВКС перестанут наносить удары по тем районам, где находятся принявшие правила игры отряды, сосредоточившись на однозначно «неконвенционных» ИГИЛ, «Ан-Нусре» и родственных им силах.

Присоединятся ли к этим военным операциям Москвы и Дамаска антиасадовские повстанцы? В каких-то местах да, в каких-то нет, но как минимум они смогут приступить к переговорам, выторговывая себе место в будущей, послевоенной Сирии.

«Вооруженная оппозиция» и так раздроблена, в ней нет никакого единства, а перемирие дает возможность разделить ее на два простых лагеря: тех, кто хочет и дальше воевать с Асадом и Россией, и тех, кто хочет договариваться с Дамаском при гарантиях России и США о своем участии в новой сирийской власти. Такая сепарация может пойти достаточно быстро, учитывая, что выбравшие путь войны будут приравнены к террористам и лишены уже не только военной, но и дипломатической поддержки, станут абсолютно легальными целями для российских ВКС.

Конечно, ситуация на земле значительно сложнее и в ходе реализации перемирия будут происходить самые разные сбои и взрывы, но важно само направление движения. А оно понятно – принуждение полуразгромленной (не в том смысле, что она уже дышит на ладан, а в том, что ее перспективы очень невеселые) вооруженной оппозиции к переговорам с Дамаском.

На этих переговорах Россия и США договорятся о формировании новой, коалиционной сирийской власти, в которой по факту Асад и нынешняя сирийская элита будут играть главную, определяющую роль. Сама Сирия на какой-то период станет не юридически, а фактически федерацией – на то переходное время, которое понадобится на решение проблемы ИГИЛ (самой сложной во всем сирийском конфликте) и на зарубцевание самых страшных ран войны. Это – в идеальном варианте, при котором удастся сохранить и единую Сирию, и единый, пусть и без Курдистана, но с гарантиями суннитскому меньшинству Ирак. В худшем варианте война возобновится в полном масштабе, перекинется на соседние страны и закончится крахом не только Сирии, но и Ирака, Иордании, Саудовской Аравии и Турции. То есть коллапсом всего Ближнего Востока, что явится уже не прелюдией, а реальным началом Третьей мировой войны.

На нынешнем этапе Россия сумела переломить ход войны в Сирии и утвердиться в роли влиятельнейшего и стратегически настроенного игрока на Ближнем Востоке. Неплохо для пяти месяцев военно-дипломатической операции. Которая в любом случае будет продолжена и после 27 февраля.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............