25 июля, понедельник  |  Последнее обновление — 20:53  |  vz.ru

Главная тема


Теракты заставят Германию измениться

Выборы в США


Трамп ответил штабу Клинтон на обвинения в поддержке со стороны российских хакеров

глобальный конфликт


СМИ сообщили о поставках оружия с Украины на Северный Кавказ и Ближний Восток

Особый случай


Со дна Баренцева моря подняли 100-тонный грузовой паровоз времен ВОВ

«Адмирал Ушаков» vs «Айова»


Смоделирована битва между российским крейсером и американским линкором

Больше чем спорт


Глава ОКР заявил о политическом давлении на МОК со стороны США

возврат смертной казни


Анкара запретила Европе «смотреть на Турцию сверху вниз» и «разговаривать путем угроз»

Вердикт социологов


Названа самая ксенофобская страна Евросоюза

«нет ни следа стабильности»


Премьер Венгрии: Европа не выполнила данные Украине обещания

«депортируют из страны»


Эдуард Биров: Нельзя относиться к защитникам Русской весны как к бесправным наемникам и преступникам

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

После катастрофы А321 Россия должна сосредоточиться

Скорбь по погибшим не зависит от того, что стало причиной гибели самолета   2 ноября 2015, 21:50
Фото: Maxim Shemetov/Reuters
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Гибель лайнера над Синаем всколыхнула в нашем народе самые сильные чувства. В первую очередь, конечно, скорбь о погибших и сопереживание их родным. Во вторую – гнев и желание разобраться в причинах трагедии. Непонятно, почему самолет развалился в воздухе – и, учитывая обстоятельства произошедшего, нельзя сбрасывать со счетов версию теракта. Как нам действовать, если она подтвердится?

Пока не расшифрованы черные ящики А321 и комиссия по расследованию причин его гибели не выдвинула первые серьезные версии произошедшего, бесполезно гадать, из-за чего погибли 224 человека. Об этом говорят и Кремль, и эксперты.

«В первую очередь террористы будут стремиться ударить по российским гражданам за границей»

Разрушение в воздухе могло произойти как из-за технических проблем с самолетом, так и вследствие «внешнего воздействия», к видам которого относится и теракт на борту «Аэробуса». Если подтвердится версия с техническими проблемами, тем более вызванными возрастом и эксплуатацией иностранного воздушного судна, то дискуссия о необходимости полномасштабного восстановления отечественного авиастроения, отказа от устаревших самолетов, укрупнения авиакомпаний и антикоррупционных проверок в отрасли получит новый импульс и выльется в конкретные решения властей. Кроме того, сам факт гибели самолета «от старости», а не по причине обычного «человеческого фактора», обеспокоит многих потенциальных пассажиров.

Но это будет хотя и страшной, но трагедией мирного времени. Если же подтвердится версия теракта, все станет гораздо серьезней. Потому что будет означать, что война с террором, в которую Россия вступила на Ближнем Востоке, выходит на новый этап. Можно уже сейчас оценить возможное развитие событий в том случае, если окажется, что самолет был сознательно уничтожен.

Все понимали, что после начала операции в Сирии вероятность терактов против России выросла. И власти, и общество осознавали, что это неизбежное следствие того, что мы решили бить на упреждение – не дожидаясь, пока нам придется воевать уже непосредственно на наших границах или столкнуться с террором у себя дома. К возможным терактам готовились – как в Северокавказском регионе, так и в России в целом.

По всей России и во многих городах мира люди скорбят в связи с гибелью 224 человек на борту Airbus-321 авиакомпании «Когалымавиа», разбившегося в субботу в Египте. 1 ноября в России объявлен траур. К российским посольствам в других странах несут цветы, свечи и мягкие игрушки

На Кавказе и до начала операции в Сирии усиленно ловили и уничтожали «шайтанов», и наверняка усилили меры предосторожности после ее начала. Конкретные действия нам неизвестны, но спецслужбы и должны действовать незаметно. Понимание возросшей угрозы не означает, что общество и власть должны бесконечно обсуждать ее масштабы и способы ее предотвращения – это лишь накручивало бы истерию и играло на руку тем, кто хочет заставить Россию засомневаться в своем праве отстаивать национальные интересы и заботиться о национальной безопасности.

Контроль за ситуацией в России может снизить террористическую угрозу, но не ликвидировать ее полностью – это тоже все понимают. И гораздо сложнее предотвратить теракты против наших граждан за границей – и если рейс из Шарм-эш-Шейха был взорван, то, значит, мы столкнулись именно с этим вызовом.

Наши летчики в Сирии наносят удары по «исламскому халифату», у которого есть множество сторонников во всех странах мусульманского мира. «Халифат» уже объявил об ответной войне России – и нужно понимать, что это не пустое бахвальство. Возможности «халифата» в России более чем ограниченны – радикальные исламисты, считающие себя его сторонниками, находятся под присмотром или в подполье, засылка «шахидов» извне в Россию также затруднена. Поэтому естественно, что в первую очередь террористы будут стремиться ударить по российским гражданам за границей.

Проще всего теракты провести в мусульманских странах, куда на отдых приезжают миллионы россиян. Это в первую очередь Египет, Турция, Тунис – и в меньшей степени такие богатые и лучше оснащенные в плане безопасности страны, как Объединенные Арабские Эмираты.

Неудивительно, что если разрушение самолета стало следствием теракта, то это произошло в Египте. Близость к самому «халифату», самый большой поток российских туристов, наличие разнообразных группировок радикальных исламистов, в том числе и непосредственно на Синайском полуострове, с которого взлетел самолет. Да, египетские власти жестко преследуют «халифатовцев» и прочих радикалов, но кто проследит взгляды и связи незаметного грузчика в аэропорту?

Точно так же и Турция, и Тунис остаются столь же уязвимыми для атак на граждан России – достаточно вспомнить недавний взрыв на митинге в Анкаре или расстрел туристов на пляже на тунисском побережье.

Да и выбор способа теракта (если, опять-таки, это был он) также глубоко символичен – в то время как одни российские самолеты бьют по «халифату», тот в ответ бьет по другим, с мирными гражданами на борту. Если это действительно акция устрашения – как Россия должна реагировать?

Во-первых, не паниковать, не биться в истерике и не стремиться винить во всем власти, войну в Сирии, «второй Афганистан». Ведь это именно то, что нужно и исламистам, и внутренним сторонникам «сноса режима», и западным противникам России по геополитической борьбе.

Во-вторых, понимать, что цель, которую мы перед собой ставим, недостижима без жертв. Это не оправдание гибели наших граждан, это констатация реальности.

В-третьих, лишний раз утвердиться в понимании того, что выбранный нами путь упреждающего удара в Сирии правильный. Не вестись на пропаганду вроде «если бы мы не били по «халифату», то и он бы не бил по нам» – потому что в ней все переставлено с ног на голову. Мы бьем по «халифату», потому что он объявил часть нашей территории потенциально своей, считает наше государство врагом, и на контролируемых им землях воюют и набираются опыта тысячи выходцев из постсоветских стран, которые никогда не откажутся от идеи «джихада» против нашей страны.

Да, если бы мы не били по ИГ сейчас, то они не взрывали бы наши самолеты. Не взрывали бы сейчас – а что было бы в будущем, когда «халифат» разросся бы и стал нашим соседом с юга и постучался бы в наш дом? Независимо от того, чьим проектом является «халифат» – исламистским или англосаксонским – он сам бросил вызов России уже давно. Операцией в Сирии России приняла этот вызов – причем приняла на дальних рубежах. Рубикон в любом случае перейден, пути назад, в довоенную эпоху, к упованию на «наша хата с краю», уже нет.

В-четвертых, нужно в срочном порядке разработать меры, направленные на предотвращение подобных трагедий. Это должно быть как ужесточение мер безопасности в аэропортах ближневосточных стран – с усиленным досмотром багажа на всех рейсах, направляющихся в Россию – и в отелях, популярных среди российских туристов, так и усиление координации и налаживание постоянной работы наших спецслужб с их коллегами на территории Турции, Египта, Туниса. 

И в-пятых, конечно, не нужно вести себя как американцы – то есть использовать реальный теракт или даже выданную за него катастрофу как повод для интервенции в регионе. Понятно, что Путин и не собирается устраивать наземную операцию против халифата – но голоса о необходимости новой стратегии в регионе уже раздаются.

Мы и так уже выполняем поставленную перед собой задачу – помогаем Асаду восстановить контроль над Сирией и остановить исламистов. Можно нарастить авиационную группировку и увеличить количество авиаударов по ИГ, оказать дополнительную помощь оружием Дамаску – и это будет адекватным геополитическим ответом на террористические атаки.

Дай Бог, чтобы выяснилось, что А321 погиб над Синаем не в результате теракта. И даже если окажется, что трагедия произошла без участия террористов, то и это не отменяет необходимости сосредоточиться, отчетливей осознать масштаб угрозы. Потому что ударить по нам могут в любой момент, в любой точке – и нужно не только пытаться сделать все, чтобы предотвратить террористические атаки, но и быть готовыми сохранять холодную голову и грамотно действовать после того, как они случатся. Иначе не победить.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............