9 декабря, пятница  |  Последнее обновление — 12:38  |  vz.ru

Главная тема


Европейские аудиторы признали помощь Украине деньгами на ветер

«наши слова были перевраны»


Ярмольник и Фоменко отказались комментировать скандальный радиоэфир про «вульгарных» русских

«обманная пропаганда»


Клинтон призвала Конгресс США обратить внимание на «эпидемию» фейков

норвежский социолог


Предсказавший распад СССР профессор обозначил срок крушения Соединенных Штатов

«стратегическая угроза»


Разведка США заметила испытания Россией уникального подводного беспилотника

«единственный поставщик»


В МИД удивились заявлению Могерини о гумпомощи Сирии только со стороны ЕС

«недееспособное государство»


Экс-премьер Франции: У Украины нет будущего

территория ссср


Антироссийские высказывания Назарбаева нельзя одобрить, но можно понять

на ваш взгляд


Какова ваша позиция по вопросу о необходимости гражданского примирения между «красными» и «белыми»?

«растащили страну»


Андрей Бабицкий: История СССР не завершена

«что такое бедность?»


Татьяна Шабаева: Не надо толкать падающих. Это не помогает

«Все это ерунда»


Павел Вишняков: Вот не случись авария второго самолета, так и продолжалась бы эта вакханалия турбопатриотического идиотизма насчет «Кузнецова»

фоторепортаж


В Петербурге открыли центральный участок Западного скоростного диаметра (фото)

Марш вперед

В войне Украины и Новороссии даже перемирие становится временно невозможным

25 августа 2014, 19:50

Текст: Петр Акопов

Версия для печати

События последних дней обозначили выход конфликта на Украине на новую стадию. После проведенного в Донецке марша пленных и начала наступления армии Новороссии вариант мирных переговоров на долгое время уходит с реальной повестки дня – теперь призывы к прекращению огня окончательно становятся лишь элементом информационной войны. Если даже Порошенко теперь согласится на переговоры с восставшими – война не остановится.

Пропагандистский эффект, которого Порошенко хотел достигнуть проведением в воскресенье в Киеве военного парада в честь Дня независимости Украины, оказался полностью перечеркнут «маршем позора», состоявшимся в тот же день в осажденном Донецке. Несколько десятков пленных, которых провели под охраной по центральной площади столицы Донбасса, не только оказали чрезвычайно деморализующее воздействие на потенциальных призывников с запада и центра Украины, но и обозначили окончание очень важного этапа в ходе украинского конфликта. Он стремительно теряет признаки гражданской войны между двумя частями украинского общества, превращаясь в войну двух государств – Украины и Новороссии.

Неважно, что Новороссия – пока всего лишь повстанческое протогосударство, еще не имеющее основных признаков государственности. Украина тоже образовалась случайным образом из юго-западной части России. Неважно, что оба этих государства не имеют будущего – потому что рано или поздно, вместе или по очереди, окажутся в составе России. Сейчас они перешли от войны в рамках одного государства к войне между двумя враждебными. И если в Киеве упорно называют повстанцев террористами и ради собственного успокоения твердят, что большинство из них российские граждане, то в Новороссии отныне уже окончательно воспринимают Украину как враждебное государство, с которым невозможно ни о чем договориться и которое можно только победить.

«Эти люди убили в нас украинцев – отныне мы русские!» – эти слова, сказанные одним из выступавших на митинге в Донецке, можно считать эпиграфом к новому этапу войны на Украине. Русские – и неважно, кем считали себя жители Донбасса до этого, украинцами или русскими. Потому что украинцы – это и есть русские, малороссы, которым упорно навязывали русофобскую идентичность.

Очищение, которое прошли жители Украины в ходе идущего уже полгода конфликта, вернуло части из них понимание собственной русскости – и, напротив, другая часть еще больше поверила в свою особость и уникальность, отделила себя от русского мира. С обеих сторон фронта воюют люди, принадлежащие к одной нации, одной вере (в основном – не считая западенцев-униатов), одной культуре (советско-русской) – но у них совершенно разная самоидентификация. Одни ощущают свою принадлежность к русскому миру – другие скачут в Европу. Военное противостояние ожесточило обе стороны – и теперь только победа одной из сторон может сохранить единое государство Украина. Вопрос только в том, нужна ли единая Украина кому-либо.

«Федерализация нас не устраивает», – заявил в воскресенье премьер-министр Донецкой республики Александр Захарченко. ДНР рассматривает только собственную независимость от Украины. Такие заявления звучали из уст руководителей Новороссии и раньше. Более того, уже в начале лета, после возобновления Киевом силовой операции, стало понятно, что остаются шансы только на конфедерацию. Но именно после «марша позора» в Донецке (и истории с гуманитарным конвоем) была фактически пройдена точка невозврата.

Это не означает, правда, что разговоры о федерализации-конфедерализации исчезнут из лексикона России и Запада – наоборот, они сейчас даже усилятся (что видно по недавним заявлениям немецкого вице-канцлера). Но это будет лишь признаком пропагандистской и дипломатической борьбы – в реальности шансов на сохранение единой Украины в каком-либо виде больше нет.

Россия на всем протяжении конфликта последовательно выступала за единую Украину, говоря о том, что сохранить ее можно только путем переговоров, а война лишь закапывает надежды на это. Формально Москва и сейчас говорит о переговорах – в понедельник Сергей Лавров призвал Запад изменить свои ставки на Украине: «Думаю, и в отношении Украины придет осознание полной тупиковости ставки на поддержку гражданской войны, ставки на то, что руководство Украины, используя армию, победит часть собственного народа, и на Украине воцарится мир». Министр призвал Запад «воздействовать на украинскую сторону в плане осознания ей ответственности за свою страну и в плане понимания того, что это не борьба за Украину против России, а борьба за Украину как за государство, в котором всем комфортно жить».

На встрече в Минске Путин тоже будет говорить о единой Украине – предлагая Порошенко пойти на мирные переговоры с Новороссией. Не потому, что Москву волнует сохранение власти Порошенко, украинские олигархи или она не хочет дальнейшего обострения отношений с Западом – а потому, что единую Украину проще реинтегрировать с Россией, чем Украину, распавшуюся на несколько частей.

Это не озвучивается Кремлем – но именно в этом и состоит главный национальный интерес России. Не в том, чтобы отрезать себе часть Украины, Новороссию (пусть даже и в размере всего Юго-Востока), и бросить Малороссию и Галичину в атлантический котел. А в том, чтобы методично, упрямо, используя все средства, бороться за удержание всей Украины в своей орбите.

В этом нет никакого империализма или агрессии – это естественная реакция здорового человека на попытку отрезать от него его зараженную часть. Вам как – по лодыжку, колено или пах? Такой вопрос не стоит перед Россией. Сколько времени займет лечение, каким оно будет, сколько тяжелых и рискованных операций необходимо – все это обсуждается и все возможно. Кроме одного – согласия на ампутацию, которое пытаются выбить заграничные «врачи-вредители». Именно поэтому Кремль не спешит с признанием Новороссии – нужно сохранить все.

Новороссия уже идет на поправку – и она может положительно повлиять на остальные части Украины. Не сразу – и, увы, вовсе не гомеопатическими средствами – но выздоровление Малороссии пойдет. Внутренние потрясения и внешние поражения ускорят этот процесс. Его можно было и замедлить, если бы Киев вел себя умнее и осторожнее, заморозил ситуацию на Востоке, прекратив силовую операцию, закрылся в себе, попытавшись удержать то, что пока еще его. Но упрямая попытка задавить восстание привела к тому, что Киев уже упустил возможность перемирия.

Сейчас согласие на переговоры – даже если оно будет получено в Минске или вскоре после Минска (и тяжелого военного поражения на восточном фронте) – ничего принципиально не изменит. Нет, конечно, переговоры начнутся, и на них даже может быть достигнуто какое-то перемирие – но оно будет хрупким и ненастоящим. Новороссия уже не согласна не только на федерализацию, но и на сохранение нынешней Украины как таковой – понимая, что та будет представлять для нее постоянную опасность.

У России и Новороссии есть только один резон подморозить ситуацию на какое-то время – чтобы в тишине наблюдать за внутриукраинскими верхушечными разборками и обрушением экономики. То есть выждать месяц-другой дальнейшего ослабления украинского государства – чтобы потом продолжить борьбу за всю Украину. Она будет идти во всех формах, но главной останется военная – война не закончится в ближайшие недели и даже месяцы.

Она может приостанавливаться, прерываться «очень важными» переговорами и даже «реальными договоренностями» – но до момента падения прозападной власти в Киеве (не обязательно именно вследствие наступления новороссийской армии – возможен и даже правилен внутренний переворот) эта битва не закончится. Пересборка Украины возможна лишь после ее окончания – если, конечно, на это согласится Новороссия и у нее хватит сил это сделать.

Если же нет – тогда раздел Украины на два или три государства станет началом нового этапа кризиса, в ходе которого цели Москвы останутся прежними. И тогда уже официальное воссоединение Новороссии с Россией будет совершенно естественно – после гибели незалежной исчезнет единственный резон и дальше сохранять формальную независимость Новороссии.

Но все это – перспектива средне- и долгосрочная. При этом в ближайшем, предстоящем нам этой осенью, акте украинской драмы Запад уже не будет играть решающей роли – его запоздалое согласие на федерализацию ничего не меняет, а отказаться от поддержки Порошенко Европе не позволят США. Примирительные замечания Меркель о том, что ей бы «хотелось, чтобы разрешение украинского кризиса не принесло вреда России», красивы, но бессмысленны на той стадии, которой уже достиг украинский кризис. К тому же на фоне продолжающейся политики санкций и блокады со стороны Запада – то есть стремления нанести вред России – выглядят издевательски.

Настрой США на военное подавление Новороссии и последующую атлантизацию Украины, а России – на удержание всей Украины, не допускает никаких компромиссов. Точнее, какие-то временные компромиссы (локальные, не отменяющие глобального противостояния России и США) еще не так давно были вероятны – но сам ход войны на востоке бывшей Украины сделал их невозможными. Поздно – конвой уже ушел, марш уже прошел. Начинается наступление.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............