30 августа, вторник  |  Последнее обновление — 02:26  |  vz.ru

Главная тема


Массовое переселение украинцев в Россию было бы преждевременным

«пытали электрошокером»


Латвийская полиция избила одетых в российскую военную форму страйкболистов

новейшие технологии


Украинские военные атаковали ополченцев из рогатки

«мерзость и подлость»


Холмогоров назвал аморальными слова Носика о Сирии

региональная авиация


У японского конкурента SSJ-100 выявлены серьезные проблемы

«сбой фотовидеофиксации»


ГИБДД Москвы аннулировала штраф за тень от машины

мировой рынок вооружений


Турчинов потребовал создать оружие не хуже российского

«материалы засекречены»


Польша назвала причину отмены безвизового движения с Калининградской областью

«Путин показал американцам»


Немецкий политик: Слова Обамы о том, что Россия – это региональная держава, были ошибкой

«Будущее в жанре постапокалиптики»


Ирина Алкснис: Украине никак не удается вырваться из неуклонно ухудшающегося «дня сурка»

Вопрос дня


Как нужно относиться к переезду на ПМЖ в Россию граждан Украины?

Соседей России накрыло нефтяным шоком

Наиболее серьезный удар от падения нефтяных цен в СНГ получила экономика Азербайджана   19 января 2016, 16:15
Фото: Антон Денисов/РИА «Новости»
Текст: Николай Проценко

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Из бывших республик СССР от экспорта углеводородов более всего зависят Азербайджан, Казахстан и Туркменистан. По всем трем странам очередное падение цен на нефть ударило весьма ощутимо, подорвав в итоге и политическую стабильность. Местами дело дошло до запрета на покупку валюты за наличные и стихийных митингов. Дополнительно Казахстан подвела ориентация на экономику Китая.

Обвальное падение мировых цен на нефть крайне негативно сказалось на экономиках трех стран ближнего зарубежья, наиболее сильно зависящих от экспорта углеводородов: Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Девальвация национальных валют, ускорение инфляции и лихорадочные попытки властей ужесточить финансово-экономическую политику – такова текущая экономическая повестка в трех странах, которые еще совсем недавно демонстрировали весьма оптимистичный рост.

Азербайджан в идеальном шторме

«Теперь желающие приобрести валюту смогут это сделать только при наличии международных банковских карт либо при наличии валютного счета»

Наиболее серьезный удар от падения нефтяных цен в СНГ получила экономика Азербайджана – в структуре экспорта этой страны нефть и нефтепродукты занимают более 90%. За прошедший год национальная валюта манат девальвировалась два раза, причем оба раза одномоментно. Второй тур девальвации состоялся 21 декабря прошлого года, когда после решения азербайджанского ЦБ о переходе к «плавающему» курсу манат мгновенно рухнул к основным резервным валютам почти в полтора раза (с 1,05 до 1,55 доллара и с 1,14 до 1,69 евро).

Руководство Азербайджана изначально не скрывало, что главная причина девальвации – это именно падение мировых цен на нефть и последовавшее сокращение валютных поступлений в бюджет страны. Об этом было сказано уже в официальном сообщении азербайджанского ЦБ о переходе к свободному курсообразованию маната, а в своем выступлении по итогам социально-экономического развития в 2015 году президент страны Ильхам Алиев признал: «Сохранить манат на прежнем уровне было невозможно. Это был неизбежный шаг».

Вторая девальвация национальной валюты вызвала в республике панические настроения – население ринулось в банки и обменные пункты приобретать наличную валюту. Из-за этого ажиотажного спроса «уличный» курс тоже ушел в свободное плавание – купить доллары и евро можно было по цене, на 20% и более превышающей официальный курс.

Азербайджанский ЦБ отреагировал на самодеятельность банков быстро: 9 января розничная наценка на валютно-обменные операции была ограничена коридором в 4%, также было объявлено о скором закрытии всех обменных пунктов вне банков и их филиалов. Однако у банков на эти меры был заготовлен симметричный ответ: после введения ограничений наличная валюта в них мгновенно пропала, и услуги валютных спекулянтов стали единственным окном возможностей.

Крупнейшие мировые экспортеры и потребители нефти, а также страны, в которых находятся ее наибольшие доказанные запасы
Крупнейшие мировые экспортеры и потребители нефти, а также страны, в которых находятся ее наибольшие доказанные запасы
Валютная паника в Азербайджане вновь продемонстрировала, что население этой страны принципиально не доверяет национальной валюте. Активно «перекладываться» в твердую валюту азербайджанцы начали еще после первого тура девальвации в феврале прошлого года, и к осени, по оценке экономиста Наримана Агаева, высказанной им в интервью порталу Haqqin.Az, у физических лиц на руках скопилось примерно 7 млрд долларов, а долларизация банковских вкладов населения превысила 75%. Для сравнения, официальный объем валютных резервов ЦБ Азербайджана на начало декабря составлял 6,246 млрд долларов (по новому курсу – уже 9,681 млрд долларов). 

Но самым неприятным последствием падения нефтяных цен для Азербайджана стало то, что к девальвации маната добавилось ускорение инфляции, то есть страна вошла в классическую для слабых экономик инфляционно-девальвационную спираль. В своем последнем выступлении Алиев признал, что вопросы продовольственной безопасности в стране были решены не полностью. Высокая зависимость азербайджанского потребительского рынка от импорта означает, что конечная цена товаров крайне чувствительна к колебанию курса национальной валюты, а за ценами на импортную продукцию рано или поздно подтягиваются и товары внутреннего производства.

Руководство Азербайджана не стало замалчивать факты роста цен, однако сразу дало понять, что меры в этом отношении будут предприниматься самые непопулярные. «Серьезная борьба должна вестись и ведется с искусственным подорожанием, – заявил Ильхам Алиев в своем обращении к населению 18 января. – К сожалению, в ряде случаев нечистоплотные люди, дельцы, пользуясь этой ситуацией, пытаются искусственно завысить цены. Государственные органы, прокуратура, органы, осуществляющие контроль за потребительским рынком, серьезно занимаются данным вопросом. Провокаторы, дельцы, спекулянты строго наказываются и будут наказываться». Что же касается нарастающей долларизации частных сбережений, то она, по словам президента страны, не имеет никаких экономических оснований.

Ускорение инфляции уже спровоцировало в Азербайджане всплеск протестной активности. Несколько дней назад в городе Сиазани на севере страны жители вышли на митинг против роста цен, который был разогнан полицией, применившей, по свидетельству очевидцев, слезоточивый газ и резиновые пули, несколько десятков человек были задержаны. По аналогичному сценарию развивались события в городах Лимане и Губе.

В этой крайне непростой ситуации власти срочно изыскивают возможности для социальных маневров. На минувшей неделе было объявлено о повышении зарплат для бюджетников и пенсий на 10%, параллельно был введен допустимый максимум цен на хлеб и муку. В более долгосрочной перспективе Алиев обещает «углубление структурных реформ» в экономике, направленное на ослабление зависимости от нефти, и рассчитывает на широкую программу приватизации, которую поручено подготовить правительству. Не обойдена стороной и нематериальная часть. «Патриотические чувства людей находятся на высоком уровне. Единство народа и власти прочное. Вот основные факторы наших успехов», – заявил глава Азербайджана.

Казахстан подводит Китай

По схожему сценарию развивается и ситуация с национальной валютой Казахстана – тенге. Сразу же после того, как 20 августа прошлого года национальный банк этой страны объявил о переходе к «плавающему» курсообразованию, тенге пошел вниз: только за первые сутки он обвалился на 26% (до 255 тенге за доллар). К настоящему моменту курс приближается к 380 тенге за доллар и продолжает падать.

На первый взгляд, экономика Казахстана меньше зависит от нефтяного фактора, чем экономика Азербайджана – в Казахстане на углеводороды приходится порядка 60% экспорта. Однако эта страна крайне чувствительна к экономике Китая, с которым Казахстан в последние годы наращивал хозяйственные связи, а ведь именно замедление Поднебесной сейчас выступает основным катализатором падения нефтяных цен и фондовых индексов.

Подводя итоги прошлого года, первый вице-премьер Казахстана Бакытжан Сагинтаев сообщил, что добыча нефти в стране сократилась на 1,7%, угля – на 5%, железной руды – на 22%, и в основном все это объяснялось падением спроса со стороны Китая. В результате рост казахстанского ВВП в 2015 году составил всего 1,2% – для чиновников это, конечно, дает формальный повод говорить о положительных результатах, однако при такой динамике национального дохода рост почти не ощущается населением и близок к уровню статпогрешности. К тому же за прошлый год резко – на 37% – вырос внешний долг Казахстана, теперь он составляет 25,1 млрд долларов.

территория СССР

«К сожалению, погром – явление типичное для Одессы»
Массовое переселение украинцев в Россию было бы преждевременным
Русский язык рассорил Латвию и США
Истерика Литвы по поводу АЭС в Белоруссии вызвана обидой на Евросоюз
Порошенко понадобились симпатии русского населения
Девальвационные ожидания в Казахстане также весьма высоки. На прошлой неделе председатель правления национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Абылай Мырзахметов сообщил на брифинге для СМИ, что курс тенге пока не достиг дна, и в подтверждение этих слов казахстанская валюта за несколько дней потеряла еще 15 пунктов применительно к доллару. Этому способствует и высокий спрос населения на валюту: долларизация вкладов физических лиц в ряде банков Казахстана превышает 80%.

В качестве лекарства от нынешних экономических неурядиц местные эксперты видят развитие импортозамещения. В частности, Мырзахметов полагает, что экономика Казахстана демонстрирует более высокую зависимость от импорта, чем экономика России, а это означает, что девальвация сильнее бьет по карману населения и бизнеса, чем в РФ.

Первые симптомы перетекания экономического кризиса в политическую плоскость в Казахстане уже налицо. На минувшей неделе депутаты мажилиса (парламента) обратились к президенту страны Нурсултану Назарбаеву с предложением провести досрочные выборы нового созыва «в связи с обострившейся экономической ситуацией». Правда, в прошлый раз, в 2012 году, мажилис тоже выбирали досрочно (а в прошлом году и президента), поэтому такой сценарий для Казахстана не является неожиданным.

Будет ли он реализован в очередной раз, станет понятнее после очередного заседания кабинета министров, назначенного на 19 января. Как сообщил накануне Бакитжан Сагинтаев, на нем будут обсуждаться различные сценарии развития экономики страны, в том числе в случае падения стоимости нефти до 20 долларов за баррель. «Возможно, нам придется принимать жесткие решения по бюджету, будет проведена ревизия расходов, определены неэффективные направления финансирования», – заявил вице-премьер Казахстана.

Туркменистан закручивает гайки

Национальная валюта Туркменистана – манат – также сильно обесценилась в течение прошлого года. Официальный ее курс снизился с 2,8 до 3,5 доллара, при этом были введены серьезные ограничения на обменные операции и почти до нуля сведена доходность валютных вкладов в банках.

Несмотря на репрессивные меры, спрос населения на валюту сбить не удалось: в конце прошлого года, по сообщению туркменских оппозиционных порталов, за один доллар с рук просили 3,8–4,2 маната. О серьезных неполадках в финансовой сфере страны свидетельствовали и традиционно скупые официальные источники: в начале прошлого декабря стало известно, что президент Гурбангулы Бердымухамедов объявил выговор главе Национального банка Мердану Аннадурдыеву с формулировкой «за неудовлетворительное исполнение должностных обязанностей».

Усиление санкций со стороны финансовых властей не заставило себя долго ждать. Сначала был введен новый порядок продажи валюты в банках – по предварительной записи, с использованием специальных талонов. Однако справиться с очередями это не помогло: желающие купить доллары стали записываться целыми семьями.

На первом в новом году заседании правительства Мердану Аннадурдыеву вновь был объявлен выговор со стороны президента Туркменистана, и уже 12 января туркменский ЦБ объявил о полном прекращении наличных валютно-обменных операций – теперь желающие приобрести валюту смогут это сделать только при наличии международных банковских карт либо при наличии валютного счета (с ограничением в 1000 долларов в месяц). Кроме того, в Туркменистане была усилена административная ответственность за незаконные операции с валютой.

Между тем из-за туркменского «железного занавеса» просачиваются и новости об ускорении инфляции. Так, по сообщению портала «Хроника Туркменистана», в стране в начале января существенно подорожали трикотажные изделия местного производства. 


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............