1 июня, среда  |  Последнее обновление — 00:39  |  vz.ru

Главная тема


Заявление Порошенко о производстве «Мрии» выглядит чистой фантазией

планы приватизации


Улюкаев объяснил, как китайцы смогут участвовать в управлении Роснефтью

политическая демагогия


Эрдоган не понимает, «какого первого шага» от него ждет Россия

начало тенденции


Стремление европейских регионов признать Крым российским вышло за пределы Италии

«Девушка специфическая»


Лавров обратил внимание на упитанный вид Савченко

политическая риторика


Киев заявил о намерении России «пробить коридор в Крым»

«Иррациональный экстраверт»


Психотерапевт дал характеристику поведению Савченко

курортный сезон


В Египте жалуются на «огромные убытки» из-за отсутствия российских туристов

«соблюдаем этикет»


Украинские офицеры СЦКК рассказали об отношениях с российскими военными

«Порошенко завышает градус»


Вадим Самодуров: Налицо стремление Киева начать новый «Минск»

Вопрос дня


Как повлияет освобождение Савченко на политический хаос на Украине?

Китайские деньги достаются с трудом

Накопленный объем китайских инвестиций в РФ превысил 8 млрд долларов   22 июня 2015, 08:20
Фото: Артем Коротаев/ТАСС
Текст: Саид Гафуров

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

На полях ПМЭФ Владимир Путин признал, что в отношениях РФ и КНР существует нехватка свободы движения капитала. Ранее зампред ВТБ заявил, что часть банков КНР отказывается проводить операции с российскими кредитными организациями. Многие предположили, что этим Китай идет на поводу у политики Запада в области санкций. На деле Пекин лишь требует от нас большей ответственности в банковской сфере.

Любому человеку с большим опытом внешнеторговой деятельности хорошо известно, что китайцы исключительно сложные партнеры по переговорам. Разница нормативной базы, непрекращающийся процесс реформирования финансовых и кредитных систем, особенности национального бизнеса, различия в менталитете, наконец, конфуцианство, которое сильно отличается и от «протестантской этики», и от православных ценностей, – всё это не может не сказываться.

«На китайском рынке инвесторы расценивают российские бумаги как рискованное вложение, но это проблема заемщика – убедить кредитора в своей серьезности»

Но бизнес есть бизнес, и люди притираются друг к другу, объективные потребности экономики сильнее и важнее психологических сложностей. Тем занятнее выглядит злопыхательство российских неолибералов по поводу неизбежных сложностей, с которыми сталкиваются российские финансовые институты в КНР, причем тут каждое лыко в строку.

Стоило Юрию Соловьеву, первому зампреду ВТБ (а именно этот банк стал первым и пока единственным, получившим лицензию на работу в КНР), посетовать на отличия в режиме работы банков Поднебесной, как посыпались удивительные рассуждения о том, что в Пекине «де-факто присоединились к ограничениям, введенным США и Евросоюзом». При этом конспирологи не забывали добавить версию, что «как только исчезнет политический фактор, все опять наладится».

Считайте сами

Соловьев, напомним, сказал следующее: «Большинство китайских банков не проводят межбанковские операции с участием российских банков, кроме того, китайские банки значительно сократили участие во внешнеторговых сделках, в частности, по торговому финансированию». Так ли это? Сами китайцы явно удивлены такой интерпретацией (впрочем, им к откровенным передержкам и даже клевете западных СМИ не привыкать – в многолетних переговорах между финансовыми и кредитными регуляторами по линии КНР – США – МВФ журналисты часто использовались западной стороной как средство давления на Пекин). Но, в то же время, считают недостойным прямо реагировать на мелкие уколы и комментируют ситуацию конструктивными статьями. Так, официальное издание ЦК КПК «Женьминь жибао» отметилось материалами под говорящими заголовками вроде «Китай и Россия активно развивают инвестиционно-финансовое сотрудничество» или «В российскую экономику активно идут китайские инвестиции».

В свою очередь, агентство «Синьхуа» специально подчеркивает: «Китайско-российское сотрудничество в инвестиционной и финансовой областях при личном участии руководителей двух стран становится важным стимулом для развития всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства». За прошлый год Китай вложил в экономику России 740 млн долларов США (китайские вложения уже четыре года подряд сохраняются на уровне выше 700 млрд долларов, о чем тут вообще может быть разговор, недоумевают китайские экономисты). К концу прошлого года наколенный объем китайских инвестиций в РФ превысил 8 млрд долларов, а с учетом непрямых приблизился к 33 млрд долларов, причем в перечне важнейших сфер сотрудничества и координации значится «развитие ЕАЭС и экономического пояса Шелкового пути», что закреплено договоренностями лидеров двух стран. Специально отмечено и расширение взаимодействия в инвестициях и финансах. Банк развития Китая, напоминает «Синьхуа», подписал соглашения о финансовом сотрудничестве с тремя российскими банками – Сбербанком, Внешторгбанком и Внешэкономбанком. В последние несколько лет только Внешэкономбанк привлек от китайских партнеров инвестиций на 10,74 млрд долларов.

При этом в Пекине напоминают, что «особо примечательные подвижки» в китайско-российском финансовом сотрудничестве начались в октябре прошлого года в ходе визита премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна в Россию. Тогда центральные банки двух стран подписали соглашение о валютном свопе на 150 млрд юаней, трансграничные расчеты в юанях между двумя странами стали быстро расти, а в целом «в 2014 году отделение Банка Китая в России выполнило операции трансграничного расчета в китайской валюте на общую сумму в 13,3 млрд юаней, что на 635% больше против показателей 2013 года». Также стоит отметить, что китайская компания CIC приобрела 5,4% акций Московской биржи, а Строительный банк Китая – 2%.

В Ernst & Young говорят, что в ближайшие пять лет прямые инвестиции КНР в российскую экономику могут вырасти на 10%, но представляется, что рост может быть и более высоким: китайцы медленно раскачиваются, но, приняв решение, едут быстро. Пока же КНР занимает четвертое место среди стран мира по объему прямых инвестиций в российские проекты, причем, по словам замглавы Минэкономразвития Станислава Воскресенского, «в первом квартале 2015 года китайские инвестиции выросли более чем на 14% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года».

Халявы не будет

«В Китае первый частный банк открылся только в марте этого года»

Верно ли то, что российский банкир не может запросто зайти к директору китайского банка и через четверть часа выйти из его кабинета с мешком долларов и мешком юаней? Верно, но так и устроен серьезный банковский мир. Цитируя первого зампреда ВТБ, либеральные экономисты и СМИ упирают на следующее: «иностранным эмитентам требуется получить разрешения от государственного совета, Центробанка и министерства финансов, однако четко прописанной процедуры получения таких разрешений нет, и пока выйти на локальный рынок капитала удалось только Международной финансовой корпорации и Азиатскому банку развития». Но ведь это хорошо, это правильно, только так и должно быть.

В Китае, где с коррупцией, включая и банковскую систему, борются в том числе расстрелами, хорошо понимают значимость социальной ответственности кредитной сферы. Общественная функция банков состоит вовсе не в том, чтобы собрать деньги у людей и дать тем, кто первый попросит или попросит самым убедительным тоном (например, русским банкирам с запиской от начальника главка минфина), а на комиссии и проценты обеспечивать сладкую жизнь своим хозяевам и директорам. Функция банков состоит в том, чтобы давать деньги ответственно, долго и тщательно проверяя каждую деталь планируемого кредита. Конечно, верно то, что на китайском рынке инвесторы расценивают российские бумаги как рискованное вложение, но это проблема заемщика – убедить кредитора в своей серьезности. Просто так денег не дают – не в том мире живем, да и слишком уж разухабиста душа русского бизнесмена.

И не случайно в редакционной статье «Ведомостей» подчеркивают структурное сходство кредитной системы России и КНР, где созданы трехуровневые системы из ведущих госбанков («большая тройка» в России и «пятерка» в КНР), крупнейших коммерческих банков (20 в России и 12 АКБ в Китае) и всех остальных. Но есть и разница, она состоит в уровне ответственности и мерах наказания государственных банкиров за профессиональную несостоятельность. Кроме того, банки в Китае также выполняют функции агентов правительства – «институтов развития».

При этом не нужно забывать и то, что главное китайское рейтинговое агентство Dagong, кардинально влияющее на решения государственных и полугосударственных банкиров КНР, оценивает долгосрочный кредитный рейтинг компании «Газпром» в российской и иностранной валюте на самом высоком уровне – ААА. Это выше, чем рейтинг США (по оценке самого Dagong, у США А-, по версии международного агентства S&P – АА+), и выше, чем рейтинг России в целом.

Одним словом, если ты серьезный человек и тебе нужны деньги для бизнеса, с банкирами нужно много и тщательно работать, особенно если эти банкиры – китайцы, у них «халявы не будет». А перспективы работы с китайским кредитным сектором очень широки. В мартовском Докладе о работе правительства премьер Госсовета ставил задачи не только повышения эластичности курса юаня, но и реализации курса на конвертируемость китайской национальной валюты по капитальным операциям и увеличения её объема в международных расчетах. «Ускорится создание его транснациональной платежной системы и станет совершенствоваться глобальная система его клиринговых услуг. Развернутся пилотные проекты по частному инвестированию за рубежом», – пообещал Ли Кэцян. «Синьхуа» со своей стороны подчеркивает, что Китай и Россия смогут активизировать финансовое сотрудничество и по многосторонним линиям – как на формирующихся платформах Фонда Шелкового пути и Азиатского банка информационных инвестиций (АБИИ), так и на существующих площадках Межбанковского объединения ШОС, механизма межбанковского сотрудничества БРИКС и Ассоциации импортно-экспортных банков Северо-Восточной Азии.

Не все знают, но в Китае первый частный банк (в обозримом будущем появятся еще два) открылся только в марте этого года, причем в относительно малоизвестном (но от этого не менее симпатичном) городе Вэньчжоу восточно-китайской провинции Чжэцзян. Работать ему разрешено только в области «финансовых услуг малому бизнесу, самозанятым лицам, жильцам микрорайонов и сельскохозяйственному сектору на уездном уровне». А вообще, не нужно забывать, что если международному банкиру нужны китайские деньги, он едет не в Шанхай, а в Гонконг. Так устроен мир, и не нам менять китайскую практику бизнеса.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............