30 мая, понедельник  |  Последнее обновление — 13:39  |  vz.ru

Главная тема


Российское жилье ожидает двузначный спад

«Бить не буду»


Главред МК ответил на обвинения «сексота и негодяя» Киселева

армия и вооружение


Business Insider составил список 11 «грозных военных машин» России

ЧЕ по футболу во Франции


Британские СМИ: ИГ готовит атаки на фанатов сборных России и Англии

Особый случай


Нетаньяху поблагодарил Путина за согласие вернуть Израилю трофейный танк

пауки в банке


Появились сведения о конфликте Саакашвили и Порошенко

золотая молодежь


К задержанию сына вице-президента ЛУКОЙЛа пришлось привлечь ОМОН

«Справедливость для Харамбе»


Американцы требуют наказать родителей ребенка за умерщвление гориллы в зоопарке

«если увидим прогресс»


Германия меняет позицию по поводу отмены антироссийских санкций

экономическая модель


Александр Разуваев: Помогли ли России рыночные реформы?

Вопрос дня


Как повлияет освобождение Савченко на политический хаос на Украине?

Сразу после «Боинга»

Арбитражный суд Гааги требует от России 50 млрд долларов в пользу экс-акционеров ЮКОСа

28 июля 2014, 15:35

Текст: Ольга Самофалова

Версия для печати

После почти десяти лет тяжбы Третейский суд в Гааге вдруг решил, что Россия должна бывшим акционерам ЮКОСа 50 млрд долларов. О том, сколько акционеры ЮКОСа украли у государства в виде неуплаты налогов, суд не вспомнил. Решение находящегося в Нидерландах суда было вынесено на следующие сутки после катастрофы «Боинга» на Украине.

Арбитражный суд Гааги вынес решение в пользу группы бывших акционеров ЮКОСа по делу против России и постановил выплатить компенсацию в размере 50 млрд долларов, сообщает Reuters.

Третейский суд решил, что Россия нарушала Энергетическую хартию, и фактически признал нефтекомпанию экспроприированной. Иск подавал бывший акционер ЮКОСа Group Menatep Limited (GML), который представляет интересы Леонида Невзлина, Владимира Дубова и других, причем Михаил Ходорковский в процессе не участвовал. Истцы требовали возмещения 114 млрд долларов, суд снизил сумму до 50 млрд долларов.

Официально об этом решении Постоянная палата Третейского суда в Гааге, как ожидается, объявит в понедельник. Для России, чей ВВП по итогам 2013 года составил 3,4 трлн долларов, сумма иска не столь существенна. Однако дело не в деньгах, а в репутации государства и справедливости.

В свое время дело ЮКОСа началось с публикаций в западноевропейской прессе данных о финансовых махинациях этой компании. Позже в Москве в 2003 году было возбуждено соответствующее уголовное дело по неуплате налогов, итогом которого стало тюремное заключение Платона Лебедева и Михаила Ходорковского. Более того, они должны были заплатить почти 35 млрд рублей, которые государство потеряло из-за налоговых махинаций. И эти деньги в бюджет так и не поступили.

«Почему сейчас суд встает на сторону преступников? Они в свое время не платили налоги, за что и получили вполне заслуженное наказание, а ЮКОС впоследствии был признан банкротом, так как к нему были предъявлены иски от 30 кредиторов на сумму в 491,6 млрд рублей. Логичное банкротство некогда ведущей нефтяной компании было признано экспроприацией со стороны государства, что само по себе является абсурдом», – возмущается первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова.

Россия оставлять так дело не собирается. «Судебный процесс не завершен, предусмотрены апелляции, и российская сторона, а также те ведомства, которые представляют Россию в этом процессе, будут использовать все имеющиеся правовые возможности для отстаивания своей позиции», – заявил в понедельник министр иностранных дел Сергей Лавров.

Время выбрано не случайно

Это решение суда вызывает очень много вопросов, поэтому выглядит крайне политизированным, сходятся во мнении эксперты.

Для начала странно само по себе то, что Третейский суд в Гааге вынес решение именно сейчас, хотя судебный процесс начался почти десять лет назад – в 2005 году.

«Суд шел довольно долго, все аргументы сторон известны, много лет решение не в пользу России не принималось. Но когда отношения с Западом ухудшились максимально за последние 20 с лишним лет, вдруг принимается решение взыскать 50 млрд долларов с российской стороны. Понятно, что прямых доказательств ангажированности суда нет, вряд ли они будут представлены, но такого рода совпадения выглядят довольно странно», – говорит газете ВЗГЛЯД гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

 «Суд не учел очень много фактов, свидетельствующих в пользу России, а именно нарушение ЮКОСом налогового законодательства РФ. Он даже не заслушал российских экспертов. Во-вторых, решение ЕСПЧ от 2011 года по тем же требованиям, в котором иск ЮКОСа удовлетворили лишь частично и по малозначительным пунктам. Также Третейский суд не учел, что Госдума не ратифицировала Энергетическую хартию. Все это, а особенно последний момент, делает данное решение нелегитимным и политизированным», – уверен адвокат компании «Налоговик» Сергей Литвиненко.

Кроме того, надо учесть, что суд проходил в Голландии и решение было вынесено сразу после падения на территории Украины «Боинга» с большим количеством голландцев на борту. «Решение суд принял еще 18 июля, но официально его озвучили только сегодня (28 июля). Притом что самолет упал 17 июля, Запад обвинил и обвиняет в этом Россию. Голландия тоже не скрывает, что винит в этом РФ. Поэтому слишком много причин для того, чтобы считать данное решение Третейского суда в Гааге в пользу ЮКОСа политизированным», – резюмирует Литвиненко.

Энергохартия

То, что суд привязал дело к главе по защите инвестиций в Энергетической хартии, – спорный момент. Премьер РФ Виктор Черномырдин действительно подписал Энергохартию в 1994 году, однако Госдума так и не ратифицировала ее. Более того, несколько лет назад президент РФ отозвал подпись под этим документом.

«История с Энергетической хартией очень интересная с точки зрения права. Россия считает себя не имеющей обязательств по Энергохартии, но к ней пытаются предъявлять требования этого документа. Суд трактует это так, что сам факт подписания Энергетической хартии не имеет обратной силы», – поясняет Симонов.

«Это, конечно, говорит о том, что впредь надо быть очень внимательными при подписании соглашений. Наши власти что только не подписывают, а потом удивляемся, что это против нас применяется», – говорит Симонов.

Но важный момент заключает в том, что Запад вспоминает о европейских принципах права (что закон не имеет обратной силы), когда это ему нужно, а когда ему это невыгодно – забывает о них. «Такая избирательность крайне неприятна» – говорит Симонов и приводит в пример историю с «Южным потоком», которая при пристальном рассмотрении очень схожа с историей о Энергохартии.

«По «Южному потоку» были подписаны межправсоглашения по защите инвестиций, в соответствии с которыми были проведены тендеры. И тут бах, Европа вопит, что межправсоглашения нарушают Третий энергопакет ЕС. А ведь в европейском праве межправсоглашения являются приоритетными по отношению к европейскому законодательству, и национальные правительства имеют право давать гарантии инвесторам. Здесь получается, что закон обратную силу как раз имеет», – рассказывает гендиректор ФНЭБ.

«Поэтому позиция по Энергохартии довольно лукавая. Если бы суд так же относился к ЮКОСу, как Европейская комиссия к «Южному потоку», то фактически можно было сказать: раз Россия отозвала подпись из-под Энергетической хартии, то о каком суде может идти речь», – отмечает Симонов.

Куда делись махинации с налогами?

Еще один аргумент в пользу политизированности решения Третейского суда в Гааге в том, что суд отбросил аргументы России о том, что ЮКОС мошенничал с налогами. «В этом плане решение суда выглядит довольно однобоким», – говорит Симонов.

«Суд полностью проигнорировал Россию, не заслушал ее свидетелей и не принял во внимание ее доводы», – говорит эксперт центра «Общественная Дума» Павел Ивченков. И при подаче апелляции это станет одним из аргументов РФ, считает он. Ведь РФ понесла убытки от увода налогов ЮКОСом и компенсаций за это так и не получила.

При этом факт налоговых махинаций отрицать сложно. «Если вспомним первое дело ЮКОСа в России, то даже сторонники Ходорковского не отрицали возможность налоговых нарушений компанией, но переводили стрелки на другое. Они постоянно говорили, что налоговые нарушения – это была обычная практика 90-х и вообще Ходорковского судят за политику. Второе, что они постоянно говорили: «Да, налоговые нарушения были, но Ходорковский не один воровал, почему Абрамович сидит на стадионе Лондоне, а Ходорковский в тюрьме?» – напоминает Константин Симонов.  

«Статья 57 Конституции Российской Федерации гласит, что каждый гражданин обязан платить законно установленные налоги и сборы. Собственно, Гаагский суд согласился с тем, что ЮКОС пытался уклониться от полной выплаты налогов через «подставные» структуры в Мордовии (и уклонился). Однако заслушать специалистов по российскому налогообложению суд отказался», – говорит управляющий партнер группы юридических и аудиторских компаний «СБП» Кира Гин-Барисявичене. Более того, суд в Гааге даже не принял во внимание решение ЕСПЧ по двум сходным искам акционеров ЮКОСа, вынесенное в 2011 году. ЕСПЧ тогда признал, что ЮКОСом было нарушено налоговое российское законодательство, а в действиях РФ отсутствовали политическая и дискриминационная составляющие, напоминает Ивченко.

Почему признание налоговых махинаций так важно? Потому что потеря активов ЮКОСа стала следствием уклонения от уплаты налогов (а не экспроприации, как решил суд в Гааге). Это важно обосновать юристам, которые будут подавать апелляцию от лица РФ.

«Мировая практика такова, что если денежных средств компании недостаточно для уплаты начисленной недоимки, погашение недоимки происходит в процессе банкротства, в том числе за счет средств от продажи активов. В ходе судебных заседаний юристы акционеров ЮКОСа утверждали, что причиной налоговых требований к компании было стремление отобрать компанию у ее законного владельца. На мой взгляд, если посмотреть только на факты, то законодательство любой страны не приветствует уклонение от уплаты налогов и, более того, всячески борется с этим. В данном случае подобный факт был установлен в том числе и Гаагским судом», – говорит Гин-Барисявичене.

В противном случае, удивляется юрист, получается, что любая корпорация в любой стране спокойно может не платить налоги и, в случае если лишится бизнеса, обращаться в Гаагский суд, утверждая, что бизнес у нее «отжало» государство. Этим создается опасный прецедент.

Методология подсчета

И, наконец, даже к методологии подсчета суммы взысканий в 50 млрд долларов, которую использовал суд в Гааге, есть вопросы. Что касается изначальной суммы требований истцов (в более 100 млрд долларов), то это нормальная практика – завышать ее в разы. Эксперты считают, что она как минимум необоснованно завышена, при этом суд установил, что действия ЮКОСа лишь «частично» могли привести к банкротству.

Суд взял стоимость компании на момент ее изъятия в 2007 году и еще начислил потенциальные дивиденды, которые акционеры могли бы получить в 2003–2014 годах. Однако в 2007 году закончилось конкурсное управление в ЮКОСе, компании уже фактически не существовало, поэтому если и считать ее стоимость, то за более ранние годы. А разница существенная: цена компании в 2007 году – 50 млрд долларов, а в 2004 году – 22 млрд долларов.

«Формулировка «потенциальные возможные дивиденды» тоже выглядит спорно. Это экстраполяция старой дивидендной политики на дальнейший период. ЮКОС не скрывал, что готовился к продаже, поэтому он, естественно, в последние годы платил максимальные дивиденды. Задача была по максимуму вывести денежки себе в карман, чтобы потом продать и получить максимальную прибыль. Поэтому такого рода экстраполяции вряд ли разумны», – считает Константин Симонов.

Действия России

Все эти спорные моменты Россия должна будет попытаться донести с помощью апелляции. Правда, шансы выиграть апелляцию и доказать свою правоту у нее очень низкие, потому что действия европейских судов сейчас направлены против России.

Даже затянуть процесс оспаривания этого решения, возможно, не получится по этой же политической причине. Не исключено, что решение апелляционной инстанцией будет принято очень быстро и не в пользу РФ, говорит Литвиненко из «Налоговика».

Если Россия просто решит ничего не платить, то с 15 января 2015 года (такой срок дан для уплаты) к этим 50 млрд долларов начнут начисляться проценты.

Кроме того, истцы могут попытаться взыскать эту сумму в принудительном порядке. «Основная проблема истцов будет заключаться в принудительном исполнении решений Гаагского арбитража. Если Россия откажется исполнять решения добровольно, что вполне вероятно, то в тех странах, которые признают решения арбитража, им будет необходимо искать имущество России, не защищенное иммунитетом», – считает руководитель отдела по разрешению споров юридической компании Noerr Виктор Гербутов.

По его мнению, признание решений Гаагского арбитража на территории РФ маловероятно. Вместе с тем законодательство и судебная практика некоторых стран не исключают возможность обращения взыскания по долгам России на имущество государственных компаний, подчеркнул эксперт.

«Если у кого-то будет злая воля, и они начнут на основании этого решения арестовывать у себя какие-то активы РФ, то мы, соответственно, будем арестовывать у себя в России активы тех стран, которые так делают»,  - считает профессор НИУ-ВШЭ Олег Матвейчев.

Однако, скорее всего, эти споры будут решены дипломатическим способом, как это было в ситуации со швейцарской фирмой Noga в 90-х, считает Матвейчев. Это фирме не понравилось, что власти России разорвали с ней договор из-за нарушения его условий и махинаций. Noga начала судиться в европейских судах против России, и в некоторых даже выиграла дела, наложила арест на зарубежные счета ряда российских банков, попыталась арестовать российские самолеты на авиасалоне в Ле-Бурже, а в 2005 году и коллекцию картин из Пушкинского музея, которая находилась в Швейцарии. Но потом аресты имущества были признаны европейскими властями незаконными, картины тоже вернулись в Москву.

«Мы тогда обращались к правительствам, говорили, чем им это грозит, мол, зачем из-за дураков будем ссориться. В итоге все эти правительства плюнули на эту «Ногу». Закончилось все тем, что на нее никто не стал обращать внимание, и никто по ее искам исполнительного производства не вел, ничего не арестовывал», - напоминает Матвейчев.

В тоже время, председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества Андрей Клишас считает, что до ареста российской собственности дело не дойдет. «Я считаю, что этого не будет»,  - сказал он. «Я думаю, что европейским судам надо от политики перейти к праву и тогда решение будет принято то, какое должно быть. То есть истцам должно быть отказано»,  - резюмирует Андрей Клишас.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............