25 августа, четверг  |  Последнее обновление — 14:26  |  vz.ru

Главная тема


Захватчик банка в центре Москвы объяснил свой поступок

видео Минобороны


Опубликованы первые кадры внезапной проверки войск

война в Донбассе


Глава ДНР Захарченко сообщил об обнаружении бомбы у своего дома

«С возмущением наблюдаем»


Москва обвинила ЕС в попытке уравнять СССР и нацистскую Германию

«многих вещей не понимает»


Тимошенко указала на «совершенное незнание» Савченко международной политики

Первый президент Украины


Кравчук: Крым – это уже фактически Россия

особое мнение


Русский народ преодолеет период «украинской независимости»

«ущерб корпорации и клиентам»


У французской DCNS похитили секреты о подлодке Scorpene

демонстрация силы


Украинская армия страшна только своей численностью

«лагеря гитлерюгенда»


Сергей Веселовский: Из украинских детей спешно готовят смертников

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

Россия оказалась далеко не главной жертвой падения цен на нефть

30 декабря 2014, 18:10

Текст: Ольга Самофалова

Версия для печати

Отслеживание цены на нефть стало одним из главных символов уходящего года. Российская экономика напрямую зависит от этого фундаментального параметра. Однако на положение других стран – экспортеров нефти падение цен на черное золото повлияло совсем по-разному. С чем это связано и кто пострадал от падения нефтяных цен еще больше, чем Россия?

Уязвимость той или иной страны от цен на нефть зависит от проблем с бюджетом (насколько высока зависимость доходов от экспорта энергоресурсов) и проблем с добычей нефти (насколько дорого ее извлекать, добывать и транспортировать). При низких ценах на нефть бюджеты становятся дефицитными, а шельфовые, сланцевые и другие труднодоступные нефтяные проекты оказываются попросту нерентабельными. Усугубить ситуацию могут военные конфликты или революции, санкции или слишком высокая долговая нагрузка.

В наиболее уязвимом положении оказалась Венесуэла, потому что там сошлись воедино почти все проблемы. Тяжело будет африканским странам, бедным арабским и многим другим.

Но есть, так сказать, экспортеры нефти, находящиеся в особых условиях. Например, США, которые получают двоякий эффект от снижения цен на нефть – как положительный, так и отрицательный. Или, например, Норвегия, которой не угрожает снижение экономики даже при нынешних ценах на нефть – и это сильно контрастирует с проблемами падения ВВП у многих других экспортеров нефти.

Наконец, есть особая каста – богатые страны Персидского залива, в том числе Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт, которые готовы спокойно пережить цены на нефть даже более низкие, чем сейчас. Их спасает крайне низкая себестоимость добычи (4–5 долларов) и гигантские накопленные резервы.

Венесуэле грозит дефолт и смена власти

Венесуэла обладает крупнейшими в мире запасами нефти, однако падение цен на нефть может привести к тому, что в 2015 году страну может ожидать не только дефолт, но и социальная нестабильность и даже смена политического руководства.

Почему эта страна оказалась в самом сложном положении? Во-первых, нефти в Венесуэле много, она почти вся тяжелая и сверхтяжелая. По консистенции такая нефть напоминает пасту с высоким содержанием тяжелых фракций (примеси в виде серы и металлов). Добывать ее дорого, требуется высокотехнологичное оборудование. Но и после добычи такую нефть не так-то просто прокачать по магистральному трубопроводу или направить на НПЗ. Ей требуется переработка для уменьшения вязкости. Поэтому без помощи иностранцев (денежной и технологичной) венесуэльцы сами не справляются с собственными природными богатствами. Разработкой и добычей занимаются мировые нефтяные компании совместно с национальной госкомпанией PDVSA, которой, конечно, принадлежит контрольный пакет акций.

Вторая проблема – сверхзависимость бюджета страны от экспорта нефти и газа (это четверть ВВП Венесуэлы). Экспорт нефти приносит стране 95% валютных доходов. А бюджет Венесуэлы рассчитывался исходя из цены в 110–120 долларов за баррель. В этом году экономика Венесуэлы сократится на 4%, а годовые темпы инфляции достигнут целых 70%. Даже если цена на нефть в будущем году будет 70 долларов (а не 60, как сейчас) за баррель, то Венесуэла уже потеряет 12 млрд долларов. На 2015 год Венесуэла уже пересчитала проект бюджета исходя из цены на нефть в 60 долларов за баррель. Президент Николас Мадуро говорит, что страна теряет 35% своих доходов, поэтому пришлось резко сократить расходы бюджета.

Венесуэла сталкивается с масштабным бюджетным кризисом, который является следствием неэффективного управления экономикой, сложившегося еще при Чавесе, говорит аналитик ГК Forex Club Валерий Полховский.

«Нефтяные доходы не могут быть основной долей прибыли целого государства, иначе внутренняя экономика становится полностью зависимой не только от валютных колебаний, но и от динамики цен на нефтяном рынке. Поэтому, вкладываясь в нефтянку, нужно развивать другие отрасли, которые дадут не только рабочие места или повысят налоговые отчисления в бюджет, но и распределят статьи дохода государства на несколько направлений», – говорит Тамара Касьянова из «Российского клуба финансовых директоров».

В-третьих, правительство Венесуэлы и нефтяная госкомпания PDVSA набрали столько долгов, что платить по ним в состоянии только при цене на нефть не ниже 117 долларов за баррель. В 2015 году надо отдать в общей сложности 13 млрд долларов, из них только процентов 8,4 млрд. Даже первоочередные финансовые потребности правительства невозможно покрыть при средней цене на экспортируемую нефть ниже 80 долларов за баррель, переживает местный Центробанк. А средняя цена экспорта венесуэльской нефти уже приближается к 50 долларам за баррель. В итоге стране грозит дефолт, платить по долгам Венесуэле просто нечем.

Венесуэльским властям уже в этом году пришлось жестко разгонять антиправительственную демонстрацию, а США за повторение такого грозят еще и санкции ввести (готовится специальный закон). При дефолте шансы остаться у руля у нынешних властителей в Венесуэле серьезно уменьшаются. Неудивительно, что Венесуэла призывала и ОПЕК поднять цены, и с Россией совещалась по поводу цен, и в конце концов даже пригрозила покинуть ОПЕК.

Сценарий низких цен на нефть не устраивает также африканские страны – Нигерию, Анголу, Алжир, арабские страны – Бахрейн, Иран и Ирак, Йемен, южноамериканские – Эквадор и Бразилию. Им дешевая нефть также грозит дефицитом бюджетов.

Африка

Для Нигерии и Анголы низкие цены будут иметь значительный отрицательный эффект, так как основная доля нефтяных месторождений находится на глубоководном шельфе, указывает руководитель направления Энергетического центра Сколково Сергей Клубков. Нигерия в последние годы и так страдала от того, что США перестали покупать ее нефть в прежних объемах. Так, на пике в феврале 2006 года США покупали у Нигерии 1,3 млн баррелей нефти в сутки, а в начале 2014 года – только 100 тыс. баррелей. В октябре этого года Вашингтон и вовсе отказался покупать нигерийскую нефть (впервые с 1973 года).

Падение цен на нефть также серьезно замедлило прирост валютных резервов, девальвировало национальную валюту (найру), сократило валютные резервы с 40,7 до 36,7 млрд долларов только в сентябре – октябре. Нигерия сократила бюджетные расходы на 2015 год, снизив прогнозную цену на нефть до 73 долларов за баррель.

Для североафриканских стран, таких как Ливия, тоже в краткосрочной перспективе необходима высокая цена на нефть для восстановления экономики, особенно учитывая последствия гражданской войны в стране. Чтобы бюджет Ливии был бездефицитным, ей нужна цена на нефть в 184 доллара за баррель, посчитали в конце сентября Reuters и Citigroup.

Алжиру для бездефицитного бюджета нужна цена на нефть в 113 долларов за баррель. Алжирский реал уже быстро обесценивается на фоне низких цен на нефть.

Бахрейн, Иран и Ирак

Бюджет Ирана на 45% пополняется с экспорта нефти и газа, и на 2015 год он рассчитан исходя из стоимости нефти 80 долларов за баррель и ниже, говорит Касьянова. Но для бездефицитного бюджета Ирану нужна цена на нефть в 130 долларов за баррель.

Ко всему прочему, Иран испытывает экономические трудности вследствие многолетнего пребывания под санкциями. Ирану приходится предлагать нефть со скидками, чтобы вернуть покупателей. «За годы отсутствия иранской нефти на рынке ее потребители успели перенастроить оборудование своих нефтеперерабатывающих мощностей под другие сорта», – говорит Поховский. Впрочем, в стране развивается высокотехнологичная промышленность и мирный атом (вместе с Россией), плюс загнать в кризис страну, десятилетиями выживавшую под гнетом санкций, в целом будет трудно, считает Касьянова.

Бахрейн также оказался в тяжелой ситуации из-за падения цен на нефть, потому что бюджет страны рассчитывался исходя из 90 долларов за баррель. Но по экспортным оценкам для балансировки бюджета нужны реально цены в 132 доллара за баррель. Только за 45 дней Бахрейн потерял более 261 млн долларов из-за снижения цен на нефть, отчиталась в конце декабря нефтяная госкомпания страны BAPCO.

«Если другие страны Персидского залива в состоянии выдержать такие экономические условия, то Бахрейн не сможет остаться на плаву при текущих ценах на нефть», – заявил исполнительный директор Oasis Capital Bank Фарид аль-Мала. И это притом, что добыча и переработка нефти составляют не более 30% от ВВП королевства.

Ираку, чтобы сбалансировать бюджет, нужна цена на нефть в 113 долларов за баррель. Хотя власти страны говорят, что надо хотя бы цену не ниже 80 долларов. Другая цена может серьезно затормозить реализацию планов страны – в четыре раза увеличить объемы экспорта нефти за пять лет, до 12 млн баррелей в день.

Однако теперь речь может идти максимум об удвоении экспорта нефти – с 3 до 6 млн баррелей в день, и то при условии, что Ирак сумеет привлечь необходимые для бурения новых скважин и улучшения инфраструктуры инвестиции. Потребуется не менее 15 млрд долларов инвестиций для увеличения добычи нефти в Ираке на 1 млн баррелей. Но и их найти при низких ценах на нефть будет сложно.

Россия

Конечно, падение цен на нефть бьет и по России, у которой около половины всех поступлений в бюджет складывается из доходов от торговли нефтью.

Бюджет 2014 года исполнялся исходя из цен в 101 доллар по сорту Urals (103 Brent) и курса 35 рублей за доллар. Однако Россия имеет все возможности нивелировать падение цен на нефть посредством девальвации рубля, говорит Полховский. Доходы бюджета в рублевом эквиваленте не изменятся. Исходя из оценок Минфина и Счетной палаты можно вывести следующую формулу. «На каждые пять долларов снижения цен на нефть ниже 103 долларов по Brent нужна девальвация российской валюты против доллара на два рубля. Нехитрые расчеты показывают, что при ценах в 60 долларов за баррель бюджет без проблем будет исполнен при курсе 51 рубль за доллар», – говорит Полховский. С другой стороны, девальвация рубля раскручивает маховик инфляции.

Наконец, темпы освоения высокозатратных проектов могут снизиться. В зоне риска проекты на арктическом шельфе и разработка трудноизвлекаемых запасов, говорит Клубков. «Однако здесь большее влияние оказывают внешние финансовые и технологические санкции», – добавляет он. Кроме того, из этой ситуации есть выход – это переход отрасли на налогообложение финансового результата, считает эксперт.

Норвегия

В целом Европа – это потребитель энергорерусов, поэтому их удешевление пойдет только на пользу ее экономике. Но в Европе есть Норвегия, которая добывает и экспортирует нефть. Однако создается впечатление, что эта скандинавская страна совсем не переживает по поводу нефтяных цен – или переживает куда в меньшей степени, чем другие нефтедобывающие страны. В следующем году Норвегия по-прежнему ждет роста экономики и гадает лишь, насколько ее рост замедлится – до 2% или 1% ВВП. Россия, например, готовится к падению ВВП на несколько пунктов.

Сергей Клубков из Энергетического центра объясняет норвежский феномен тем, что поступления газовой отрасли частично страхуют падение цены на нефть: на экспорт идет более 95% добычи газа и только 65% от добытой в стране нефти. К слову, Россия тоже экспортирует не только нефть, но и газ. Но Россия не отыгрывает потери от снижения цены на нефть за счет экспорта газа, говорит Клубков. Во-первых, экспорт газа составляет лишь 30% от добычи, плюс контрактные цены на газ привязаны к цене на нефть (то есть тоже снижаются). Во-вторых, Россия получает куда меньшие суммы налогов от экспорта газа за рубеж. «При цене нефти в 70 долларов за баррель экспортная пошлина на газ составляет примерно 60% от экспортной пошлины на нефть, а НДПИ на газ составляет всего 10% от НДПИ на нефть», – говорит Клубков.

Наконец, у Норвегии имеются хорошие резервы, а ее население на порядок меньше российского. Норвегию не зря называют северным Кувейтом. В 1990 году в Норвегии был создан государственный нефтяной фонд, куда направляли большую часть своих доходов от нефти как раз для того, чтобы продолжать жить припеваючи и при падении нефтяных котировок. По данным на июнь резервы страны составили 890 млрд долларов, что соответствует примерно 178 тыс. долларов на каждого жителя. «Это позволяет стране с высочайшим уровнем жизни и инфраструктурой выстоять в сложные кризисные годы», – говорит Татьяна Касьянова.

В России тоже резервы немаленькие, она переняла опыт и не тратила все доходы от энергоресурсов, а часть откладывала на черный день. Но Россия позже начала вести такую политику, и в прошлый кризис пришлось много потратить, поэтому продолжала копить с низкого старта. По сравнению с маленькой Норвегией с резервами в 890 млрд долларов большая Россия с резервами в 89 млрд долларов наглядно проигрывает. По состоянию на 1 декабря объем Резервного фонда и Фонда национального благосостояния составил 4,387 трлн рублей, что эквивалентно 88,94 млрд долларов.

Но проблем с добычей нефти Норвегии все же не избежать. Причем они проявились уже в 2014 году, несколько раньше, чем ожидалось. В начале декабря норвежская Statoil остановила работу нескольких буровых установок, до середины 2015 года закроют еще три. Причина в низкой рентабельности.

Еще одна особенность Норвегии в том, что проблемы с добычей нефти у нее возникли давно – еще при высоких ценах на нефть. С 2001 года добыча нефти в Норвегии снизилась почти наполовину, с 3,5 млн баррелей в день до 1,8–1,9 млн баррелей в день в 2014 году. Падение мировых цен лишь усилило эту тенденцию. Так, Statoil думает отказаться от инвестирования 5,74 млрд в разработку месторождения Snorre, проект добычи морской нефти в Норвежском море. Разработка месторождения Johan Castberg в Баренцевом море уже отложена.

«Не стоит думать, что экономика в скандинавских странах стабильная. Другое дело, что в кризисные годы проблемы там начинаются с потерей прибыли у бизнеса, а не снижением доходов у населения, – добавляет ложку дегтя Касьянова. – При дальнейшем падении стоимости нефти добыча на шельфе Северного моря, где сосредоточены норвежские углеводородные запасы, неизбежно сократится. Экономика страны сильно зависит от экспорта нефти и газа. В процентном соотношении это примерно 50% от всего экспорта».

С другой стороны, в целом для Европы как основного потребителя нефти падение цен на нефть – безусловный плюс. «Экономика еврозоны стоит в шаге от дефляционного кризиса. Им срочно нужно наращивать внутреннее потребление, а падение цен на топливо станет фактором роста реальных доходов. Вкупе с мерами монетарного стимулирования шансы Европы на выздоровление при низких ценах на нефть и газ возрастут», – говорит Полховский.

Однако из-за высокой доли акцизов в конечной цене нефтепродуктов снижение цен на моторное топливо в Европе будет не столь заметно, как, например, в США, указывает Клубков.

США и Канада

Низкие цены на нефть приведут к падению добычи так называемой сланцевой нефти в США, а также высоковязкой и битуминозной нефти в Канаде. «Для поддержания текущего уровня добычи нефти из низкопроницаемых коллекторов в США цена нефти WTI должна быть не ниже 70 долларов за баррель. Разработка битуминозных песков в Канаде рентабельна при цене нефти WTI выше 85 долларов за баррель. Около 25% текущего производства синтетической нефти из битуминозных песков станет нерентабельным, если цена WTI упадет ниже 75 долларов за баррель», – говорит Клубков из Энергетического центра.

Особенность США в том, что, с одной стороны, дешевая нефть похоронит сланцевую революцию в США, им придется больше импортировать нефти, но по низкой цене. Поэтому с другой стороны – это поддержит все остальные сектора американской экономики. В конце декабря стоимость бензина в США упала до минимального уровня с мая 2009 года, на 1,25 доллара.

При этом снижение цен на бензин на 1 цент за галлон ведет к увеличению потребительских расходов почти на 1 млрд долларов. Соответственно, если топливо подешевеет на 1–2 доллара за галлон, то это даст США около 100–200 млрд долларов роста потребительских расходов, что составляет около 1–2% от ВВП, подсчитал Полховский.

Для Канады ситуация сложнее. Кроме замораживания нефтяной добычи, низкие котировки наносят удар по ее платежному балансу. Однако уже с лета Канада компенсирует это ослабление канадского доллара («луни» подешевел на 7%), говорит Полховский.

Богатые страны Персидского залива

Наконец, в особом положении находятся богатые страны Персидского залива. Они готовы жить почти при любых ценах на нефть. Хотя, казалось бы, бюджет Саудовской Аравии верстается тоже исходя из довольно высоких цен – 93 доллара за баррель. «Однако у нее не такое большое население (всего 27 млн человек) и очень значительные резервы. Поэтому Саудовская Аравия может терпеть текущие низкие цены несколько лет», – говорит Полховский. Так, саудиты накопили 770 млрд долларов государственных валютных резервов. «Это позволит стране не снижать добычу в ближайшее время, сохраняя долю на рынке, и пережить период низких цен», – согласен Клубков.

Низкие цены на нефть не угрожают и ОАЭ, у которых экономика прекрасно диверсифицирована и соблюдается жесткая бюджетная дисциплина. Как только экономический рост в стране замедляется, она сразу сокращает госрасходы. Так, по оценкам МВФ, для финансирования бюджетных расходов ОАЭ необходимо, чтобы средняя цена на нефть в этом году была не ниже 66,5 долларов за баррель. Однако средняя цена на нефть, по крайней мере в 2014 году, будет ближе к 90 долларам. Схожая ситуация и в Кувейте, которому нынешние цены на нефть нипочем.

И, конечно, останавливать добычу нефти эти страны не собираются, потому что рентабельность добычи у них самая низкая в мире – четыре–пять долларов.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............