27 августа, суббота  |  Последнее обновление — 12:52  |  vz.ru

Егор Холмогоров

 
Профессиональный русский националист и историк-любитель (мог бы стать историком-профессионалом, но услышав на истфаке МГУ «нам еще отличники не нужны» повернулся к нему задом). Родился в Москве в 1975 году, но, на четвертом десятке, уехал жить в наукоград за 101 километр. Один из ветеранов рунета (с 1998 г.) и русской блогосферы (завел ЖЖ в марте 2001). Стоял у истоков самых разных памятных читателям изданий – от боевых листков до интеллектуальных журналов, «Спецназ России», «Отечественные Записки», «Консерватор». В 2008 году создал и возглавил сайт «Русский Обозреватель». В 2005 году открывал с Казанской иконой Божией Матери первый «Русский Марш». Пожалуй, самый востребованный в электронных СМИ русский националист – долгие годы был политобозревателем «Маяка», а в 2012-2013 вел на канале НТВ программу «Реакция Вассермана» вместе с эрудитом Анатолием Вассерманом. Православный ортодокс, верящий в то, что небо и земля сотворены в 6 дней, а в конце времен свернутся как свиток. Известен экстравагантным стилем – от русских косовороток до австрийских кителей и пристрастием к тростям. Превратил свою страсть книголюба в уникальный твиттер-проект «100 книг» (http://100knig.com). Женат на многодетной матери, но сам еще до планки многодетности не дотянул – дочь Александра (2005) и сын Владимир (2011).

Мнения

Главным политическим вопросом для русского сознания по-прежнему и испокон веков является следующий: чья в стране власть и кто принимает государственные решения – суверенный руководитель или предатель, марионетка в руках врагов?
Обсуждение: 53 комментария

Проблемы Украины с правоохранительными органами никак нельзя назвать уникальными. Более того, эти проблемы типичны (в прошлом и/или настоящем) для большей части постсоветского пространства.
Обсуждение: 40 комментариев

Перекрывать доступ к информации – это не постепенное приучение нас к правде, а лишение нас возможности приобрести иммунитет к ее самым ранящим сторонам. Только в таких условиях могут развиться самые удивительные, а главное, совершенно бесполезные мифы.
Обсуждение: 56 комментариев

Настоящее Украины внушает искреннее восхищение мастерством элит потерять все, что им досталось в наследство, а вот что ждет Украину в будущем? Допустим, еще через 25 лет. Попытаемся спрогнозировать это, рассмотрев нынешние тенденции.
Обсуждение: 108 комментариев

В конце лета обострилась борьба вокруг будущей экономической программы страны. Фактически противостояние идет между двумя лагерями: рыночными фундаменталистами и «столыпинцами». Группы уже успели обменяться колкостями.
Обсуждение: 88 комментариев

Грандиозный скандал, который произвели высказывания отца Всеволода Чаплина, поднял несколько тем, достойных рассмотрения. В частности, о либерализме, гуманизме и христианстве – поскольку всеми тремя терминами могут называть разные вещи.
Обсуждение: 202 комментария

Шутовская контрреволюция и победа сепаратистов в 1991 году – ведь именно идея раздела страны была главной у тех, кто пришел к власти в бывших советских республиках – это лишь соус и гарнир к основному блюду в 1993-м.
Обсуждение: 200 комментариев

Егор Холмогоров: Гривна умерла

25 февраля 2015, 09:40
Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Как долго продлится валютная паника на Украине и как далеко она заведет гривну – я предсказывать не берусь. Но из символа европейской гордости она превратилась в символ позора – еще один «котел» на валютном рынке.

Жили на свете Рубль и Гривна. Гривна была большая-пребольшая. Рубль был по сравнению с нею просто коротышкой. Гордая высокая Гривна задирала перед Рублем нос и сходу давала понять, что она та еще европейская штучка, не ему, деревянному, чета.

«Того мира, где королевной лукавого достатка была горделивая гривна – больше нет»

Когда ты впервые оказывался в Киеве, можно и в любом другом украинском городе, но особенно, конечно, в цветущем Киеве, по которому ходят роскошные, буквально пахнущие эротикой подкрашенные девушки и едят восхитительное мягкое мороженое на Крещатике, ничто так не унижало, как это соотношение валют.

Строго говоря, невозможно было даже понять, сколько именно стоит рубль по сравнению с гривной. Понятно было, что мало, но вот сколько конкретно? Мне лично ни разу не удалось постичь этой премудрости. Приходилось учиться пересчитывать в доллары.

В них все было довольно точно – большую часть ушедшей эпохи доллар стоил восемь гривен, сотня – 800. Иногда мелкие экономические пертурбации, вроде эпических боев Вити и Юли, поднимали доллар до некруглой и некрасивой цифры в 8,6. Но рублю это все равно не помогало – он по-прежнему был бедным родственником в споре великих европейских валют.

Я никак не мог понять логики. При всем богатстве и многолюдности Украины, при всем том, что вся страна была заклеена рекламой «Киевстара», гордо сообщавшей, что ты находишься не где-нибудь, а в самой большой стране Европы, было очевидно, что украинская экономика беднее российской, что мы – страна непуганых нефтедолларов, с огромным сырьевым и индустриальным потенциалом, что при желании мы хоть весь свет пошлем и проживем сами.

А Украина – неласковое теля между русской и европейской матками. Даже если собрать всю Украину и сложить в кучу, вместе с черноземом и камнями днепровских порогов, этих богатств не хватит, чтобы обеспечить такой курс гривны.

И все-таки этот завышенный курс был реальностью. В нем заключалась целая философия – философия зажиточной, самодовольной «еуропэйской державы», незалежной от москалей и устремленной к евроинтеграции и кружевным трусикам.

Этой зажиточностью, сытой уверенностью, немного ленивым, несмотря на политические встряски, спокойствием должно было сочиться «в Украине» все – и прежде всего, конечно, гривна, которая выше политических баталий, выше чехарды из Тимошенко и Януковича, выше нервозности безумных людей с флагами, годами тусовавшихся на Майдане Незалежности.

Киев буквально пленял этой атмосферой сытой уверенности. Вроде бы все было и не по высшему сорту, какое-то чуть-чуть потертое, фанерное и кривоватое. Но не было той холодной пронзительности огромных пустых пространств, которая сквозит у нас даже в роскоши.

Гривна умерла (фото: ROMAN PILIPEY/EPA/ТАСС)
Гривна умерла (фото: ROMAN PILIPEY/EPA/ТАСС)

Потертость казалась европейской патиной, а Киев – центральноевропейским городом: не Прага, конечно, но всяко поприличней Варшавы. Ансамбль Владимирской улицы, нетронутый с XIX века, удостоверял – ты точно в Европе. И возникало даже легкое чувство зависти к украинцам, которые медленно, шаг за шагом, но в свой Евросоюз уйдут, в то время как нам так и жить между чайханами Москвабада.

И вдруг европейское послезавтра закончилось. Над промозглым Киевом веет мусорный ветер, так до конца и не прочистивший оставленную Майданом грязь и копоть. Тысячи матерей ждут из «зоны АТО» – нет, не похоронок, а хамского известия: «Ваш сын дезертировал из своей части и пропал без вести» – так проще «списывать» потери.

Прошел уже год, а безумные гоблины продолжают носиться по Украине и то люстрируют врачей во время операции, то отлавливают очередных российских шпионов, то учреждают в школах комиссии по надзору за непоздравлением с 8 марта…

Ну а главное – гривна умерла. Бывшая знаменем и индикатором неизбежного лучшего будущего гривна скатилась на дно позора. На черном рынке на момент, когда я пишу эти строки, за доллар дают уже целого Грушевского – 50 гривен.

Еще чуть-чуть – и произойдет роковая встреча с рублем в соотношении 1:1. Но только рубль будет пошатнувшийся после санкций и мутных манипуляций ЦБ, но все же устоявший, рубль экономики, которую вряд ли возможно разрушить полностью даже ядерным ударом, а вот гривна – устремленная куда-то к зимбабвийскому триллиону долларов одной бумажкой. Циники подсчитывают, что минимальная зарплата на Украине уже ниже, чем в Бангладеш, Замбии и Чаде – на целых два доллара.

Как долго продлится валютная паника на Украине и как далеко она заведет гривну – я предсказывать не берусь. Я не экономист. Но как имиджевый феномен гривна умерла. Из символа европейской гордости она превратилась в символ позора – еще один «котел» на валютном рынке.

Точно какой-то таинственной рукой гривна оказалась Исчислена, Взвешена и найдена очень легкой. Дальше в Библии было загадочное слово – то ли «упарсин», то ли «фарес». В любом случае оно значило «разделено».

Ничего удивительного, впрочем, нет. Украина в советские времена была одним из феноменов «пестования» окраин. Не так добротно раскормленным, как Прибалтика, но все же щедро, от души. На маслянистом черноземе выращивали упитанного, немного сального обывателя, вкладывая в его благополучие ресурсы всей огромной страны.

Жители соседних областей не раз и не два поражались тому, какую магическую силу имела даже в конце 1980-х, не говоря о более ранних временах, украинская республиканская граница – «там» все было. Может быть, они и преувеличивали про «все», но ощущение накопленной добротной субстанции было налицо.

Украина въехала в незалежность с этим жирным экономическим сальником, и его должно было хватить, чтобы додрейфовать до надежного евросоюзовского берега. Тем более что Россия продолжала подкармливать. Продолжает даже сейчас.

Достаточно было просто ничего не разрушать и проедать запасы, ничего не сотрясать и дожидаться результатов ползучей украинизации, чтобы Украина вся вместе, целиком додрейфовала именно туда, куда хотел евромайдан.

Украина ушла бы в Европу – если бы не евромайдан. И если бы я был украинским свидомым патриотом и искал бы всюду врагов, я бы предположил, что «агенты Москвы» – это не Янукович и Азаров, не те, кого в Киеве зовут «сепаратистами», а именно деятели майданов всех уровней – от Порошенко до последнего крикуна о перемоге, приехавшего из Тернополя в Одессу «жечь колорадов».

Именно им удалось обнулить блестяще рассчитанный «европейский проект» Украины какой-то прямо-таки нечеловеческой концентрацией безумия. Всего за год Украина ушла из Восточной Европы в Центральную Африку, и для полноты красок не хватает разве что эпидемии Эболы.

Того мира, где королевной лукавого достатка была горделивая гривна – больше нет. Думаю, украинцам надо переименовать свою валюту. Например, в «майдан» (в конечном счете, майдан – это рыночная площадь).

– Что вам, бабушка?

– Мне бы плавленый сырочек.

– Вот, возьмите. С вас тридцать миллионов майданов.

Инфографика


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Руслан Осташко: Почему хипстеры боготворят убыточную компанию

Можно бесконечно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода и как любители западной постиндустриальной экономики восторгаются модными западными компаниями, которые не чета российским газпромам. Подробности...

Эдуард Биров: Иллюзия народовластия

Главным политическим вопросом для русского сознания по-прежнему и испокон веков является следующий: чья в стране власть и кто принимает государственные решения – суверенный руководитель или предатель, марионетка в руках врагов? Подробности...

Иван Зацарин: Бессарабию и Буковину – румынам, Закарпатье – венграм и никакого Крыма

Можно ли украинцам вести преемственность от Украинской народной республики? Да без проблем. Хоть от гетьманства Хмельницкого, хоть от гуннов Атиллы. Только по-хорошему это следует делать в три шага. Подробности...

Михаил Хазин: Все националисты, кроме Клинтон

Хиллари Клинтон, выступая в рамках предвыборной кампании и критикуя своего оппонента Дональда Трампа, назвала Владимира Путина «крестным отцом» мирового национализма. Это очень смешно. Подробности...
Обсуждение: 32 комментария

Ирина Алкснис: Будущее в жанре постапокалиптики

Проблемы Украины с правоохранительными органами никак нельзя назвать уникальными. Более того, эти проблемы типичны (в прошлом и/или настоящем) для большей части постсоветского пространства. Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Юрий Шевцов: Это внутренний выбор прибалтийских народов

Ощущение себя оккупированными почти весь период своей более-менее письменной истории – нормально для трех малых прибалтийских народов. Из их идентичности категорию оккупационности вырвать невозможно. И не нужно. Подробности...
Обсуждение: 73 комментария

Павел Данилин: По лекалам Госдепа

Несколько лет назад Госдеп США выдвинул в лидеры таких вот радикалов Навального. Задача перед ним ставилась простая, но проект, как известно, не получился. Теперь госдеповцы нашли второго Навального – Мальцева. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Дмитрий Заборин: Запретить и сделать вид, что ничего не было

Всякий раз, когда видишь останки скрюченных от мороза тел, уложенные рядком или, наоборот, втиснутые в землю как получилось, гнилая философия вылезает сама собой. Особенно когда запрещают проведение работ в «мемориальной зоне». Подробности...
Обсуждение: 145 комментариев

Александр Разуваев: Достойная работа для вежливых людей

Не всегда власти стран могут официально участвовать в операциях в различных горячих точках. Поэтому с высокой вероятностью появившаяся в Сети информация о потраченных в Сирии российских деньгах соответствует действительности. Подробности...
Обсуждение: 91 комментарий

Елена Кондратьева-Сальгеро: На вулкане

Чем чаще вспышки, тем короче ужас: ежедневное уже не пугает и даже не возмущает, но утомляет, потому что становится рутиной. Только с теракта в Ницце атаки с ножом из еженедельных успели перемахнуть в ежедневные, на ходу расширяя географию. Подробности...
Обсуждение: 38 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............