1 июля, пятница  |  Последнее обновление — 23:25  |  vz.ru

Евгений Крутиков

 
Родился в 1969 году в Москве. Учился в Историко-архивном институте и Военном институте иностранных языков. В начале 90-ых работал помощником премьер-министра и помощником командующего гвардии Республики Южная Осетии, затем в Войске республики Сербской. Со второй половины 90-ых в журналистике. Работал политическим обозревателем в журнале «Новое время», газете «Сегодня», начальником отдела политики газет «Известия» и «Версия». В 2004 году – снова в Южной Осетии. Политолог, специалист по проблемам Кавказа и Балкан, автор нескольких книг, участник боевых действий в ряде вооруженных конфликтов, награжден боевыми наградами.

Мнения

Семья убитого Олега Пешкова отказалась от каких-либо даров от Турции. остальные должны ответить для себя самостоятельно – достаточно ли им произнесенных извинений? Верят ли, что турки способны обеспечить безопасность туристов?
Обсуждение: 17 комментариев

Я с некой тайной радостью узнала, что Турцию вновь открыли для туризма – теперь все те, кому Крым не подходит, уедут туда, а здесь, быть может, станет попросторнее и подешевле. Так можно ли в Крыму нормально отдыхать?
Обсуждение: 156 комментариев

Начинает казаться, что произошла ошибка. Затмение внезапно накрыло страну, и 52% британцев высказались за этот страшный-непонятный выход! Но ошибки не было. Затмения не было. Кто они, эти люди, которые захотели невозможного?
Обсуждение: 28 комментариев

Референдум в Великобритании, хотя и не имеет прямого отношения к Украине, но, вероятно, станет этапом для переосмысления основ украинской государственности.
Обсуждение: 82 комментария

Очень скоро перед российскими миллионерами и крупными чиновниками будет стоять нелегкий выбор: если они хотят, чтобы их дети продолжили семейный успех, их надо отправлять учиться не в Лондон, а совсем в другое место.
Обсуждение: 230 комментариев

Сегодня от вероломства и доминирования США устали даже в Европе. Состоявшийся Brexit показал, что народы Европы более не желают растворяться в американском плавильном котле, а все чаще говорят о восстановлении и сохранении своей идентичности.
Обсуждение: 27 комментариев

Меры, принимаемые для того, чтобы помешать смутьянам настраивать против государства до того лояльных граждан, могут быть восприняты этими гражданами как несправедливое стеснение и, таким образом, выполнить работу смутьянов.
Обсуждение: 56 комментариев

Евгений Крутиков: Две реальности

9 июля 2014, 17:29

Версия для печати

Полевые командиры ополчения и харизматики первого этапа становления государственности «своими» не станут. И это не повод для насмешек, а настоящая трагедия для людей, которые пытаются создать систему власти в Новороссии.

События последних двух недель в ДНР и ЛНР шокировали многих и внесли в умы даже не сумятицу, а нечто похожее на помесь паники и паранойи. Создалось даже впечатление, что параллельно в разных реальностях сосуществуют какие-то две Новороссии.

В одной пытаются создать государственность, наладить оборону и пишут красивые и правильные экономические программы, а в другой – тут же все это дискредитируют, интригуют, подставляют друзей и соратников ради непонятных целей и в интересах непонятно кого.

За два месяца интенсивных боев никто не предпринял даже вялой попытки деблокировать Славянск с внешней стороны окружения. И не то чтобы это просто в голову никому не пришло или сил не хватало.

Для нескольких наступательных акций в тылу украинской армии и Нацгвардии сил вполне хватало даже с избытком – их хватает и сейчас. Не хватило политической воли, которая была потрачена на закулисные интриги и открытые склоки в самом Донецке.

За весь период активного вооруженного противостояния, а не только во время так называемого «перемирия», украинская сторона планомерно, упорно и без сопротивления наращивала огневую мощь вокруг города, постепенно перерезая его коммуникации и не вступая при этом в контактные бои.

В результате Славянск под конец его обороны «повис» на одной в пыль разрушенной Николаевке, полностью лишившись систем снабжения и даже связи. По большому счету именно вопрос снабжения стал решающим для принятия решения об оставлении города, в котором жилой фонд был разрушен на 50%, а от довоенного населения осталось не более 10%.

За два месяца с лишним боев ополчению ДНР не удалось скоординировать свои силы настолько, чтобы провести хотя бы одну наступательную операцию, хотя, казалось бы, все предпосылки к этому были. Единственная подобная акция обернулась неудачей ополчения – я имею в виду попытку штурма аэропорта Донецка. Разговоры о захвате пресловутой бронетанковой базы в Артемовске так и остались только разговорами.

В результате Артемовск перешел под контроль украинской армии почти без боя, а попытка его заблокировать с востока, заняв Попасную, которую предприняли ополченцы из Луганска, а не из Донецка, – это важная деталь. Хотя «донецким» для этого могло хватить двух–трех рот и пары имевшихся в наличии БМП.

А странные подрывы железных дорог особо никак не повлияли на стратегическую ситуацию, тем более что к моменту начала «рельсовой войны» в регион была переброшена уже чуть ли не вся украинская бронетехника.

Вооруженные до зубов и довольно крупные по численности отряды ополченцев почему-то оказались расквартированы по тыловым населенным пунктам и в боях до сих пор никакого участия не принимали.

Эти «батальоны» и «гарнизоны» замечательно устроились в шахтерских и путейских местечках, причем зачастую не предпринимая никаких попыток наладить там государственную власть ДНР. В ряде случаев демонстративно захватывались административные здания, да и то не все и не везде. Мотивы лидеров этих отрядов, мягко говоря, не всегда ясны и прозрачны, как остается туманным и источник их вооружения и финансирования.

Открытые конфликты, жертвами которых стали несколько человек, показали, что большинство из этих отрядов к собственно идее государственности ДНР никакого отношения не имеют, а призваны решать сугубо местнические задачи по контролю над шахтами и заводами. Эти попытки «крышевания» накладываются одна на другую и при желании могут свидетельствовать как в пользу Рината Ахметова, так и против него.

Все это можно было бы списать на «эксцессы войны», от которых не застрахован ни один подобный конфликт, да и в других регионах бывшего СССР в начале 90-х такие события случались неоднократно и повсеместно. Особенно показательна в этом плане была война в Приднестровье: там также находились плохо управляемые отряды неизвестного подчинения и мотивации, большинство из которых впоследствии приходилось или разоружать силой, или уничтожать.

По тому же принципу проходил и передел контроля над промышленными предприятиями Приднестровья с одним лишь отличием – в начале 90-х не было никаких олигархов, владевших этой собственностью, обладавших финансовыми средствами для организации собственных отрядов и манипулировавших «полевыми командирами из народа», ссылаясь на связи в Москве.

Но в ДНР до сих пор (по крайней мере, до передислокации отряда Стрелкова собственно в Донецк) благополучно функционировали как бы «легитимные» органы власти, подчиняющиеся и отчитывающиеся Киеву. Та же мэрия Донецка с мэром Лукьянченко, уехавшим в Киев «за пенсиями».

Те же продолжающие официально функционировать органы исполнительной власти, исправно перечислявшие до самого последнего момента налоги в Киев, несмотря на то, что обратно никакие средства уже давно не возвращаются. Заводо- и шахтоуправления, которые даже и не думали переподчиняться правительству ДНР, ориентируясь все на того же Рината Леонидовича и предоставляя отчетность в АО «СКМ».

Мэр Лукьянченко перед своим отъездом из Донецка публично утверждал, что он разговаривал лично с Порошенко о новом перемирии, и киевский лидер даже предложил ему место для проведения переговоров. И вопрос не в том, что эти переговоры уже абсолютно бессмысленны и ополчение на них не пойдет, пока не будут сняты ультимативные требования Порошенко по разоружению и сдаче.

Опасность в том, что старый состав мэрии Донецка сам себя считает возможной стороной для таких переговоров, а Киев этому только потакает, поскольку эта мэрия формально признается «легитимной» структурой власти. С точки зрения Киева и американского посла – ополченцы, «народный губернатор» Губарев и правительство ДНР не могут быть сторонами переговоров, поскольку итогов референдума о независимости в Киеве и Вашингтоне не признают. А мэрия может быть стороной переговоров.

Она в референдуме не участвовала. Ровно так же вели себя в 1991 году власти гамсахурдиевской Грузии, отрицая легитимность Верховного совета Южной Осетии (он ведь был распущен вместе с самой автономной областью), но признавая остатки легитимности за мэрией Цхинвала, на которую и пытались оказывать давление. Все это мы тоже проходили.

Практическая работа по формированию структур государственной власти ДНР просто саботируется. И не только «старой» мэрией – не на ней сошелся клином белый свет – а подавляющим большинством структур исполнительной власти и управлением на местах.

Заводы в Донецке и его крупных городах-«спутниках» продолжают работать как ни в чем не бывало, шахты добывают уголь, доменные печи никто не останавливает (и слава Богу!), вся система коксохимии и металлургии спокойно функционирует.

Нескончаемые поезда возят продукцию в порт. Люди ходят на работу и не очень понимают, зачем они должны браться за оружие. Даже в Луганске, в котором обстановка принципиально иная, Болотов вынужден жаловаться на нехватку управленческих кадров – люди не идут работать в государственные структуры ЛНР, выжидая, чья сторона возьмет. Это особенность местного менталитета, взращенная двадцатью с лишним годами нищеты и господства в регионе одного-единственного человека, не сталкивавшегося с конкуренцией.

Даже опыт Славянска не продемонстрировал многим, что их пришли сюда реально убивать, а не что-то там слегка поправить в системе налогообложения, чтобы «простому народу лучше стало».

В такой обстановке можно сколько угодно формировать правительства, писать замечательные программы реформирования и возрождения экономики аж до 2016 года, придумывать конституции и символику государственности – все это разобьется об интриги людей куда более опытных в таких делах, чем Губарев, Пушилин, Стрелков и Мозговой.

Все вышеописанное можно было бы посчитать техническими деталями, мелкими подробностями и «эксцессами исполнителей», если бы не общий фон интриг, тайных сговоров и не озвучиваемых публично ходов, который наблюдается в ДНР в последние две недели.

Мелодраматическая полемика в духе «Путин слил Донбасс», «Старков – предатель русского народа» – лишь верхняя, но очень яркая и крикливая вершина айсберга. Во-первых, невозможно «слить» то, чего нет. Россия оказалась втянута в игру не с Киевом, а с силами совсем другого порядка, и в этой борьбе будущее Новороссии оказалось поставлено в прямую зависимость от ее предполагаемого статуса.

С самого начала ни о каком присоединении региона к России по крымскому сценарию и речи не шло, да и сама идея Новороссии раскручивалась лишь как аргумент в споре о будущем статусе всей Украины. Сейчас и сама Новороссия свелась к двум областям вместо изначального мегапроекта, надолго, если не навсегда, выводившего Украину из западной орбиты влияния.

На ваш взгляд

 
Стрелков и подчиняющееся ему ополчение оставили Славянск. Что это означает для конфликта на Юго-Востоке Украины?



Обсуждение: 506 комментариев
Но быстрая, почти мгновенная эскалация конфликта и его развитие по одному из самых неблагоприятных сценариев привели к тому, что Новороссия уже по факту оказалась в положении того самого Приднестровья, только с населением в 7 миллионов человек и куда более масштабным экономическим потенциалом, сосредоточенным в руках одной семьи.

Превратить ДНР и ЛНР в еще одну непризнанную республику, отстоявшую свою независимость с оружием в руках и с замороженным «до лучших времен» государственным статусом, представлялось некоторым московским кругам самым «элегантным» выходом из патовой ситуации.

Ведь просто так вот отказаться от поддержки «русской весны» чрезвычайно опасно в силу непредсказуемых внутренних последствий, а открытого вступления российских войск в войну уже не ждут даже самые оголтелые оптимисты. Соответственно, в ход пошла тактика, привычная для тех, кто негласно призван руководить российской позицией в отношении Украины: поиск понятных союзников, податливых переговорщиков и устранение идейных противников путем закулисных интриг, политтехнологических приемов и пиара.

Главная беда этой тактики (а только такую и умеют использовать эти люди) – привычка разговаривать исключительно с себе подобными или с теми, кто более или менее духовно им близок и понятен. И если сперва это были осколки Партии регионов, которые до сих пор не сходят с подиумов ток-шоу, то примерно недели две назад начался «диалог» с людьми более влиятельными и, в первую очередь, с самим Ринатом Ахметовым, который эту самую Партию регионов в свое время и организовал на пустом месте.

Он замелькал на экранах, вдруг выступил с заявлением, что «Донбасс бомбить нельзя», город Мариуполь с его портом, куда стекается продукция предприятий Ахметова, сказочным образом оказался под контролем непонятно кого в камуфляже, а сам Донецк ни разу не подвергался удару авиации или тяжелой артиллерии.

В отличие, кстати, от Луганска и сел Луганского региона, которые бомбят жестоко, бессмысленно и интенсивно, как бы «по контрасту» с более «договороспособным» Донецком. Параллельно как-то сами собой прекратились разговоры о национализации имущества Рината Ахметова вне зависимости, было ли это вообще возможно технически.

Влияние Ахметова и его структур на руководство ДНР и вообще в широком смысле слова на донецкие элиты очень сильно. Возможно, это и было основным аргументом, когда московские «кураторы» сделали выбор в пользу именно этого человека (и некоторых других также духовно понятных им людей – Медведчука, Кучмы) как возможного организатора переговоров с Киевом.

Но в такой обстановке местные «народные вожди», которых эта группировка до сих пор считает «виртуальными» или же «бумажными солдатами», становятся окончательно ненужными, «лишними людьми». И даже опасно вредными, учитывая их экзотические для рафинированной московской тусовки идеологические взгляды.

Так воодушевившая всех перед «перемирием» идея прямых переговоров с участием хотя бы Бородая и Царева теперь уже никого не устраивает, и после короткого «медового месяца» реальных активистов создания государственности Новороссии снова задвинули за кулисы, навязав им в качестве «старшего» Царева, замкнув на него финансирование и гуманитарную помощь.

При таком раскладе Стрелков должен был героически погибнуть вместе со своим гарнизоном в Славянске, как и Губарев с Пушилиным, пережившие уже несколько покушений. Выжил и сохранил боеспособность? Значит, будет дискредитирован силами политтехнологий и пиара и руками кого-нибудь совсем уж отмороженного вроде Кургиняна.

В самом деле, «офицер» Кургинян, поддерживаемый автоматчиками из охраны Ахметова, пытающийся публично отчитывать «рядовых» Губарева и Мозгового по сугубо военным вопросам и рассуждающий о «единицах» российского военного снабжения, – это полная профанация каких-либо идей «русской весны», государственности Новороссии и вообще чего бы то ни было.

Да и требуемого эффекта эта карикатура не достигла только благодаря адекватности поведения все того же Губарева, которого, кстати, все это время пытаются представить необразованным полубандитом. Но Кургинян, как это ни парадоксально, тоже в числе тех, с кем «кураторы» привыкли и умеют общаться – он из числа старой клиентуры, еще времен дирижирования творческой интеллигенцией накануне и в процессе «болотных» митингов.

Он – «свой», понятный и до последней нити своего ДНК привязанный к политтехнологической тусовке. А полевые командиры ополчения и харизматики первого этапа становления государственности никогда «своими» не станут.

И это даже не повод для насмешек, а настоящая трагедия для тех людей, кто действительно с оружием в руках и с правильными мыслями в головах пытается создать систему государственной власти в Новороссии.

Никакая работа российской дипломатии, никакие публичные уступки и телефонные переговоры с западными лидерами не изменят ничего, если радикально не поменяется сама система взглядов, в которой сейчас предпочтение отдается политтехнологиям там, где нужны гранатометы (новые, а не списанные в 2001 году), «духовно близким» представителям элиты вместо реальных борцов, «разводкам» и интригам вместо четкой идейной схемы и плана действий.

Но подобный «переворот в умах» возможен только на личном, антропологическом, если хотите, уровне. Вплоть до отставок. И «незаменимых» «кураторов» у нас нет. Есть те, кто даже в Южной Осетии не справился.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Михаил Ковалев: Буря эйфорий и разочарований

Почему нельзя сравнивать выборы-2003, 2007, 2011 и выборы-2016? Будущее всегда другое, и нельзя его мерить прошлым. Тем не менее у аналитики основной прием – аналогии. Но правильно оценивать технологией, а не аналогией. Подробности...

Ирина Петракова: Все, что нужно знать о CNN

Обозреватель CNN призывает открыть глаза и понять, что боевики ИГИЛ – это не просто арабы и французы, а во многом – русские, в том числе чеченцы, принявшие радикальный ислам из-за жесткой политики российских властей. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

Олег Макаренко: Обречен ли Евросоюз?

Казалось бы, Евросоюз обречён на постепенную деградацию или как минимум на долгое зализывание оставленной после ампутации Британии раны… Однако «Брексит» открывает перед ядром Евросоюза новые, очень интересные возможности. Подробности...
Обсуждение: 23 комментария

Глеб Кузнецов: Тихоокеанский поворот России

В 2012 году развитию Дальнего Востока был придан новый импульс. Но почувствовали ли дальневосточники внимание государства? Оценили ли усилия нового министерства? Как они смотрят на будущее своего региона и его перспективы? Подробности...
Обсуждение: 48 комментариев

Владимир Полуев: Олланд ставит французов перед четким выбором

Экономический кризис. Война с профсоюзами и массовые манифестации из-за трудовой реформы. Все это на фоне сохраняющейся угрозы терактов, миграционного кризиса и выскочившего Brexita. Как заставить избирателя голосовать? Подробности...

Захар Прилепин: Плохие стихи

Ежевечерняя своеобразная колыбельная для лучшего пищеварения. Отстрелялись по «дуракам и алкоголикам» – а теперь спой нам, милый, «прости нас, Украина, как тебе тяжело...» И ещё вот эту: «Когда мы вернёмся...» Подробности...
Обсуждение: 70 комментариев

Наталья Андросенко: Крым. Входные данные

Я с некой тайной радостью узнала, что Турцию вновь открыли для туризма – теперь все те, кому Крым не подходит, уедут туда, а здесь, быть может, станет попросторнее и подешевле. Так можно ли в Крыму нормально отдыхать? Подробности...
Обсуждение: 174 комментария

Игорь Димитриев: Не верьте таким – кинут!

Поведение европарламентариев, улюлюкающих во время выступления вдохновителя «Брексита» Найджела Фараджа, напомнило мне одесскую интеллигенцию. Тихие люди в стареньких пиджаках превратились в брызгающую пеной свору собак. Подробности...
Обсуждение: 72 комментария

Татьяна Шабаева: Референдум молчунов

Начинает казаться, что произошла ошибка. Затмение внезапно накрыло страну, и 52% британцев высказались за этот страшный-непонятный выход! Но ошибки не было. Затмения не было. Кто они, эти люди, которые захотели невозможного? Подробности...
Обсуждение: 26 комментариев

Денис Селезнев: Вырождение украинской мечты

Референдум в Великобритании, хотя и не имеет прямого отношения к Украине, но, вероятно, станет этапом для переосмысления основ украинской государственности. Подробности...
Обсуждение: 82 комментария
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............