25 июня, суббота  |  Последнее обновление — 20:25  |  vz.ru

Главная тема


Лондон поторопили с выходом из Евросоюза

«Чрезвычайно удивлен»


Украину разочаровала декларация ПАСЕ о России

«не прикасался к деньгам»


Адвокат объяснил появление светящейся краски на руках Никиты Белых

проект «Миротворец»


Геращенко выложил доказательства связи Савченко с ДНР и ЛНР

полигон под псковом


Начались испытания противотанковой пушки «Спрут-СДМ-1»

«низкий уровень культуры»


Путин дал отповедь Кэмерону по поводу его заявлений о влиянии РФ на референдум в Британии

«никто особо и не ждал»


Киевские политики начали признавать, что Украину не возьмут в ЕС

«Бессмертный полк»


Врача семьи Порошенко увольняют из-за Дня Победы

стратегические ошибки


Безалаберность командования привела сирийскую армию к тяжелому поражению

«клиническая смерть»


Антон Крылов: Окончательный распад Британии – с большой вероятностью вопрос ближайших лет

Вопрос дня


Китай ужесточает контроль над комментариями в интернете. Вы бы хотели, чтобы российское государство делало то же самое?

Кто стоял за снайперами на Майдане

Новое правительство никакого реального расследования не вело, хотя имело все возможности   21 февраля 2015, 14:50
Фото: IGOR KOVALENKO/EPA/ТАСС
Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Год назад неизвестные снайперы в центре Киева открыли огонь одновременно и по сторонникам Майдана, и по бойцам «Беркута». Эта история до сих пор не раскрыта и не расследована, полна версий, сказок и взаимных обвинений. Меж тем она – краеугольный камень мифологии нового режима и тот огонь, из которого он вышел. Почти очевидно, что правду или невыгодно искать, или она тщательно скрывается. И можно предположить, почему.

За год в расследование истории со снайперами включились не только политизированные жители Украины, но и чуть ли не весь мир. Версий – вагон и маленькая тележка, но все они отталкиваются от одних и тех же фактов, полноценными расследованиями их счесть нельзя – это лишь интерпретация трагических событий. В лучшем случае добросовестно перечисляются все известные обстоятельства и делается вывод о присутствии «третьей силы». В основном подобные «народные» изыскания грешат предвзятостью, и тогда некоторые «ненужные» факты просто отбрасываются, а остальные соответствующим образом комментируются. Втягиваться в подобное «фактологическое» расследование бессмысленно.

«Это тактика так называемого ложного терроризма, авторство которой приписывают военным структурам НАТО еще 60-х годов прошлого века»

Новое киевское правительство никакого реального расследования не вело, хотя имело для этого все возможности. Генеральная прокуратура Украины сразу и без объяснений назвала подозреваемыми Януковича и руководство МВД и СБУ, не предъявив никаких доказательств. Их объявили в розыск и «ищут» до сих пор. По факту генпрокуратура некоторое время лишь имитировала бурную «бумажную» деятельность, пытаясь вместиться в рамки уголовно-процессуального кодекса, который формально обязывал ее производить следственные действия. В итоге имеем лишь бумажки, эти действия фиксировавшие.

Апогеем стал арест нескольких офицеров «Беркута», которых вскоре отпустили. Еще больше шума производили СМИ, которые провоцировали украинских политиков и других действующих лиц на системные высказывания через обычные интервью. Например, единственное в своем роде утверждение о типе оружия, которое могли использовать снайперы, сделал нынешний «губернатор Луганской области», а тогда – генерал-майор милиции Геннадий Москаль, и именно через СМИ. Никто же из лиц, имеющих отношение к официальному расследованию, ни разу за год не произнес ничего конкретного и не озвучил новых, уточняющих деталей. Не комментировались даже вещи очевидные. Люди, в потенциале располагающие конкретикой, либо несколько раз меняли свои показания, либо просто молчат.

Так, например, произошло с «главврачом Майдана» Ольгой Богомолец, которая вышла на первый план после перехвата и публикации (опять же, в СМИ) телефонного разговора между тогдашним верховным комиссаром ЕС по внешним делам Кэтрин Эштон и главой МИД Эстонии Урмасом Паэтом. Эстонский министр рассказывал баронессе, что Ольга Богомолец говорила ему о единообразном характере ранений, о едином почерке и типе пуль, а также жаловалась, что новая коалиция ничего расследовать не собирается, ведь за этим стоит не Янукович. Впоследствии, а конкретно после того, как Яценюк предложил ей пост министра здравоохранения, Богомолец отреклась даже от того, что когда-либо разговаривала с Паэтом. Затем в её судьбе произошел поворот: Богомолец отказывается от поста министра и тут же вспоминает, что действительно разговаривала с эстонцем, но ничего о характере ранений не говорила, так как в морге не была и их не видела. Ну и заключительный вариант: Богомолец выставляет свою кандидатуру на президентских выборах и уточняет, что дело было именно так, как говорит Паэт, но она судила о характере ранений по фотографиям – исключительно как врач. А она вообще-то по специальности дерматолог, заслуженный врач Украины, внучка академика и личный лекарь Ющенко со всеми его «отравлениями».

Остальные «секретоносители» вели себя не лучше, а то и вовсе скандально, выбрасывая в информационное пространство тонну чего-то сенсационного, но либо не имеющего связи с реальностью, либо никак не проясняющего картину.

территория СССР

Лукашенко ведет наступление на российские калийные удобрения
Поражение Литвы от Газпрома предвещает и проигрыш Украины
НАТО сводит Прибалтику с «имперских» рельсов
В переговорах о крымских заключенных Киев начинает признавать реальность
Украинские власти пытаются убедить народ в необходимости проституции по закону
Составить в таких условиях даже приблизительную схему событий, не греша против истины, невозможно. Простое «коллекционирование» фактов ни к каким новым открытиям не приводит, поскольку, в зависимости от политической позиции, набор этих фактов меняется. Западные наблюдатели занялись как раз «миссией по сбору фактов», как назвал это официальный представитель ООН Мартин Несирки, но и в этом не преуспели. Дело в том, что постоянно всплывающие «точные сведения» о принадлежности снайперов к той или иной организации или даже другому государству больны одной болезнью на всех: у них нет источника. То есть не то что достоверного источника, а вообще никакого нет.

Бездоказательные обвинения Януковича, «Беркута», СБУ, «русских наемников», а теперь и вовсе Владислава Суркова – постоянный фон пропагандистской войны, который успешно осел в сознании украинского обывателя вместе с «небесной сотней», «зелеными человечками», «евроинтеграцией», «русскими танками в Донбассе» и прочим мусором, превратившись в мифологию, лежащую в основе нынешнего киевского режима.

Одновременно началось и обратное умственное движение. Нестыковки ряда событий и упорное нежелание новой киевской власти что-то расследовать заставили многих усомниться в искренности намерений Порошенко и его команды. Массово стали тиражироваться «народные», порой вполне вменяемые, но чаще дилетантские расследования. Они тоже грешили отсутствием доказательной базы, кроме общеизвестных видеозаписей, карты города Киева и несколько интервью действующих лиц. Именно обилие «показаний» разного рода «свидетелей, просивших не называть их имена и не показывать лица», окончательно дискредитировало подобный метод выяснения правды.

Очевидно, что киевское правительство не желает никакого реального расследования или (что тоже вполне вариант) не хочет делиться его результатами. Будь у Порошенко и всей этой гоп-компании хоть какие-то реальные доказательства причастности хоть Януковича, хоть «Беркута», хоть Суркова, хоть самого Путина к действиям снайперов, они бы их на каждой киевской доске объявлений приклеили. Например, результаты вскрытия тел, говорящие о типе оружия, дальности стрельбы, баллистической экспертизы (анализ раневого канала хотя бы) и схожести или несхожести типов ранений. В частности, широко известны кадры со странно одетыми персонажами с мелкокалиберными винтовками в руках. Персонажи эти выглядят несколько карикатурно даже для Майдана и попадают в кадр совсем не там, где по идее находились обе группы снайперов. Вычислить этих людей труда не составляло вообще никакого – некоторые даже не прятались, гордясь своей ролью в революции. Почему бы не предать огласке хотя бы их показания? Ведь если сопоставить данные о ранениях и показания этих деятелей с их мелкашками, можно прояснить хотя бы одно обстоятельство. Народ же переживает, волнуется.

Создается впечатление, что кого-то хотят прикрыть, в том числе – рядовых исполнителей, что сразу ставит под сомнение объективность следствия, если оно вообще ведется в реальном мире, а не на бумагах. Показания же сторонников Януковича и его бывших высших чиновников, например, конкретно министра внутренних дел Виталия Захарченко и главы СБУ генерал-майора Александра Якименко, вообще в Киеве в расчет не принимаются. Их не замечают – и все. В свою очередь комендант Майдана Парубий превратился в фигуру умолчания, хотя именно этот человек обладает максимумом реальных данных и занимает при этом публичную должность, требующую постоянного общения с прессой – первый заместитель председателя Верховной рады. На нем сходятся вообще все возможные нити для расследования происходившего.

Одним из немногих возможных путей хоть как-то прояснить ситуацию в обстановке полного информационного вакуума (пропагандистские крики не в счет) можно посчитать анализ мотивов противоборствующих сторон и сравнение почерков такого рода провокаций при разных обстоятельствах. Например, ровно такие же обстоятельства (стрельба до сих пор неустановленных снайперов по гражданской демонстрации) в городе Дераа в 2011 году послужила спусковым крючком к развязыванию гражданской войны в Сирии. Оппозиция, тогда еще частично светская, немедленно обвинила в действиях снайперов правительство Башара Асада.

Это тактика так называемого ложного терроризма, авторство которой приписывают военным структурам НАТО еще 60-х годов прошлого века. Она придумана именно для дискредитации или действующей власти, или неугодного политического движения. Морально-этическая суть в данном случае вторична, куда более важным выглядит вполне себе реальный мотив – дискредитация Януковича и силовых структур непосредственно в ходе его переговоров о компромиссе с участием представителей стран Европы.

Януковичу же, напротив, было совершенно невыгодно устраивать стрельбу. Он уже практически сдался, речь шла о гарантиях и деталях. Президент месяцами не решался отдать приказ о разгоне Майдана, и ждать от него каких-то жестоких и аморальных многоходовок за несколько часов до бегства наивно: это совершенно не в его характере, а обстоятельства уже не требовали от него проявления силы. Не могли самостоятельно принять такое решение и Захарченко с Якименко. Они до последнего пытались сотрудничать с руководством Майдана, ночами просиживали с тем же Парубием, выполняя его просьбы. Будучи профессионалами, оба силовика должны были понимать, что 20 снайперов разъяренную и неплохо вооруженную толпу (расположенную, к тому же, не на одной площади, а на нескольких улицах и в хорошо укрепленных крупных зданиях) никогда не разгонят. Даже не сильно испугают, а, скорее, разозлят. Что в итоге и произошло.

Люди с горячим воображением и нездоровой температурой мозга легко сглотнули «версию» Наливайченко о причастности к произошедшему России: «русскими снайперами», оказывается, лично руководил помощник президента Путина Владислав Сурков. Ладно, в Киеве, может быть, не известно, что такого рода ходы совсем не в духе Суркова, который привык действовать методами бесконечных разговоров с самыми различными людьми. Представить его в бронежилете, с рацией в руке просто физически невозможно. Разве что в состоянии «расширенного сознания», в котором постоянно пребывает Наливайченко.

Но дело даже не в персоналиях. Зачем вообще Москве потребовалось дестабилизировать ситуацию в Киеве таким вот экзотическим образом? Чтоб Януковича свергнуть? «Майданные» мудрецы предлагают версию: чтоб развязать войну и вторгнуться на свободную Украину своими нечестивыми танками. Тремя колоннами.

Хорошо. Ладно. Но тот же вопрос – зачем? Тут не идиоты живут, никто не собирался раскачивать ситуацию на Украине более того, что украинцы сами понараскачивали. Кому нужна была под боком такая злая беда? Ради Крыма? Но решение по Крыму принималось спонтанно и под давлением обстоятельств, абстрагироваться от которых уже не было возможности, как, например, опасность большой резни на полуострове. И уж тем более, никто не думал разогнать Майдан московскими руками, это технически невозможно (см. выше). Так что, если объективно, никакого мотива у российской стороны не было, как не было и возможности, и психологического настроя на подобные действия.

И тут мы вновь возвращаемся к личности археолога и историка Андрея Парубия. Он олицетворяет собой темное начало всего западноукраинского националистического движения, пройдя к тому же классический путь «перестроечного» гуманитарного интеллигента-националиста, которые в странах бывшего СССР легко становились лидерами «незаконных вооруженных формирований» и просто террористических групп. Несть числа таким персонажам, например, на Кавказе. И они как раз склонны к использованию силовых и очень аморальных методов для достижения только им понятных сверхцелей. Перед сверхидеей, которая овладевает сознанием социопата, меркнет любая морально-этическая мотивация и даже политическая целесообразность. Ради ее воплощения в жизнь такой персонаж может обратиться за помощью хоть к дьяволу, хоть к наемникам.

Крайнее крыло Майдана – единственная политическая и военизированная группа, которой был выгоден подобный ход событий. Она располагала технической возможностью расположить снайперские группы в двух крупных зданиях и была психологически готова к подобному. Действия снайперов сорвали договоренности с Януковичем, окончательно дискредитировали действующую еще власть, разъярили толпу и переложили ответственность на силовиков. В долгосрочной перспективе – создали почти религиозный культ «небесной сотни», разветвленную мифологию Майдана и постоянный повод для апелляций к беглому президенту.

Кстати, мифологизация «небесной сотни» – это еще один аргумент для киевской власти саботировать нормальное, доказательное расследование. Если что-то в этом расследовании, будь оно профессиональным и в меру закона – гласным, пойдет не так, то рухнет вся выстроенная за год система управления массовым сознанием. А именно она до сих пор – пока не начнут приходить трупы из Дебальцево – основа, идейная опора самого существования нынешнего режима в Киеве. Без всех этих мифов и элементов культа режим Порошенко – Яценюка – Турчинова столько не продержался бы. И не только в Киеве. Не было бы такого ожесточения в регионах, куда профессионально транслируется культ «героев Майдана» и мифология «нового освобождения».

Так что ждать от киевского режима серьезных и объективных расследований действий снайперов на Майдане в феврале прошлого года нам не приходится. Ничего, кроме бессмысленных и неаргументированных криков, мы не услышим. Только после смены власти в Киеве можно будет говорить о возможности что-то действительно узнать и понять. Но и тогда вполне реальна опасность, что маятник качнется в другую сторону, и будет начата новая страница мифологии. Ведь гибель и ранения людей от пуль неизвестных снайперов в центре Киева – это уже не вопрос криминалистики или даже политики. Это история мифа, которая не знает конца.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............