29 июля, пятница  |  Последнее обновление — 18:58  |  vz.ru

Главная тема


Россия под Алеппо спасает лицо США

Дипломатический кульбит


В Верховной Раде выступили против назначения нового посла России

Олимпиада в Рио


ИААФ объяснила отказ допускать Исинбаеву на Игры

операция вкс


Россия перебросила в Сирию стратегический самолет-разведчик

этнические чистки


В Польше найдены документы УПА с указанием убивать женщин и детей

Обострение конфликта


Премьер Британии заявила о готовности использовать ядерное оружие для устрашения России

Армия России


Минобороны получило самолет «судного дня»

Немецкие СМИ


Сближение Эрдогана с Россией раздражает НАТО

Машина ИМР-2 и тротил


Минобороны показало работу группы обрушения объектов (видео)

«Пришла беда»


Сергей Худиев: Крестный ход – это настоящая Украина

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

Земля в обмен на мир

Главной загадкой заключенного перемирия остаются границы Новороссии

18 сентября 2014, 08:47

Текст: Максим Хрусталев,
Гуля Арифмезова
Артем Бузила, Одесса

Версия для печати

Есть по крайней мере одна причина, по которой заключенное на Украине перемирие не может не нарушаться – расхождения сторон о том, где именно должна пролегать между ними граница. Есть целая группа спорных районов и даже анклавов, по которым невозможно провести точную линию размежевания сторон – по крайней мере без новых военных действий.

В среду киевский портал INSIDER опубликовал подробности того, что происходило накануне за закрытыми дверями парламента во время принятия закона «об особом статусе».

Со ссылкой на неназванных депутатов портал пишет, что в начале закрытой части заседания выступил начальник генштаба Виктор Муженко. «Он рассказывал о том, что сейчас идет выравнивание линии фронта. Сказал, что вроде как договорились с сепаратистами, что мы передаем им Донецкий аэропорт, а они в ответ отводят войска еще на 5 км назад от Мариуполя», – рассказал INSIDER один из представителей «Батькивщины».

По словам депутатов, Порошенко признался в том, что обсуждал все свои инициативы с президентом России Владимиром Путиным, с которым постоянно созванивался.

«Отдельный вопрос, которым в последние дни занимались на Банковой, – пишет INSIDER, имея в виду администрацию президента, – границы территории, на которую будет распространяться действие законов. По словам одного из участников встречи с президентом, по договоренности с Путиным, границами районов Донбасса со специальным статусом должна была стать территория, которую сепаратисты контролировали по состоянию на 5 сентября нынешнего года».

Карту этой территории предполагалось включить в текст законопроектов в виде дополнения. Но депутатам в итоге ее так и не раздали. «Проблема в том, что много участков границы территории сепаратистов – спорные, и нужно найти какой-то компромисс. Например, сепаратисты настаивали, чтобы им отдали Донецкий аэропорт», – сказал собеседник.

«Те из вас, кто не проголосуют за эти законы, будут виноваты в развязывании полномасштабной войны с Россией», – пересказывают депутаты слова Порошенко. Кроме того, глава государства признался, что воевать украинцам фактически уже нечем. В частности, уничтожено 60% боеспособной военной техники. «Кто-то из депутатов спросил президента, есть ли гарантии, что после принятия законов сепаратисты не попытаются расширить границы подконтрольной им территории. На что Порошенко ответил: «Нет» – говорится в публикации.

Только «в административных границах»

Напомним, что Донецкий аэропорт, по данным ДНР, остается в полном окружении. В любом случае его, а также другие «котлы», можно рассматривать как украинские «анклавы» внутри территории ополченцев. Однако все они также подпадают под категорию «зоны АТО». Следуя букве закона, украинские силовики должны уступить эти «анклавы» ополченцам. Однако проблема не только в украинских «анклавах». Новороссия считает своей вообще всю территорию «бывших Донецкой и Луганской областей».

«Мы со своей стороны ведем речь о территориях бывших Донецкой и Луганской областей, их административной границе. Мы не претендуем на другую территорию Украины, но настаиваем на том, что эта территория наша, и мы должны будем нести за нее ответственность», – заявил первый вице-премьер Донецкой народной республики Андрей Пургин.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, Верховная рада Украины во вторник хотя и с трудом, но все же приняла внесенные президентом Петром Порошенко законопроекты об особом статусе отдельных районов Донбасса и амнистии для ополченцев.

Карта зоны боевых действий по версии СНБО Украины (фото: mediarnbo.org)
Карта зоны боевых действий по версии СНБО Украины (фото: mediarnbo.org)

Если из закона об амнистии ясно следует, кто может под него подпасть, то закон об особом статусе содержит очевидный изъян – непонятно, какая под него подпадает территория. В законе речь идет о тех районах, где 5 сентября проводилась АТО. То есть речь идет о территории, подконтрольной ополченцам, а также прилегающей к ней прифронтовой полосе. Так документ толкуют в Киеве. Напомним, что официально определяет размер зоны АТО Служба безопасности Украины.

Однако не везде можно определить, где вообще проходит граница так называемой АТО. Если сравнить карты зоны боев по версии СНБУ и карты по версии сторонников ДНР, можно отметить, что предполагаемая линия фронта совпадает только частично. К северо-западу от Донецка на картах начинаются кардинальные расхождения. Так, например, Первомайск, Артемовск, Горловка обозначены на карте СНБУ под флагами Украины, а на карте ополченцев обозначены подконтрольными Новороссии. Зато к юго-западу от Донецка границы обеих карт совпадают.

В некоторых районах линия вообще «очаговая», то есть на самом деле не представляет из себя никакой линии. На других же участках трудно вообще определить, кто в данный момент контролирует те или иные населенные пункты. Можно допустить и наличие «серых» зон, которые явно не контролирует ни одна из сторон.

Положение на фронтах

На сложившейся в условиях «прекращения огня» весьма условной линии фронта сейчас примерно следующая ситуация. Луганское ополчение оттеснило украинские формирования от столицы республики, и в данное время Луганск – вне непосредственной опасности. После занятия поселка Металлист и станицы Луганская можно даже потихоньку восстанавливать городскую инфраструктуру, не опасаясь обстрелов. Луганцам, правда, не удается отбить поселок Счастье, и они держат свои позиции напротив, в Веселой Тарасовке, не давая таким образом украинцам вновь подойти к северным окраинам Луганска. В понедельник, правда, украинские войска при поддержке танков и бронетехники предприняли попытку атаки в районе города Стаханова, но были отбиты.

К юго-западу от Луганска, между Белой и Лутугино, в окружении завязла группировка украинских войск, которая в свое время была направлена на то, чтобы отрезать Луганск с юга. Теперь эта группировка разбита, изгнана из основных своих опорных пунктов и вряд ли имеет шанс прорваться к своим. Но и сдаваться она вряд ли будет, ее костяк – это пресловутый батальон «Айдар» и десантники из 80-й Львовской бригады.

Много южнее, почти на стыке границ ЛНР и ДНР с Россией остается небольшая группировка из остатков 24-й «Железной» Яворской бригады как осколок «южного котла», разгромленного  еще в июле. Никаких активных действий яворивцы уже два месяца даже не пытаются предпринимать, и, похоже, про них забыли уже и в Генштабе ВСУ, и в Главном штабе войск Новороссии.

Окруженцы просятся домой

Активность наблюдается на левом фланге ЛНР, в районе базирования бригады «Призрак» Алексея Мозгового. В начале сентября его силы, развивая наступление, сильно вытянулись в сторону так называемого Лисичанского треугольника. После объявления перемирия украинские войска попытались совершить охват частей Мозгового сходящимися ударами от Горского к Капитановке. Итогом стало сомнительное «завоевание» нескольких населенных пунктов, причем диверсионно-разведывательные группы Мозгового как действовали вплоть до самого Лисичанска и Северодонецка, так продолжают и дальше. Более того, их активность стала отмечаться и в северных районах Луганщины, еще с апреля-мая контролируемых Киевом.

Пока же украинское командование осуществляло  свою «клещевую» операцию, Мозговой, скоординировав свои действия с руководителем группировки ополчения ДНР в Горловке Игорем Безлером, заблокировал в Дебальцево и прилегающих населенных пунктах большую группировку украинских войск.

К юго-западу от Дебальцева действует небольшая группировка ВСУ, оказавшаяся в тылу ополченцев Новороссии еще со времен попыток начала – середины августа охватить Донецк в кольцо. Сейчас эта группировка попыталась выйти на соединение с группировкой, окруженной в Дебальцево, но была заблокирована донецкими ополченцами между Ждановкой и Красным Партизаном. А Дебальцевская группировка, хотя в «котле» меньше недели и состоит в основном из достаточно свежих сил, им на помощь совсем не спешит, а, по некоторым данным, ее командиры требуют от командования приказа бросить Дебальцево и отходить на Артемовск, где находится крупная база ВСУ.

Группировкой Безлера, поспевающего везде, также захвачена Пантелеймоновка, где находился украинский гарнизон, который долго блокировал прямое сообщение Горловки с Донецком.

Артиллерийско-минометные обстрелы столицы ДНР Донецка производятся в ежедневном (точнее еженощном) режиме. Только в ночь на 14 сентября в результате такого обстрела погибло более двадцати горожан. Эта акция имела особый резонанс, так как под обстрел в Кировском районе Донецка попала группа из пяти наблюдателей ОБСЕ, которых ополченцам буквально чудом удалось спасти. Лишь после этого злоключения наблюдатели ОБСЕ выразили свое недовольство действиями украинской стороны по «соблюдению режима прекращения огня» и даже не высказали своего порицания премьер-министру ДНР Александру Захарченко, приказавшему уничтожить обстрелявшую их батарею.

К прочим многочисленным фактам «интенсивного прекращения огня» международные наблюдатели относятся куда более философски.

Собственно, подобная ситуация стала вполне закономерной после того, как руководство ДНР и ЛНР прямо заявило, что «особый статус», которым Киев обещал наделить Восток, должен полностью распространяться на территории Донецкой и Луганской областей в пределах их административных границ. А Петр Порошенко, со своей стороны, не менее твердо пообещал, что украинские войска из Донбасса не уйдут.

Между тем под контролем ДНР и ЛНР находится примерно по трети территорий обеих областей соответственно. Причем на территории обеих республик есть несколько «котлов», в которых находятся окруженные украинские группировки, вокруг которых продолжаются бои разной степени интенсивности. Можно с уверенностью прогнозировать, что ополчение сейчас приложит свои основные усилия по «зачистке» этих «котлов» – и чтобы пополнить свои запасы техники и оружия, и чтобы избежать потенциального «удара в спину».

А украинское командование будет пытаться сохранять эти «котлы» как можно дольше, чтобы, воспользовавшись отвлечением на них хотя бы части  формирований ополчения, выстраивать для себя более выгодную конфигурацию линии фронта.

Серая зона

Иначе говоря, не существует никакой четко очерченной линии фронта, пространства размежевания между Вооруженными силами Украины и войсками ополчения Новороссии. Недаром в принятом во вторник законопроекте об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей сама зона этих районов никоим образом не обозначена. Все это приводит к продолжению боевых действий даже после объявленного и в целом соблюдающегося перемирия.

О том, что перемирие – фикция, по сути прямолинейно заявил во вторник представитель СНБО Украины Андрей Лысенко, сообщив, что аэропорт «является одним из самых удобных плацдармов, с которого украинские военные могут начать наступление на Донецк и его освобождение».

Обстановка вокруг Донецкого аэропорта действительно остается крайне тяжелой. Несмотря на звучавшие ранее заявления министра обороны ДНР Кононова о том, что аэропорт чуть ли не в двойном кольце, позже представитель заявил, что «за время перемирия гарнизон аэропорта увеличился чуть ли не втрое». Как можно догадываться, подкрепление прорвалось к аэропорту со стороны поселка Пески, где сложилась крайне неустойчивая линия фронта.

Неуместность подобного заявления на фоне официального «прекращения огня», да еще в день принятия закона об особом статусе для ряда районов Донбасса оставим на совести господина Лысенко. А его заявление об аэропорте как о плацдарме для наступления и взятия Донецка – чего у украинских военных не получалось и при куда более выгодном соотношении сил – можно было бы и вовсе назвать неумной бравадой. Если это не заранее просчитанная дезинформация, а именно – подготовка к прорыву пополнившейся бронетехникой группировки в аэропорту в сторону Авдеевки, главного оплота украинской группировки, «нависающей» с северо-запада над Донецком.

К югу от Донецка сложилась также относительно устоявшаяся линия противостояния сторон, с периодическим взаимным разменом отдельными населенными пунктами, вроде Курахово, в которым за дни перемирия уже раз пять меняли флаги над сельсоветом.

На ваш взгляд

 
Как вы оцениваете принятый Киевом закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей»?





Обсуждение: 56 комментариев
На юго-восток от линии противостояния, в районе Кутейникова, еще остается группировка из бывшего «котла» в районе Моспино. Южнее украинская армия сосредоточила достаточно  крупную группировку, воспользовавшись прекращением наступления ополченцев к 5 сентября.

Начав наступление от Волновахи, ВСУ своей целью, однако, поставили вовсе не освобождение из «моспинского котла» своих окруженцев, а куда более амбициозный план: перерезать трассы, связывающие Донецк с войсками ДНР, действующими в районе Мариуполя, и выйти даже к российской границе. Для этого им было необходимо взять важный опорный узел ополчения в Тельмановке, но это наступление захлебнулось, части украинских войск остановились у сел Верхняя и Нижняя Ласпа и там постоянно подвергаются нападениям разведывательно-диверсионных групп ДНР. Далее к югу, вплоть до Азовского моря и вдоль российской границы, территория контролируется силами ДНР.

В районе Мариуполя ополчение с востока приблизилось к городской черте, даже занимает его отдельные пригороды (Сартана) и микрорайон Восточный. Блокпосты ополчения установлены и к северу от Мариуполя. Но с запада, со стороны Запорожской области, въезд в Мариуполь пока свободный.

Правда, РДГ ополчения действуют и вдоль трассы, как и по всему юго-западу Донецкой области, а также и в ряде приграничных районов Запорожья. Но формально эта территория подконтрольна Киеву.

Нет мира – нет демаркации

Украинские военные эксперты не берутся пока назвать, какие районы окажутся «спорными», поскольку пока никто не проводил демаркации линии соприкосновения с «боевиками», как они выражаются.

«Серые территории, безусловно, есть. Это небольшие населенные пункты, сил для удержания которых ни у одной из сторон нет, они и остаются неподконтрольными и де-факто предоставленными самим себе, – подтвердил газете ВЗГЛЯД Вячеслав Целуйко из Харьковского национального университета имени Каразина. – В основном группировки занимают наиболее важные в политическом, демографическом или экономическом плане. Например, украинская армия занимает город Дебальцево с железнодорожной развязкой, которая отрезает железнодорожное сообщение от Луганска и Донецка».

«Волноваха тоже сейчас находится под контролем украинских военных, на один день боевики ее захватывали, но после их оттуда выбили», – добавил Целуйко.

«Демаркация возможна только при реальном перемирии, при четком согласии обеих сторон на мирное урегулирование. Сейчас идет речь только о территории, контролируемой каждой из сторон, кто что контролирует, тот и считает это своей территорией», – заявил украинский военный эксперт.

Проверка на «серость»

Глава представительства самопровозглашенной ДНР в России Андрей Родкин констатирует, что пока по территории республики проходит, скорее, условная линия соприкосновения войск, на которой они остановились после договоренности о перемирии. Однако, вопреки словам украинских экспертов, представитель ДНР отрицает наличие «серых» зон. «Существует линия соприкосновения войск, она относительно непрерывна. Все, что за нашей линией, управляется республиканскими органами, что за украинской – управляется украинской администрацией», – сказал он газете ВЗГЛЯД.

Родкин утверждает, что аэропорт Донецка полностью окружен, однако получает снабжение по подземным коммуникациям. «Вряд ли там есть возможность построить воздушный мост. Снабжается он, скорее, через подземные коммуникации. Он полностью окружен давно, но именно из аэропорта ведутся обстрелы города, и не ведутся переговоры выхода из котла. Аэропорт – это специфическая территория, окружен он давно, но, во-первых, у нас перемирие, во-вторых, не хочется терять личный состав».

«Мы в любом случае настроены на независимость в полных административных границах. На сегодняшний день линия, на которой остановились боевые действия, имеет значение лишь технически. В наших планах – полный контроль территории республики, и хотелось бы достичь этого политическими, а не военными методами», – напомнил Родкин.

По его мнению, принятый в Киеве закон не отвечает чаяниям жителей республики. «Но сейчас мы настроены так, что лучше долго спорить и вести политический диалог, чем обстреливать разные города. Именно поэтому закон сам по себе устроить нас не может, но хорош сам факт его принятия как свидетельство готовности Украины идти по пути политического диалога», – заявил эмиссар ДНР.

Депутат парламента Новороссии Ирина Попова в беседе с газетой ВЗГЛЯД тоже утверждает, что перемирие не соблюдается, а закон об особых районах, как и амнистия, вписываются в логику создаваемой Порошенко иллюзии перемирия.

«Никакого перемирия нет. Города Донбасса как обстреливались, так и обстреливаются. С 5 сентября, даты подписания Минского меморандума, боевые действия не прекращались ни на минуту, – говорит Попова. – Я и моя знакомая в прошлую пятницу были в Петровском районе Донецка. Там в течение нескольких часов был мощный минометный обстрел. Мы убегали оттуда буквально наперегонки», – констатирует депутат.

Борьба за жизненное пространство

«Принятый Верховной радой закон, как подразумевают в Киеве, предназначен лишь для территорий, контролируемых ополчением, но зачастую между ними нет естественных хозяйственных связей, – сказал газете ВЗГЛЯД и Юрий Ткачев, главный редактор интернет-издания «Таймер» (Одесса), который постоянно следит за сводками с фронта. – Что, Новоазовск останется за повстанцами, а Мариуполь – за правительственными войсками? Донецк – за повстанцами, а донецкий аэропорт – за правительственными войсками? Луганск – за повстанцами, а Луганская ТЭС, находящаяся в городе Счастье, питающая Луганск электричеством, – за правительственными войсками? Наконец, Луганск и Донецк – за повстанцами, а транспортный узел Попасная – за правительственными войсками? Этого быть не может».

По его мнению, территория, которая будет иметь «особый статус», должна быть хотя бы минимально жизнеспособна с точки зрения базовых инфраструктурных вопросов.

«О, конечно, именно этого и не хотят «унитаристы»: если они и допускают мирные соглашения, то исключительно на условиях, которые доставят Донбассу максимум проблем, – пояснил публицист. – Их принцип: «да пусть они там все с голоду передохнут или свалят в свою Россию, а мы тогда Донбасс заберем». Но так не получится. Если созданная территория будет нежизнеспособной, война будет продолжаться, пока инфраструктурная и административная связность не будет достигнута в ходе боевых действий».

Нынешний подход Киева, по мнению украинского публициста, – не более чем уловка, позволяющая выдвигать мирные инициативы без опасения, что они будут приняты на самом деле.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............