25 июля, понедельник  |  Последнее обновление — 01:14  |  vz.ru

Главная тема


МОК допустил Россию до Олимпиады

«Адмирал Ушаков» vs «Айова»


Смоделирована битва между российским крейсером и американским линкором

«нет ни следа стабильности»


Премьер Венгрии: Европа не выполнила данные Украине обещания

американские сми


New York Times разыскала китайца, который считает Владивосток территорией КНР

нато против россии


Американские аналитики посоветовали Польше пригрозить Калининграду спецназом

беспорядки на ЧЕ во франции


Глава ВОБ ответил на критику со стороны Мутко

Сопутствующий ущерб


Минобороны разъяснило Пентагону удар ВКС по секретной базе США в Сирии

Вердикт социологов


Названа самая ксенофобская страна Евросоюза

Вопросы дипломатии


В Тбилиси ответили Лаврову о возможности восстановления отношений

«депортируют из страны»


Эдуард Биров: Нельзя относиться к защитникам Русской весны как к бесправным наемникам и преступникам

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

В мире есть два разных фронта террора

Количество жертв террора еще в 2014 году увеличилось на 80% по сравнению с 2013-м   17 ноября 2015, 17:20
Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
Текст: Антон Крылов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Как следует из доклада «Глобальный индекс терроризма», число терактов растет, однако говорить о новой террористической войне для всего мира странно. Большая часть атак как происходила, так и происходит в местах, до которых обывателю нет никакого дела. Кто-то называет это расизмом и двойными стандартами, но ситуация объясняется иначе.

Мало кто поспорит с тем, что терроризма в мире с каждым годом становится все больше. Взрыв российского самолета над Синаем, официально признанный терактом, расстрелы и взрывы в Париже, трагедия в Бейруте – это лишь вершина айсберга, которую мы видим.

«Показательно соболезнование президента Сирии Башара Асада, который отметил, что Сирия последние пять лет живет так, как Париж в ту страшную ночь»

Теракты совершаются ежедневно. Просто в тех странах, события в которых и российские, и западные СМИ освещают крайне скупо.

Как говорится в опубликованном на этой неделе докладе Института экономики и мира «Глобальный индекс терроризма –  2015», количество жертв террора в 2014 году увеличилось на 80% по сравнению с 2013-м. Подчеркнем, речь идет о прошлом годе. В Европе тогда громких терактов не было, в России, к примеру, был тройной взрыв в Волгограде.

Больше всего террористических атак произошло в Афганистане, Ираке, Нигерии, Пакистане и Сирии – 78% жертв от общего числа, составившего 32 658 человек. Новости о терактах в этих странах традиционно не попадают на передовицы. Кто-то считает это «невниманием» и делением стран и народов на разные сорта, но работа СМИ состоит в том, чтобы в первую очередь сообщать о необычных и редких явлениях. Когда что-то происходит регулярно – как, например, ДТП с одной–тремя жертвами в России, информация об этом появится разве что в общей ленте новостей федерального СМИ, не попадая даже в раздел «главные новости», не говоря уж о передовицах. Если бы теракты в странах Европы происходили с той же частотой, что ограбления, вряд ли бы каждый из них вызывал ту же реакцию, что события 13 ноября в Париже.

В этом смысле очень показательно соболезнование президента Сирии Башара Асада, который отметил, что Сирия последние пять лет живет так, как Париж в ту страшную ночь.

Получается, что в мире есть два фронта террора. Один – чрезвычайно редкие атаки в США, Европе и России (или против российских граждан в других странах). И второй – как будничное явление в Афганистане, Ираке, Нигерии, Пакистане и Сирии. Даже может возникнуть вопрос, стоит ли вообще смешивать эти две грани террора, или тому, который регулярный, следует дать другое наименование? Например, «война против нонкомбатантов».

Наверное, плодить сущности все-таки не стоит. Террор – это террор, даже если теракты происходят ежедневно.  

Мирные жители практически в любой войне оказываются менее защищенными, чем солдаты. Даже при использовании современного высокоточного оружия количество случайных жертв сопоставимо с «законными» целями ракет и бомб. А террористы-смертники обычно вербуются не из призывников или солдат-добровольцев, а как раз из тех, кто потерял своих близких в результате «нечаянного» удара.

В террористической войне мирные жители, напротив, являются основной целью, но главная задача террориста – не убить максимально большое количество людей, а запугать тех, кто остался в живых. Уже через это – добиться определенных политических результатов.

Случаев, когда политики шли на поводу у террористов, в истории не так уж много. Пожалуй, самый яркий пример – это переговоры российского руководства с Шамилем Басаевым, захватившим больницу в Буденновске в 1995 году. И этот пример, пожалуй, является последним, когда требования террористов в России были выполнены. Израиль, США и большинство других стран уже давно не ведут никаких переговоров с захватывающими заложников боевиками, поэтому этот вид террора там практически исчез.

Другой пример, когда террористам удалось добиться своих целей, – взрывы в Мадриде в 2004 году, когда погиб 191 человек. Взрыв произошел накануне выборов, в результате новое правительство прекратило участие Испании в операции в Ираке.

Но в подавляющем большинстве усилия террористов пропадают втуне, и зло совершается ради зла. Теракт в Париже, как и взрыв над Синаем, привели к усилению боевых действий против ИГИЛ и со стороны России, и со стороны Франции. И если в России даже самые страшные теракты не приводили к серьезному падению рейтингов действующей власти, то во Франции после расстрела в редакции «Шарли Эбдо» выросло число людей, готовых проголосовать за «Национальный фронт». Скорее всего, после атаки на Париж ультраправые найдут новых избирателей.

Европа привыкла жить без терактов, но еще совсем недавно в Британии и Испании взрывы происходили сравнительно часто (хотя и это нельзя сравнить с нынешними Сирией или Нигерией). Общее число жертв баскской ЭТА с 60-х годов прошлого века – более 850 человек. Ирландские террористы, действовавшие под знаменем ИРА, убили несколько тысяч граждан Британии – как военных и полицейских, так и мирных жителей. Также многие забывают, что, помимо широко распиаренного ирландского терроризма, в Ольстере существовал и протестантский. Организация «Ольстерские добровольческие силы» несет ответственность за смерть более чем 400 человек, почти 90% которых – мирные жители.

Поэтому сложно согласиться с теми, кто говорит о принципиально новых вызовах или начале «террористической войны» в Европе. С 2000 по 2014 год лишь 0,5% жертв террора жили в западных странах, если исключить атаку 11 сентября 2001 года. Если включить – то получается 2,6%. Также показательно, что число жертв «Боко Харам» в Нигерии сравнимо с числом жертв ИГИЛ, но почему-то Нигерия борется с этой террористической организацией без серьезной помощи со стороны мирового сообщества.

Террористическая война давно идет во всем мире, и Европу задел лишь слабый отголосок этого урагана. Вряд ли, даже объединив усилия, можно будет прекратить теракты в Европе и России, если не победить терроризм в остальных странах мира.

Наверное, это главный вывод, который можно сделать из доклада.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............