1 октября, суббота  |  Последнее обновление — 20:03  |  vz.ru

Главная тема


За срывом разведения сил в Донбассе может стоять Запад

«Просто порвал»


Захарова высмеяла слова Бориса Джонсона «о самом мощном оружии против России»

«я остановил его»


В посмертном обращении Перес рассказал о несостоявшемся нападении на Иран

«высокомерие власти»


Пушков резко ответил Макфолу на твит о Путине

годовщина первого вылета


Успех российской операции в Сирии оказался неожиданным даже внутри России

большие надежды


Советник Порошенко Расмуссен захотел обсудить с Москвой Крым

на полях Генассамблеи


Керри: В Сирии русские нас перехитрили

слишком близко


Госдеп объяснил, почему США не бомбили «Джебхат ан-Нусру»

«Честь и правда»


В Мариуполе произошел скандал из-за школьного стихотворения о России

«новая реальность»


Антон Крылов: До какой же степени надо бояться Дональда Трампа, чтобы напрямую грозить Москве терактами?

Вопрос дня


В дискуссии о запрете абортов чьи права для вас важнее?

«Надо начинать объяснять туркам»

Выдвинута новая идея о контроле черноморских проливов

7 августа 2014, 21:18

Текст: Роман Крецул

Версия для печати

«Надо выходить на соглашение с Турцией на запрет в кризисной ситуации захода в Черное море кораблей, самолетов, сил стран не Черноморско-Средиземноморского региона», – заявил газете ВЗГЛЯД председатель Движения поддержки флота Михаил Ненашев. Так он отреагировал на очередное появление в Черном море боевого корабля ВМС США.

ВМС США в четверг заявили о вхождении американского ракетного крейсера Vella Gulf в воды Черного моря. Целью этого захода является «обеспечение безопасности и стабильности в регионе», передает РИА «Новости». Месяц назад во время учений НАТО группировка кораблей альянса в Черном море достигла численности, которая последний раз была во времена СССР.

Проход военных кораблей в Черное море регулируется конвенцией Монтре от 1936 года. Согласно документу, военные корабли нечерноморских стран ограничены в мирное время при проходе через проливы классом (легкие надводные корабли, малые боевые суда и вспомогательные суда) и общим тоннажем в момент прохода (15 тысяч тонн), а в отношении входа в Черное море, кроме того, – общим тоннажем одновременного пребывания в Черном море (30 тысяч тонн для всех нечерноморских держав вместе взятых с соответственным повышением этого лимита, но не свыше 45 тысяч тонн, в случае увеличения тоннажа самого сильного черноморского флота на 10 тысяч или больше тонн) и трехнедельным сроком пребывания в Черном море. В этом году российские дипломаты уже указывали, что ВМС США нарушали конвенцию Монтре.

В случае участия Турции в войне, а также если Турция сочтет, что она находится под непосредственной угрозой войны, ей предоставлено право разрешать или запрещать проход через проливы любых военных судов. Во время войны, в которой Турция не участвует, проливы должны быть закрыты для прохода военных судов любой воюющей державы.

Председатель движения поддержки флота капитан первого ранга запаса Михаил Ненашев предлагает заключить с Турцией новое соглашение, позволяющее этой стране закрывать проливы для военных сил нечерноморских держав в случае напряженной ситуации в регионе. Об этом он рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД.

ВЗГЛЯД: Михаил Петрович, есть ли смысл туркам разрабатывать и подписывать такое соглашение?

Михаил Ненашев: Турки с учетом президентской кампании хотели бы не нагнетать обстановку, поскольку наш турпоток огромен и приносит Турции приличные инвестиции. И, естественно, Турция хочет быть региональной державой, ей не с руки вмешательство различных сил, находящихся за пределами этого региона.

По мнению Михаила Ненашева, Турция должна быть заинтересована в соглашении с Россией о проливах(фото: rosflot.ru)
По мнению Михаила Ненашева, Турция должна быть заинтересована в соглашении с Россией о проливах (фото: rosflot.ru)

Надо начинать объяснять туркам, что Черноморско-Средиземноморский регион должен становиться пространством спокойствия, а не напряженности. Внутренний и внешний турецкие факторы говорят о том, что есть небольшая надежда на то, что мы с турками можем найти взаимопонимание.

ВЗГЛЯД: Но ведь Турция входит в НАТО...

М. Н.: Турцию не очень устраивает роль США в Ираке, где они все разворотили. Курдская проблема для Турции становится все более острой, и они знают, что политика сдерживания Турции проводилась именно США. Соединенные Штаты стараются всем «испортить настроение». Чем больше горячих точек по миру, тем больше возможности для США отодвигать проблемы от себя и иметь право вмешиваться военным или финансовым путем. Поэтому в Турции среди политического класса есть понимание негативной роли США как по линии Ирака, так и по линии сирийского кризиса. Надо выходить на соглашение с Турцией на запрет в кризисной ситуации захода в Черное море кораблей, самолетов, сил стран не Черноморско-Средиземноморского региона.

Такие события, как украинские, не должны позволять вмешиваться третьим странам, которые не имеют никакого отношения к этому региону.

ВЗГЛЯД: Как Россия может подкрепить это соглашение?

М. Н.: У нас будет достаточно оснований, если бы турки саму нашу инициативу взяли как вопрос повестки дня российско-турецких отношений. Пока можно говорить об инициативе Движения поддержки флота, экспертных кругов.

ВЗГЛЯД: Чем еще можно заинтересовать Анкару на переговорах?

М. Н.: Когда начнем разговаривать, то, конечно, мы бы пошли навстречу и в вопросе газовых отношений, и энергетических проектов в других сферах. Это целый комплекс. Военный вопрос наиболее нервно сказывается на обстановке во всем регионе, не только на турецком или украинском направлении. Это отравляет атмосферу во всем регионе.

Это могло бы послужить выстраиванию нового баланса безопасности в Черноморско-Средиземноморском регионе, развитию конвенции Монтре. Ну а поскольку проливы находятся у турок, разговор надо вести с турками.

ВЗГЛЯД: В МИД России указывали на случаи нарушения конвенции. Предусмотрена ли за это какая-то ответственность?

М. Н.: Когда мы американцам указывали, что они нарушали конвенцию по тоннажу, они говорили, что они ничего не нарушали. Это вопрос дискуссий. Но сейчас, когда кризис разрастается, надо разговаривать с турками в более жесткой манере, чтобы попытаться выйти на соглашение.

Комментарии экспертов

Юрий Солозобов, директор по международным проектам российского института национальной стратегии
Юрий Солозобов, директор по международным проектам российского института национальной стратегии
Существует специальный закон, регулирующий судоходство на Босфоре – конвенция Монтре. Я не думаю, что Турция пойдет на какие-то изменения. Конвенция Монтре вполне учитывает интересы Анкары, которая довольно эффективно использует ее в разных ситуациях. В том числе использовала ее для того, чтобы не пропустить американские корабли с вооружением во время августовского конфликта 2008 года в Грузии. Турция не будет подставляться.
Она все-таки член НАТО. Над ней висит морковка в виде ассоциации с Евросоюзом. И даже дело не в какой-то ассоциации, в которую они принципиально не верят, а в той политической выгоде, которую турки получают от Евросоюза путем наличия рынка, передачи технологий. В Турции с гордостью говорят, что взяли из Европы практически все. Они могут производить на своей территории все – от розетки до унитаза. Я не вижу смысла в этой инициативе. Хотя каждый из нас имеет право на инициативу. Я могу выдвинуть себя в генсеки ООН и предложить российскому правительству поддержать мою кандидатуру, но если я выступлю с такой инициативой публично, мой личный авторитет будет сразу меньше нуля, появятся сомнения в моем адекватном понимании ситуации // ВЗГЛЯД

Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............