7 декабря, среда  |  Последнее обновление — 11:28  |  vz.ru

Главная тема


Четверть века спустя – вперед, к Союзу

вторжение в Ирак 2003 года


Обама признал ответственность США за «Исламское государство»

«По нашим расчетам»


Глава генштаба Украины дал прогноз потерь украинской армии в случае войны

кубинский след


В американских СМИ появились новые фантазии о «сделке Трампа и Путина по Украине»

«имеет преимущество»


Украина возвращает на вооружение пулемет 1910 года выпуска

«не будет выбора»


Пентагон требует «залатать дыры» в бюджете, иначе «придется резать корабли и самолеты»

Сувалкский коридор


В НАТО определили возможную точку начала войны с Россией

альтернативные газопроводы


Украина поверила в потерю российского газового транзита

на ваш взгляд


Какова ваша позиция по вопросу о необходимости гражданского примирения между «красными» и «белыми»?

Выставка в Манеже


Сергей Худиев: На самом деле Гозман – не Геббельс, НКВД – не СС

На западных фронтах


Дмитрий Дробницкий: Италию и, возможно, Францию, попытаются максимально наказать

Историческое кино


Егор Холмогоров: Что же на самом деле мы должны знать об Иване III?

фоторепортаж


В Петербурге открыли центральный участок Западного скоростного диаметра (фото)

Дело блондинки с пистолетом

Суд счел, что устроившая стрельбу в метро студентка применила оружие без необходимости, и посадил ее на три года

21 марта 2013, 15:35

Текст: Роман Крецул, Алексей Ястребков

Версия для печати

Александра Лоткова, которая применила травматическое оружие в метро, признана виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Суд приговорил ее к трем годам лишения свободы. Однако, проиграв в суде, Лоткова однозначно выиграла борьбу за общественное мнение – ни журналисты, ни блогеры не желают слышать аргументов второй стороны. Между тем дело не столь однозначно, как кажется.

В Москве завершился судебный процесс по делу о драке со стрельбой, произошедшей весной прошлого года в метро. В деле, которое приобрело широкий общественный резонанс, в итоге остался только один обвиняемый – студентка института им. Плеханова Александра Лоткова, которая, применив травматическое оружие, ранила двух человек.

26 мая 2012 года на станции метро «Цветной бульвар» случился конфликт между двумя группами молодых людей. Словесная перепалка началась еще на эскалаторе и затем продолжилась на платформе, где Александра Лоткова вместе с подругами ждала своих друзей. В ходе потасовки она достала травматический пистолет и открыла огонь, ранив двух мужчин, с которыми дрались ее друзья. Момент стрельбы оказался зафиксирован камерой видеонаблюдения.

Согласно версии следствия и пострадавших, Лоткова, «не получив подтверждения конфликта, имея умысел причинения вреда и личную неприязнь, умышленно произвела три выстрела: два в Белоусова и один в Курбанова, в результате чего причинила вред их здоровью» (Белоусов оказался в реанимации с простреленным легким). Лоткова и ее друзья утверждают, что действия девушки находятся в рамках допустимой самообороны.

Общественность встала на сторону Лотковой – по мнению сочувствующих комментаторов, на друзей студентки напали хулиганы с ножом, Лоткова попыталась остановить их предупредительным выстрелом, они не испугались, бросились на Лоткову, и она была вынуждена стрелять на поражение.

Однако если разобраться, все воспринимается не так однозначно. Можно сформулировать три ключевых вопроса: кто инициировал конфликт? Было ли применено холодное оружие в ходе драки? Делала ли Лоткова предупредительные выстрелы?

Как началась драка

Кадр из видео
Кадр из видео

Так как конфликт начался еще на эскалаторе, в этом вопросе нет никаких доказательств, кроме показаний спорящих сторон. Александра Лоткова, рассказывая о произошедшем, не говорит, как именно начался конфликт – сама она при этом не присутствовала.

«Александре приходится верить на слово своим знакомым, поскольку она не была очевидцем стычки с потерпевшими на эскалаторе, она увидела их, когда те спустились на платформу и у двоих ее знакомых были телесные повреждения – один вытирал нос, другой был с порезами на шее», рассказал газете ВЗГЛЯД адвокат Лотковой Ярослав Пакулин.

Иван Белоусов и Ибрагим Курбанов уверяют, что драку начали друзья Лотковой. По словам Белоусова, при входе в метро они обратили внимание на молодого человека, у которого на поясе висел нож. «Курбанов уточнил у проходящих про этот нож, а тот ответил агрессивно», – рассказал Белоусов.  По его словам, этот вопрос и послужил причиной инцидента.

По утверждению Лотковой и ее друзей, их противники были абсолютно пьяны. Белоусов и Курбанов признались судье, что в тот день выпили одну-две бутылки пива, однако, по их утверждениям, были трезвы и воспринимали все адекватно. Белоусов также сообщил суду, что Лоткова приходила к нему в больницу, приносила извинения, ссылаясь, что «была тогда в алкогольном опьянении».

То есть, судя по всему, Курбанов и Белоусов первыми начали диалог. Вероятно, это было довольно агрессивное начало, в любом случае их вопрос был воспринят другой не вполне трезвой компанией как агрессия, завязался спор, который перерос в драку. Кто именно нанес первый удар, достоверно выяснить уже невозможно.

Нож

Нож, которым, по словам Лотковой, размахивал Курбанов, является ключевым аргументом защиты.

«Я подняла пистолет и выстрелила в сторону туннеля. В этот момент один из друзей Курбанова, Иван Белоусов, бросился на меня, повалил на платформу, стал вырывать пистолет. Я прижала его к груди, закричала, тут подоспел на помощь один из наших, он оттащил от меня Ивана. Я вырвалась, побежала в центр зала. Курбанов погнался за мной. Я обернулась – вижу, он подходит, в руках нож, взгляд злой такой. Я навела на него пистолет. Он даже и не думал останавливаться. Когда уже был рядом, я снова выстрелила. Это подействовало: он развернулся и выбежал в вестибюль», рассказывала девушка в интервью «Московскому комсомольцу».

Если Курбанов действительно размахивал ножом и кричал, что всех зарежет, а затем шел с ножом на Лоткову и ее друзей, то сложно обвинить студентку в том, что она так уж превысила необходимую самооборону. Защита настаивает, что нож был. Однако обвинение этот аргумент отвергает. Почему?

Точно известно, что один нож был у друзей Лотковой. Его Курбанов отобрал на эскалаторе у друга Лотковой (по версии Курбанова, тот стал его доставать в ходе конфликта). На видео видно, что спустившийся с эскалатора Курбанов несет в руке какой-то предмет (по словам Лотковой, это и был тот самый отобранный нож-топорик в чехле), а один из друзей студентки идет за Курбановым, пытаясь его остановить. По версии Курбанова и Белоусова, этот нож из чехла не доставали. Друзья Лотковой это не опровергают.

Когда Лоткова комментирует раскадровку видео драки, она утверждает, что в руках Курбанова был некий маленький нож (менее 10 сантиметров), который тот спрятал только после появления полицейского.

Иван Белоусов сказал, что никакого ножа у его друзей не было. «Единственный нож, который там был, был в чехле. Это просто линия защиты – какой-то вымышленный нож. Есть незаинтересованные свидетели, такие как милиционер, стажер, который был с ним. Никто не видел ножа. Только их сторона видела какой-то непонятный нож», сказал Белоусов в интервью газете ВЗГЛЯД (полностью интервью с Белоусовым читайте ниже).

Адвокат Лотковой Ярослав Пакулин сказал газете ВЗГЛЯД, что камеры не зафиксировали момент, когда потерпевший «стал размахивать ножом на перроне и стал кидаться на окружающих, в том числе на Александру». То есть адвокат признает, что ножа на видео не видно, и говорит, что в качестве доказательств того, что нападение с ножом имело место, в распоряжении защиты имеются показания обвиняемой и ее друзей, медэкспертиза, проведенная спустя два месяца.

Показания друзей против показаний потерпевших – это аргументом быть не может. Остается экспертиза. Однако почему она была проведена спустя два месяца? Это как минимум странно. Есть и еще один вопрос: почему Курбанов, который активно принимал участие в драке, так никого серьезно и не порезал (порез друга Лотковой, который виден на фото в МК, по словам Лотковой, был получен еще на эскалаторе)?

Адвокат сообщил, что по этому ножевому ранению было подано заявление еще на стадии следствия. «Но следователь, которая вела основное уголовное дело, его же и рассмотрела, и вынесла отказ в возбуждении уголовного дела в отношении кого-либо. Мы его обжаловали, но пока ни от кого ответа не поступило», рассказал Пакулин.

То есть следствие упорно отвергает удобную для защиты версию, что Курбанов на всех кидался с ножом. Есть два варианта: либо следствие и суд всеми силами и вопреки логике зачем-то выгораживают Курбанова и «топят» Лоткову, либо никаким ножом Курбанов не размахивал.

Предупредительный выстрел

Кадр из видео
Кадр из видео

Защита попыталась доказать, что Лоткова сделала предупредительный выстрел. Суд не поверил. Почему?

Три выстрела Лотковой попали в цель – два в Белоусова, один в Курбанова. В сюжете, который показал телеканал Рен-ТВ, Лоткова говорит, что было именно три выстрела. «Я превысила самооборону посредством троих выстрелов из травматического пистолета», сказала обвиняемая.

Однако на суде студентка и ее адвокат заявляли, что был и четвертый – точнее первый, предупредительный – выстрел.

«Я сначала закричала, пытаясь привлечь внимание, но все были заняты дракой; тогда я подняла пистолет и выстрелила в сторону туннеля», говорит Лоткова. По ее словам, так как предупредительный выстрел не остановил Курбанова, она «была вынуждена произвести еще три выстрела».

«Когда она увидела размахивающего ножом Курбанова, выкрикивающего угрозы в адрес всех окружающих, тут уже ничего не оставалось, кроме как достать травматический пистолет и сделать предупредительный выстрел в воздух, – говорит Ярослав Пакулин, адвокат Лотковой. – Но беда в том, что это происходило на перроне вне зоны видимости камер, и доказать это, кроме как показаниями участников событий, мы никак не можем».

То есть опять получается, что аргументы защиты никак нельзя подтвердить – все самое интересное камеры не записали.

«Выстрел в меня был как раз первым, – говорит Белоусов. – О каком выстреле в воздух можно говорить? Где тогда отметки от этого выстрела? Это же пуля».

«В приговоре предупредительный выстрел никак не фигурирует, судья его исключил как надуманный», говорит адвокат.

Конечно, если задача суда и следствия «утопить» Лоткову, то логично не замечать предупредительный выстрел. Но можно предположить, что следствие не нашло никаких доказательств, что Лоткова сделала предупредительный выстрел.

«Поломанная молодая жизнь»

Александра Лоткова и ее адвокат напрочь переиграли потерпевших и следствие в информационном пространстве. Они охотно и подробно давали интервью, в то время как ни потерпевшие, ни следствие дело никак не комментировали. В итоге журналисты не только целиком встали на сторону обвиняемой, транслируя ее версию событий, но и добавляли от себя эмоциональные подробности.

К примеру, канал Рен-ТВ показал сюжет, в котором журналист, комментируя кадры видеонаблюдения, обращает внимание на то, что лежащего на перроне молодого человека потерпевшие бьют ногами. Телеканал повторил этот удар несколько раз, даже обвел его на видео кружком. Однако на самом деле избиваемый – тот самый Иван Белоусов, в которого перед этим дважды выстрелила Александра Лоткова, одна из пуль пробила легкое, он упал, а друзья Лотковой продолжали его избивать.

Естественно, после таких сюжетов общественное мнение было целиком на стороне Александры Лотковой. И когда по итогам рассмотрения дела суд признал Лоткову виновной по ч. 1 статьи 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и приговорил девушку к трем годам лишения свободы, общественность возмутилась.

«Такого исхода дела я представить не мог, сказал адвокат Ярослав Пакулин. Приговор под копирку цитирует обвинительную речь прокурора, где не находится места доводам защиты. Судом никоим образом не принимается версия о необходимой обороне и даже о превышении обороны. Со слов судьи, ни о какой обороне – необходимой или какой-то другой – речи быть не может: самой Александре никакой вред не угрожал, следовательно, оружие применила без оснований».

Другие юристы отмечают, что назначенное Лотковой наказание является необычно жестким для такой статьи.

«В любом случае я считаю, что наказание чрезмерно для молодой девушки, которая первый раз привлекается к уголовной ответственности. Содержание в колонии, в условиях изоляции с лицами, совершившими преступления, просто так для нее не пройдет. Это поломанная молодая жизнь», – считает адвокат Людмила Айвар.

«После освобождения ее не возьмут на работу, не восстановят на учебе, негативное прошлое окажет плохое воздействие на всю ее жизнь», – сказала она. По мнению адвоката, колония-поселение или условное наказание вполне помогли бы осужденной все осознать и более не совершать подобных поступков. «Я считаю, что суд вполне мог назначить наказание, не связанное с лишением свободы», – добавила она.

Адвокат Дмитрий Аграновский отметил, что по части 1 статьи 111 суды вообще редко назначают реальное наказание, как правило, обвиняемые отделываются условным сроком. «В данном случае статья, личность обвиняемой и назначенное наказание у меня в рамках справедливости не совмещаются. Не припомню, чтобы девушку-студентку так жестоко наказывали», – считает Аграновский.

«На месте потерпевшего я бы написал апелляционную жалобу из-за слишком сурового приговора. Это был бы правильный мужской поступок», – добавил он.

«Чего хотела, то и получила»

Потерпевший Иван Белоусов (фото: vk.com/id135871736)
Потерпевший Иван Белоусов (фото: vk.com/id135871736)

Газета ВЗГЛЯД попросила потерпевшего Ивана Белоусова ответить на вопросы, в том числе и на предложение Дмитрия Аграновского.

ВЗГЛЯД: Иван, вас удовлетворил состоявшийся приговор?

Иван Белоусов: Удовлетворил. Чего хотела, то и получила.

ВЗГЛЯД: Вы считаете выбранное судьей наказание адекватным?

И.Б.: Я считаю, да. Если бы девушка приняла свою вину, ей бы дали условно. Она свою вину не приняла. О чем тут разговор?

Ей нужно было просто говорить правду, а не работать заодно с телевидением. То, что говорится на телевидении, было сказано в репортаже РЕН-ТВ, который вышел сразу же после того дня. В нем говорится, что избивают какого-то ее парня, она стреляет, защищает его. Только избивают не ее парня, избивают меня, и стреляют не в кого-то, а в меня.

ВЗГЛЯД: То есть лежащий, избиваемый ногами человек, которого видно на кадрах, это вы?

И.Б.: Да.

ВЗГЛЯД: Давайте вернемся к самому началу конфликта. Как произошел контакт между вашими компаниями?

И.Б.: Мы спускались по эскалатору. Ибрагим Курбанов спросил их про нож. Сразу кто-то ударил Ивана Ермошкина – это произошло позади меня, и я этого не видел. Парень, у которого был нож, хотел выхватить его. Ибрагим взял его за руку, попросил его отдать. Нож был отдан (не сорван, а отдан), засунут в чехол. Все, спокойно спустились, хотели выкинуть этот нож на рельсы, чтобы нас, грубо говоря, не «рубанули» им. Я повернулся налево. Смотрю – идет девушка с парнем, достает пистолет и стреляет мне в грудь.

ВЗГЛЯД: Это произошло вне зоны видимости камер?

И.Б.: Да, это было за колоннами.

ВЗГЛЯД: Защита настаивает, что имел место первый предупредительный выстрел.

И.Б.:  Выстрел в меня был как раз первым. О каком выстреле в воздух можно говорить? Где тогда отметки от этого выстрела? Это же пуля.

ВЗГЛЯД: Что происходило потом?

И.Б.:  Я схватил ее за руку, чтобы она больше не стреляла, хотел вырвать пистолет из руки. Меня повалил какой-то парень, я не видел, кто это. Потом меня выволокли из-за колонн, начали дальше бить. По мере возможности, как мог, отбивался. Вот и все. А то, что говорят о том, что кого-то там избивают – это все фигня. РЕН-ТВ сфабриковало, как им удобно, чтобы это смотрели.

Кадр из видео
Кадр из видео

ВЗГЛЯД: Сторона защиты заявляет о ноже, который пустил в ход Курбанов.

И.Б.:  Единственный нож, который там был, был в чехле. Это просто линия защиты – какой-то придуманный, вымышленный нож.

Есть незаинтересованные свидетели, такие как милиционер, стажер, который был с ним. Никто не видел ножа. Только их сторона (Лоткова и ее друзья – прим. ВЗГЛЯД) видела какой-то непонятный нож.

ВЗГЛЯД: Спустя два месяца она провели экспертизу, которая зафиксировала порез на шее одного из друзей Лотковой. Это как-то фигурировало в деле?

И.Б.: Это никак нигде не фигурировало. Я не знаю, откуда взялся этот порез. Говорят, что Дмитрий Хворостов (друг Александры Лотковой – прим. ВЗГЛЯД) на видео весь в крови. Но это понятно – Хворостов прислоняется ко мне, и оттого он весь в крови, потому что у меня из груди кровь хлестала. А то, что у него какой-то порез на шее – не знаю, может, он сам его себе нанес. Я не в курсе. Потому что если смотреть на видео, как все передвигаются, там нет никакой крови у него, ничего. Он спокойно идет. То есть ему разрезали шею, и он спокойно идет? Это бред.

ВЗГЛЯД: Некоторые пользователи, посмотрев видео, обращают внимание, что Курбанов наносит удар – дальше мнения разделяются: одни утверждают, что это удар ножом, другие говорят, что это удар рукой, который выглядит как удар ножом...

И.Б.: Повторюсь, никакого ножа не было. Это просто удар кулаком, вот и все.

ВЗГЛЯД: Что было после стычки?

И.Б.: Они убежали, мы уехали.

ВЗГЛЯД: Заявление в полицию подавали?

И.Б.: Заявления никто не писал. Я был в реанимации, дело велось автоматически.

ВЗГЛЯД: На суде вы говорили, что Александра приходила к вам в больницу...

И.Б.: Да, приходила. Сказала: «Извини, вот так вот вышло». Нормально там вышло!

ВЗГЛЯД: А вы?

И.Б.: Я был с трубками, и мне совершенно было не до этого, ни до какой девушки, и все такое.

ВЗГЛЯД: Сейчас как себя чувствуете?

И.Б.: Сейчас нормально. Только пуля в легком, а так – нормально.

ВЗГЛЯД: У вас были какие-то ожидания по поводу приговора?

И.Б.: Я не знал, какой будет приговор, и поэтому ничего не ожидал – как решит суд. Суд решил так, значит так. Если бы она признала свою вину, думаю, суд решил бы по-другому. Она свою вину не признала.

Если девушка не понимает свою вину, тогда пускай решает суд.

Кадр из видео
Кадр из видео

ВЗГЛЯД: Даже если не касаться фактической стороны дела, люди очень горячо спорят в социальных сетях и об адекватности наказания, одни считают слишком жестким, другие нормальным. Вы как человек, непосредственно пострадавший от стрельбы, какое наказание находите справедливым?

И.Б.: Как решил суд. Я не юрист. Если суд решил так, значит так.

Я много читал, что пишут «купили судью». Ну как можно купить судью? Что за бред вообще?... Какие-то кавказцы – мы вообще все кавказцы, ссылка идет только на это. «Бешеные кавказцы, всех выгнать из России». Нормальные кавказцы – Иван Белоусов, Иван Ермошкин.

Неприятно, конечно, потому что народ просто не понимает. Они просто смотрят видео, которое им толкает телевидение. Ну а что поделаешь?

ВЗГЛЯД: Некоторые юристы также находят приговор чрезмерно жестким. Адвокат Дмитрий Аграновский заявил, в частности, следующее: «На месте потерпевшего я бы написал апелляционную жалобу из-за слишком сурового приговора. Это был бы правильный мужской поступок». Вы согласны с ним?

И.Б.: Я не буду даже отвечать на этот вопрос.

ВЗГЛЯД: То есть для вас в этом деле поставлена точка?

И.Б.: В моем случае да. Я не буду ничего делать там.

ВЗГЛЯД: Когда мы связались с вами, вы отнеслись к нам несколько настороженно, ссылаясь на то, что журналисты неверно передавали ваши слова. Как это выглядело?

И.Б.: Просто слова, которые говорятся, не показывают. Вырезается только то, что им нужно. Ко мне обращались за комментариями, только эти комментарии не учитывались.

Примечание редакции

Газета ВЗГЛЯД не утверждает, что на самом деле однозначно виновна Александра Лоткова, а Белоусов с друзьями – жертвы ее агрессии. Но мы попытались показать, что в этом деле все далеко не так однозначно, как представили блогеры.

Да, когда видишь хрупкую интеллигентную девушку, которой инкриминируют умышленное нанесение тяжкого вреда здоровью двух сильных мужчин, когда эта девушка вместе с адвокатом рассказывает связную трогательную историю о том, как она защищала друзей, и обещает в интервью «и в следующий раз поступить так же», это задевает наши душевные струны. И девушку действительно жалко. Но все-таки и журналистам, и политикам, и адвокатам, и общественным деятелям, которые бурно комментируют эту историю, надо было обратить внимание на то, что почему-то везде приводится версия только одной из сторон.

Комментарии экспертов

Михаил Соломатин, журналист, историк
Михаил Соломатин, журналист, историк
Несколько человек сказали мне, что Лотковой надо сочувствовать уже потому, что она женщина и к тому же «своя» по крови. Должен признать, что я ей действительно сочувствую, и как раз по этим причинам. Попавшая в беду женщина вызывает сочувствие большее, чем попавший в беду мужчина, а сопереживать соплеменникам всегда легче, чем чужакам. Так уж мы устроены, а природу обманывать очень трудно, да и незачем. Добавлю: человеку русской культуры вообще свойственно сочувствовать осужденным. В этом тоже нет ничего страшного. Но наше сочувствие не должно подменять закон. Читать далее.

Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............