24 августа, среда  |  Последнее обновление — 19:09  |  vz.ru

Главная тема


Газовая «независимость Украины» скрывает коррупционные схемы

новейший истребитель


У F-35 обнаружены новые проблемы

Первый президент Украины


Кравчук: Крым – это уже фактически Россия

жесткая посадка


Самое большое в мире воздушное судно попало в аварию (видео)

особое мнение


Русский народ преодолеет период «украинской независимости»

«ущерб корпорации и клиентам»


У французской DCNS похитили секреты о подлодке Scorpene

армия и вооружение


Спущен на воду новый корабль, вооруженный «Калибрами»

олимпийское движение


Из-за нападок на Россию у США возникли проблемы в МОК

демонстрация силы


Украинская армия страшна только своей численностью

«лагеря гитлерюгенда»


Сергей Веселовский: Из украинских детей спешно готовят смертников

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

«Самое ценное, что есть на «Мистрале»

Эксперт рассказал о принципиальном разногласии на переговорах о вертолетоносце

6 мая 2011, 22:28

Текст: Геннадий Савченко

Версия для печати

«Дело не только в том, что SENIT-9 – французское ноу-хау. Она ориентирована на взаимодействие с кораблями, авиацией, наземными силами войск НАТО», – рассказал газете ВЗГЛЯД директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, комментируя ключевое разногласие в переговорах по «Мистралю».

Стал известен ключевой пункт разногласий между Россией и Францией на переговорах по приобретению нашей страной французских вертолетоносцев «Мистраль». Соглашение о покупке заключено более трех месяцев назад, а срок и стоимость контракта до сих пор обсуждается российскими и французскими оборонщиками.

В центре разногласий – боевая информационно-управляющая система Système d'Exploitation Navale des Informations Tactiques-9 (сокращенно SENIT-9), которой оборудованы вертолетоносцы. Об этом со ссылкой на источник в российском военно-промышленном комплексе сообщили информационные агентства. «По ходу переговоров по «Мистралям» стало ясно, что французские военные именно SENIT-9 считают самой критичной системой корабля и всячески сопротивляются ее передаче России», – цитирует его РИА «Новости».

«Российская же сторона, желая получить только новейшие технологии вместе с кораблем, настаивает на получении этой системы, и именно согласие французов отдать ее полностью решит судьбу контракта», – утверждает источник.

О том, почему французы так упорно отказываются уступить SENIT-9, газете ВЗГЛЯД рассказал директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

ВЗГЛЯД: Почему французы отказываются уступить нам систему SENIT-9? Чем она так важна?

Руслан Пухов: Боевая информационно-управляющая система – это комплекс технических средств, у которого много функций: рекомендации по управлению оружием корабля, cбор информации об обстановке и т.д. Без нее корабль «слеп», если можно так выразиться. Дело не только в том, что SENIT-9  – французское ноу-хау. Она ориентирована на взаимодействие с кораблями, авиацией, наземными силами войск НАТО. И, естественно, она включает в себя соответствующее программное обеспечение. Таким образом, вместе с «Мистралем» Россия может получить массу информации, которая даже французским-то секретом не является. Это то, что французы, конечно, не готовы продать, так как это не только вопрос престижа, как, например, командная система управления соединением SIC-21, стоящая на «Мистрале» (ее французы не хотели уступать, так как она стоит на флагмане французского флота авианосце «Шарль де Голль»).

Руслан Пухов (Фото:  1tv.ru)
Руслан Пухов (Фото: 1tv.ru)

ВЗГЛЯД: А что будет, если Россия все-таки согласится на покупку «Мистраля» без SENIT-9?

Р.П.: Придется загрузить российскую «оборонку» и поставить на «Мистраль» российскую боевую информационно-управляющую систему.

ВЗГЛЯД: А сам по себе вертолетоносец представляет собой какую-то военную ценность?

Р.П.: Безусловно, да. Это пункт управления, площадка базирования вертолетов, да много что еще. Это, разумеется, немало. Просто система SENIT-9 можно сказать, самое ценное, что есть на «Мистрале», и Россия, конечно, не хочет переплачивать.

ВЗГЛЯД: Неужели нельзя прийти к какому-то компромиссу? Ведь наверняка есть способы сделать так, чтобы и французам не пришлось слишком много уступать, и россияне остались довольны.

Р.П.: Вероятно, есть, только сложно сказать, какие они, эти способы. Если пытаться искать ответ на вопрос, кто виноват в том, что переговоры по «Мистралям» не завершены, то тут всем можно предъявлять претензии и России, и Франции. Можно, например, вспомнить, что французы последнее время, мягко говоря, неудачно ведут переговоры по продаже своих вооружений, умудряясь расстраивать фактически уже заключенные сделки. Вспоминается, например, недавний провал переговоров по продаже истребителей Rafale в Бразилию и Марокко. Сейчас, кстати, военный экспорт Франции существенно упал по сравнению с девяностыми годами. Ее даже Израиль обгоняет не в последнюю очередь благодаря негибкости французских переговорщиков. Правда, от констатации этого факта итог переговоров яснее не становится.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............