30 сентября, пятница  |  Последнее обновление — 09:52  |  vz.ru

Главная тема


Успех российской операции в Сирии оказался неожиданным даже внутри России

прекращение огня


Обама и Меркель заявили об «особой ответственности» России за ситуацию в Сирии

большие надежды


Советник Порошенко Расмуссен захотел обсудить с Москвой Крым

«Не надо меня лечить»


Украинского эксперта выгнали с российской телепрограммы о крушении «Боинга»

национальный перевозчик


«Аэрофлот» объявил о планах массовой закупки отечественных самолетов

громкое дело


За преступления Захарченко поплатился его начальник

«некий контакт руки и плеча»


Брэд Питт добровольно сдал анализы на наркотики после ссоры с сыном

российская версия


Минобороны получило новые данные об обстреле гумконвоя ООН под Алеппо

мыльная опера


Безвизовый режим Украины с ЕС получил новую отсрочку

«провокационное искусство»


Наталья Холмогорова: Мысль о ребенке все прочнее связывается с мыслью о сексе

Вопрос дня


В дискуссии о запрете абортов чьи права для вас важнее?

«Самое ценное, что есть на «Мистрале»

Эксперт рассказал о принципиальном разногласии на переговорах о вертолетоносце

6 мая 2011, 22:28

Текст: Геннадий Савченко

Версия для печати

«Дело не только в том, что SENIT-9 – французское ноу-хау. Она ориентирована на взаимодействие с кораблями, авиацией, наземными силами войск НАТО», – рассказал газете ВЗГЛЯД директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, комментируя ключевое разногласие в переговорах по «Мистралю».

Стал известен ключевой пункт разногласий между Россией и Францией на переговорах по приобретению нашей страной французских вертолетоносцев «Мистраль». Соглашение о покупке заключено более трех месяцев назад, а срок и стоимость контракта до сих пор обсуждается российскими и французскими оборонщиками.

В центре разногласий – боевая информационно-управляющая система Système d'Exploitation Navale des Informations Tactiques-9 (сокращенно SENIT-9), которой оборудованы вертолетоносцы. Об этом со ссылкой на источник в российском военно-промышленном комплексе сообщили информационные агентства. «По ходу переговоров по «Мистралям» стало ясно, что французские военные именно SENIT-9 считают самой критичной системой корабля и всячески сопротивляются ее передаче России», – цитирует его РИА «Новости».

«Российская же сторона, желая получить только новейшие технологии вместе с кораблем, настаивает на получении этой системы, и именно согласие французов отдать ее полностью решит судьбу контракта», – утверждает источник.

О том, почему французы так упорно отказываются уступить SENIT-9, газете ВЗГЛЯД рассказал директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

ВЗГЛЯД: Почему французы отказываются уступить нам систему SENIT-9? Чем она так важна?

Руслан Пухов: Боевая информационно-управляющая система – это комплекс технических средств, у которого много функций: рекомендации по управлению оружием корабля, cбор информации об обстановке и т.д. Без нее корабль «слеп», если можно так выразиться. Дело не только в том, что SENIT-9  – французское ноу-хау. Она ориентирована на взаимодействие с кораблями, авиацией, наземными силами войск НАТО. И, естественно, она включает в себя соответствующее программное обеспечение. Таким образом, вместе с «Мистралем» Россия может получить массу информации, которая даже французским-то секретом не является. Это то, что французы, конечно, не готовы продать, так как это не только вопрос престижа, как, например, командная система управления соединением SIC-21, стоящая на «Мистрале» (ее французы не хотели уступать, так как она стоит на флагмане французского флота авианосце «Шарль де Голль»).

Руслан Пухов (Фото:  1tv.ru)
Руслан Пухов (Фото: 1tv.ru)

ВЗГЛЯД: А что будет, если Россия все-таки согласится на покупку «Мистраля» без SENIT-9?

Р.П.: Придется загрузить российскую «оборонку» и поставить на «Мистраль» российскую боевую информационно-управляющую систему.

ВЗГЛЯД: А сам по себе вертолетоносец представляет собой какую-то военную ценность?

Р.П.: Безусловно, да. Это пункт управления, площадка базирования вертолетов, да много что еще. Это, разумеется, немало. Просто система SENIT-9 можно сказать, самое ценное, что есть на «Мистрале», и Россия, конечно, не хочет переплачивать.

ВЗГЛЯД: Неужели нельзя прийти к какому-то компромиссу? Ведь наверняка есть способы сделать так, чтобы и французам не пришлось слишком много уступать, и россияне остались довольны.

Р.П.: Вероятно, есть, только сложно сказать, какие они, эти способы. Если пытаться искать ответ на вопрос, кто виноват в том, что переговоры по «Мистралям» не завершены, то тут всем можно предъявлять претензии и России, и Франции. Можно, например, вспомнить, что французы последнее время, мягко говоря, неудачно ведут переговоры по продаже своих вооружений, умудряясь расстраивать фактически уже заключенные сделки. Вспоминается, например, недавний провал переговоров по продаже истребителей Rafale в Бразилию и Марокко. Сейчас, кстати, военный экспорт Франции существенно упал по сравнению с девяностыми годами. Ее даже Израиль обгоняет не в последнюю очередь благодаря негибкости французских переговорщиков. Правда, от констатации этого факта итог переговоров яснее не становится.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............