5 декабря, понедельник  |  Последнее обновление — 13:30  |  vz.ru

Главная тема


Россия и Саудовская Аравия пытаются заработать друг на друге

экспорт вооружений


СИПРИ: США и Западная Европа продают четыре пятых всего оружия в мире

Форум нацобороны США


Министр ВВС США назвала Россию угрозой номер один

флешмоб советской песни


Немецкие СМИ: Русские и украинцы спелись назло принудительной украинизации

25 лет назад


Из уничтожения КГБ нужно вынести несколько важных уроков

газовые месторождения


Российский фрегат преградил путь украинскому пограничному кораблю

«отклонились от траектории»


Ракетные стрельбы на Украине оказались не совсем удачными

«Я был участником платежей»


Украинский депутат: Порошенко раздавал деньги МВФ членам Верховной рады

на ваш взгляд


Байкер Хирург обратился к Путину с предложением изменить герб России. Как вы оцениваете эту инициативу?

На западных фронтах


Дмитрий Дробницкий: Италию и, возможно, Францию, попытаются максимально наказать

«служит важным признанием»


«Теневое ЦРУ» проанализировало Концепцию внешней политики России

Российская нация


Андрей Бабицкий: Вместо «золотого века» чеченцев ожидали мрак и хаос

фоторепортаж


Украинская политика продолжает пополняться юными девушками

Единой Европе указали на ее место в войне цивилизаций

Брюссель стал второй за неполные пять месяцев европейской столицей, по которой был нанесен удар террористов   22 марта 2016, 22:15
Фото: Charles Platiau/Reuters
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Самое страшное для европейцев в брюссельских терактах – это то, что их ждали. Случилось то, чего мы боялись, сказал премьер-министр Бельгии Шарль Мишель. Беда не в том, что спецслужбы накануне получили информацию о готовящихся терактах и не смогли их предотвратить. Гораздо хуже то, что Европейский союз не способен вернуть европейцам чувство безопасности.

Три взрыва в Брюсселе унесли три с лишним десятка жизней и стали второй за последние месяцы атакой на европейскую столицу. Это шок для тихой Бельгии и символический удар по столице Евросоюза. 22 марта даже слепой, казалось бы, должен понять, что речь идет не об исключительных случаях и даже не о тенденции, а о полноценной новой главе в истории Европы. Но, к сожалению, шансов на признание реальности пока что немного.

«Чтобы остановить террор в Европе, мало работы спецслужб и изменения миграционного законодательства»

Тот факт, что буквально на днях в Брюсселе задержали организатора парижских терактов 13 ноября Салаха Абдеслама, не оставляет сомнений в том, что у обоих акций общие организаторы. Для простоты их всех записывают в «Исламское государство», как в нулевые годы помечали «Аль-Каидой». Хотя, если говорить еще проще, это террористическое исламистское подполье в Европе, которое таким образом «мстит крестоносцам» за войну против «халифата» и в целом за вмешательство Запада в исламский мир.

Это еще хорошо, если большинство ячеек этого подполья объединены хоть в какое-то подобие единой сети – что облегчало бы работу спецслужб по их обнаружению – но, скорее всего, между ними нет никаких связей, да и само их формирование все больше идет снизу, а не сверху. Это хотя и организованный – как любая операция устрашения – но все же в первую очередь стихийный, идеологически и религиозно мотивированный террор, воспринимаемый его исполнителями как «справедливая месть», как подвиг. Нет единого центра, уничтожив который, можно ликвидировать угрозу – потому что как исполнители, так и организаторы находятся внутри самой Европы. Как и заказчик.

Конечно, «халифат» планирует и осуществляет теракты, но кто понимает, сколько есть абсолютно самостоятельных, просто сочувствующих ИГ потенциальных террористов в Европе? Сколько парней сейчас только раздумывают над тем, чтобы встать на путь «джихада» – в том виде, в котором его проповедует «халифат»? Никто не знает и не понимает – более того, никто не знает и того, какую игру ведут в этом «омуте» спецслужбы. Они пытаются вычислить «халифат», думая, что он находится в Ракке, а он между тем везде, от Великобритании до Сирии, от Франции до Ирака, от Мали до Египта. Не потому, что он всесилен, а потому, что он имеет сторонников по всему миру, которые готовы умереть ради того, чтобы «халифат» жил. Как с этим бороться?

Для начала Европа должна определиться, с чем же она имеет дело – поставить диагноз и приступить к лечению. Но что мы видим в реакции на брюссельские теракты? Страх, боль и слезы – это все понятно, но этого абсолютно недостаточно. Есть громкие заявления – французский премьер Мануэль Вальс сказал, что в течение нескольких месяцев Европа находится в состоянии войны, а британский премьер Кэмерон написал, что сделает все возможное, чтобы не допустить победы террористов в Европе. Немецкий министр внутренних дел Томас де Мезьер сказал, что тот факт, что целью нападений стал международный аэропорт и станция метро близ офисов Евросоюза, говорит о том, что «этот теракт был направлен не только против Бельгии, но и против нашей свободы, нашей свободы передвижений, мобильности и всего того, что является частью ЕС». А мэр Брюсселя социалист Иван Майер заявил, что «мы полны решимости защитить наши ценности».

Бельгия, к слову, постепенно разваливается – это и так искусственное, объединяющее франков и германцев королевство добивает как раз евроинтеграция, точно так же, как она провоцирует развал и многих других государств «Единой Европы». И теракты лишь увеличивают желание фламандцев отделиться от франкоязычных валлонцев, к которым и едут франкоговорящие жители бывших колоний. Но эти бельгийские частности не так уж и принципиальны в условиях общей угрозы всей Европе – а брюссельские теракты именно так и воспринимаются. Что стоит за жесткими заявлениями премьеров?

Обещание борьбы с террором смешно. При отсутствии европейских границ, в условиях огромного наплыва мигрантов, в условиях войн, полыхающих на Ближнем Востоке, и, главное, при продолжении курса на построение без- и наднациональной модели ЕС, фактически навязывающей всем странам «свежую кровь» мигрантов, это просто бессмысленно.

Так что громкие слова европейских политиков не значат ровным счетом ничего – нынешние власти европейских стран не готовы и не способны изменить политику. Они идут по пути не естественной, а искусственной евроинтеграции, создания мультикультурного, космополитичного сообщества, в котором не будет ни немца, ни испанца. И они не только не против, но и считают полезным разбавить варящийся европейский компот пришлой кровью.

Но даже если остановить поток мигрантов, то это не решит проблем Европы – уже существующие мусульманские общины останутся инкубатором для террора. Не потому, что мусульмане «плохие», а потому, что они видят, как европейцы лезут в исламский мир, видят, как при этом слабо и дезориентировано само европейское общество, видят, как на словах оно говорит про толерантность, а на деле в ужасе шарахается от понаехавших «по приглашению Меркель». У них есть авианосцы и самолеты, но нет силы духа, нет веры, сами погрязли в грехе, а нас учат, как жить, и экспортируют нам свои болезни – и живущий в третьем поколении в Европе марокканец превращается в партизана.

Чтобы победить терроризм в Европе, мало работы спецслужб и изменения миграционного законодательства. Не поможет даже уход Европы с Ближнего Востока – нужно изменение самого европейского проекта. Единая Европа может быть только Европой национальных государств, то есть сильных наций, управляемых национально ориентированными элитами. В такой Европе национальная идентичность будет не главным врагом евроинтеграторов, а их основной опорой и предметом всяческой заботы. Мигранты в такой Европе не будут жить в гетто по своим законам, а будут или растворяться среди местного населения, или уезжать к себе на родину. Такая Европа будет сильной и устойчивой, но для ее построения нужны совсем другие правящие элиты.

Нынешние заточены на создание новой наднациональной общности, «европейского человека». И тот факт, что с их курсом не согласны все больше европейцев, не останавливает национальные элиты. Потому что национальные они лишь в кавычках – большая их часть стала частью наднациональной, «европейской» элиты и считает себя вправе и в силе сделать свой выбор выбором своих народов. Конечно, атлантистские силы в Европе способны идти на тактические уступки – не отказываясь от стратегического курса. Так будет и сейчас.

Брюссельские теракты, естественно, приведут к росту популярности правых, антиэмигрантски настроенных сил в европейских странах – и нынешним властям придется пойти на частичную корректировку курса. Чтобы не допустить прихода к власти внесистемных сил, вроде французского «Национального фронта», правящая элита пойдет на ужесточение правил приема мигрантов. Эта корректировка будет незначительной, но она даст повод говорить о «жестких мерах», о большем учете национального суверенитета.

Следующим шагом станет перераспределение власти внутри элиты – от жестких атлантистов к более осторожным – например, в случае Франции, от социалистов к республиканцам Саркози. В том случае, если теракты в ближайшие месяцы произойдут в Германии, в Христианско-демократической партии может случиться и так уже назревающий внутрипартийный переворот с последующей сменой канцлера, ведь Меркель фактически приговорила себя своей миграционной политикой.

Если брюссельские теракты окажутся частью большой серии, Европа вздрогнет – но не изменится. Рост евроскептицизма, национальных и правых сил может быть сколько угодно большим. В проект атлантического мультикультурного Евросоюза вложено столько времени, за ним стоят такие мощные силы, что его строительство будет идти и под «грохот канонады».

Критической точкой станет середина следующего года, когда пройдут президентские выборы во Франции и парламентские в Германии. Евроатлантистам достаточно будет обеспечить избрание Саркози или Жюппе (а Ле Пен пусть получит хоть 49 процентов во втором туре) и удержать «Альтернативу для Германии» в рамках 10–15 процентов. 2017 год евроинтеграторы надеются пережить с небольшими потерями – чтобы и дальше строить «Единую Европу», которая, в свою очередь, через Трансатлантическое партнерство с Северной Америкой будет все больше растворяться в «Едином Западе», подчиняясь планам и законам наднациональных элит.

Взорвать этот план могут только сами европейцы, вместе и по отдельности, как французы, немцы, итальянцы – поддержав политические силы, выступающие за сохранение национальной идентичности их народов, предлагающие собирать свой, континентальный проект единой Европы. Если этого не произойдет, то Европа превратится в поле битвы глобалистского атлантического и всемирного халифатского проектов – страх перед такой перспективой должен придать силы нашим европейским соседям.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............