3 декабря, суббота  |  Последнее обновление — 05:19  |  vz.ru

Главная тема


Путин высказался о "второй стороне свободы"

«Я был участником платежей»


Украинский депутат: Порошенко раздавал деньги МВФ членам Верховной рады

геополитические тенденции


Западные аналитики пророчат рост влияния России

газовые месторождения


Российский фрегат преградил путь украинскому пограничному кораблю

их нравы


Приемная одесского депутата разгромлена из-за советских песен

«направление неперспективно»


«Турецкий поток» заставил Нафтогаз отказаться от реконструкции ряда объектов

«отклонились от траектории»


Ракетные стрельбы на Украине оказались не совсем удачными

«Программа скоро начнется»


Канал правительственных трансляций США показал часть послания Путина

на ваш взгляд


Байкер Хирург обратился к Путину с предложением изменить герб России. Как вы оцениваете эту инициативу?

«Они такие же русские»


Денис Селезнев: Жителям России пора избавляться от иллюзий братства с советскими украинцами

Российская нация


Андрей Бабицкий: Вместо «золотого века» чеченцев ожидали мрак и хаос

«Идеология здорового человека»


Антон Крылов: Памятники Колчаку и Ленину вполне могут стоять на одной площади

фоторепортаж


Украинская политика продолжает пополняться юными девушками

Россия через Восток одолеет Запад

Одной энергетикой сотрудничество России и Китая не исчерпывается   5 сентября 2015, 11:30
Фото: Григорий Сысоев/ТАСС
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Разворот России на Восток в последние дни был продемонстрирован двумя символическими действиями – присутствием Владимира Путина на параде в Пекине и его выступлением на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Россия ставит для себя приоритетом развитие Дальнего Востока и его интеграцию в Тихоокеанский регион – ключевое место XXI века.

Поездки в Пекин и Владивосток совпали не случайно – о праздновании 70-летия Победы в Китае было известно давно, а через несколько дней после того, как в мае на московских торжествах Путин окончательно подтвердил Си Цзиньпину свое присутствие на параде, был подписан и президентский указ об учреждении Восточного экономического форума. Его проведение во Владивостоке будет ежегодным – но первый готовили, естественно, с особым вниманием. Тем более что статус президентского есть еще только у одного экономического форума в стране – Санкт-Петербургского. Путин прилетел во Владивосток из Пекина, что само по себе было символично.

«Все понимают, что Дальний Восток – это один из последних на Земле клондайков»

Лидер нашей страны не поднимался на трибуну на площади Тяньаньмэнь с 1959 года – когда в Китае проходил 11-й военный парад. Сейчас, на 15-м параде, руководитель России снова стоял рядом с председателем КНР – что демонстрировало для всего мира новую версию альянса двух стран.

Если геополитическое сотрудничество России и Китая проявляется в самых разных аспектах – от дипломатического до военного, от мировых финансов до безопасности – то экономическое сотрудничество, хотя и является его частью, имеет и самодостаточное значение. Когда говорят о кооперации с Китаем, основной упор делают на поставки нашего сырья – газа и нефти – или оружия в Поднебесную. Но ключевым фактором нашего взаимодействия на самом деле является наше соседство – а граничим мы как раз на Дальнем Востоке.

Из четырех тысяч километров русско-китайской границы три четверти приходится на субъекты Дальневосточного федерального округа. То есть сближение с Китаем не просто не может обойти стороной наш Дальний Восток – оно должно опираться на него.

Выгода здесь взаимная – разговоры о продаже русской земли китайцам (а также корейцам, японцам) и о том, что мы потеряем Дальний Восток, следует отнести к страшилкам, которые имеют под собой чисто пропагандистское обоснование: сорвать сотрудничество с нашими азиатскими соседями. Потерять Дальний Восток мы можем только в одном случае – если у нас в стране будет слабая или продажная власть, которая не будет контролировать миграционные процессы и позволит иностранному бизнесу безраздельно хозяйничать на нашей территории. Но если мы говорим о стратегически мыслящей власти, то она в любом случае будет развивать Дальний Восток вместе с соседями – естественно, охраняя при этом государственный и народный интерес.

Необходимость развития Дальнего Востока осознавалась в России все полтора века, что прошли с момента завершения процесса присоединения этого региона к нашей стране. С тех пор было два больших захода к Тихоокеанскому региону, первый – на рубеже 19–20-го веков, второй – в советские годы, особенно в период 40–70-х годов. Но в те годы Дальний Восток развивался исключительно как продолжение России, европейской и сибирской – создавалась инфраструктура, связывающая его с центральной частью страны, строился БАМ, военные заводы, разрабатывались полезные ископаемые.

Москва всегда понимала огромное военно-стратегическое значение региона – но раньше как сами связи СССР с мировой экономикой, так и развитие Тихоокеанского региона не были столь масштабными, как сейчас. Сегодня же Тихоокеанский регион стал не только самым быстрорастущим в мире, но и самым большим по объему экономики. Даже если не брать занимающие его восточную часть США, Канаду и Мексику, на западе Тихого океана расположены экономически мощнейшие страны – и только непосредственно у наших границ это Китай, Япония и Южная Корея.

Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушко на днях напомнил, что ВВП Дальневосточного федерального округа меньше 100 миллиардов долларов, в то время как у Китая – 18, у Японии – 5, а у Южной Кореи – 1,5 триллиона. И добавил: их импорт должен стать нашим экспортом. Понятно, что развитие региона необходимо нам самим, и нужно исходить в первую очередь из собственных представлений и возможностей – но глупо не использовать те гигантские ресурсы, в первую очередь финансовые и торговые, которые расположены у наших границ.

А вкладываться в развитие региона Россия в любом случае будет – об этом тот же Путин постоянно говорил в последние годы. И, выступая во Владивостоке, он перечислил некоторые важнейшие проекты, назвав их общенациональными, а то и глобальными:

«Это пуск нефтяной магистрали «Восточная Сибирь – Тихий океан»;

открытие во Владивостоке федерального университета, который уже стал важным научно-образовательным центром в АТР.

Это строительство газопровода «Сила Сибири»;

заканчивающееся строительство космодрома Восточный;

модернизация БАМа, Транссиба, освоение шельфа Сахалина, Магадана, Камчатки;

реализация проекта Восточного нефтехимического комплекса;

создание современного кластера судостроения и производства морской техники для освоения шельфа;

разработка предприятий по добыче железной руды, золота, другого минерального сырья; успешные проекты в сфере сельского хозяйства».

Это не просто крупные проекты – это часть общего подхода к региону России, который в принципе может стать локомотивом роста всей страны. Для этого необходимо создать там привлекательные условия жизни для людей – не просто остановить отток населения, а сделать так, чтобы вместо нынешних шести миллионов там в обозримом будущем жили 10, а потом и 20 миллионов человек. Конечно, для этого нужно создавать там нормальную, современную инфраструктуру, обновлять существующие города, реанимировать старые и создавать новые производства, переселять людей с Запада России (для чего со следующего года запускается программа по бесплатному выделению гектара земли для желающих заниматься сельским хозяйством).

Но что мешало развивать регион и интегрировать его с экономикой соседних государств раньше? Целый ряд факторов – начиная с общей западнической ориентации нашей элиты и медлительности и коррумпированности чиновничества до общей неразвитости инфраструктуры и нехватки квалифицированных и честных кадров.

В итоге в 90-е годы регион вообще превратился в поле для контрабанды для соседей – от леса в Китай до рыбы в Корею. Но и потом, после наведения хотя бы относительного порядка на таможне, большие деньги в регион долго не шли – развивались лишь отдельные инфраструктурные проекты и осваивались разовые внешние инвестиции. Все стало меняться в последние годы – начались крупные нефтяные и газовые магистрали, стал строиться космодром, появился госуниверситет и стали приступаться к судостроению. А конфликт с Западом ускорил разворот на Восток – уже не только геополитический, но и экономический.

В Китае, Японии и Южной Корее можно найти не только финансовые ресурсы и новые рынки, но и инвестиции в конкретные проекты. А недоразвитый Дальний Восток – подходящее место для привлечения иностранных денег, поэтому там и решено было сделать первые ТОР – территории опережающего развития, которые должны стать настоящими свободными экономическими зонами, в отличие от их предшественников, не привлекавших реальные инвестиции (а порой лишь способствовавших уходу от налогов). Для этого создается и свободный порт Владивосток – чтобы замкнуть на себя часть экспортно-импортных операций того же Китая, для северо-восточных провинций которого наш порт гораздо удобнее, чем собственно китайские.

И сам Китай начинал подниматься треть века назад с тихоокеанских денег – их вкладывали сначала гонконгские или сингапурские китайцы, потом пришли японцы и европейцы. В наше Приморье, как и в Дальний Восток в целом, будут инвестировать не только из КНР или Южной Кореи. На том же ВЭФ речь шла, например, о четверти миллиарда долларов, который хочет вложить в строительство сахарного завода в Хабаровском крае компания из Таиланда. Крупнейшие делегации, конечно же, были из Китая, Японии и Кореи – но было много и сингапурцев, и малайзийцев (а всего было представлено 26 стран). Да и европейский бизнес – от Total до Royal Dutch Shell – без всяких разговоров о санкциях приехал посмотреть и поговорить.

Понятно, что американское давление учитывают все компании в мире – – но точно так же все понимают, что Дальний Восток – это один из последних на Земле клондайков. Не в смысле имеющихся в его недрах запасов (хотя это и так), а по потенциалу роста. Он настолько велик, что те, кто подключится к его обеспечению на первой стадии, обеспечат себе привилегированное положение и огромные доходы.

Главное, что сдерживает тех же японцев, – политическое противостояние США и России, как открыто признавали во Владивостоке руководители японских корпораций. Но при этом японцы видят, что Китай не сдерживает ничего – и одно это способно перевесить сомнение жителей островов. Заинтересованность которых в участии в инвестициях в Дальний Восток в реальности, конечно, превосходит и геополитическую зависимость от США, и призрачную надежду на возвращение Курильских островов. И понятно, что чем больше китайцы будут вкладывать в российский Дальний Восток, тем больше будет желание японцев не отстать от конкурентов.

Тем более что завидовать японцы будут не только китайцам – есть еще и южные корейцы. С которыми, к тому же, в случае если России наконец-то удастся убедить их северокорейских соседей, вообще можно будет связать Приморье напрямую, через территорию КНДР. Что будет иметь не только важнейшее экономическое, но и заметное геополитическое значение.

Развитие Дальнего Востока для России важно само по себе – это наш огромный резерв для роста. Но если для его преображения нам еще и удастся привлечь большие внешние инвестиции, завязать на совместные проекты соседей – это позволит не только быстрее нарастить мощь страны, но и поможет в нашем геополитическом противостоянии с Западом. Который, впрочем, глядя из Владивостока вовсе не и запад – а просто другой берег Тихого океана, очень далеко на востоке.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............